ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КОЛОНИЗАЦИИ АРКТИЧЕСКО-СИБИРСКИХ ТЕРРИТОРИЙ

 

Я знаю мир: в нем вор сидит на воре,
Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом,
Бесчестный- честного стыдит,
А капля счастья тонет в море горя...
Омар Хайям

 

Причины русской агрессии в регионе, просты, понятны и споров не вызывают. 

Нескончаемая череда войн Василия III и Ивана Грозного, в которые поголовно вовлекалось население страны, породила общенациональную психологию «территориального голода и законности права сильного».

«Смутное время» окончательно подорвало экономику и корневые устои стабильности общества.
К концу 16-го, началу 17-го века, у русских, кроме «извечного дефицита казны», в избытке было лишь самое современное оружие и военные технологии. 
А так же, критическая масса изгоев, людей привыкших к ратному труду, но неустроенных и отторгаемых обществом.
Обездоленных, ничего не имеющих на родине, а потому мобильных, озлобленных и беспринципных. 
Зато обладающих опытом самоорганизации в крупные, профессиональные военные отряды. 
Успешно практикующие работу «по найму» для всех, кто имел возможность оплачивать их услуги. 

Размеры подобных отрядов шокируют, от нескольких десятков и сотен, наподобие атамана Хлопко, до атамана Ивана Заруцкого, Ивана Болотникова и других, размером в 30-40 тысяч бойцов.

Московское государство всегда умудрялось вгонять себя в состояние хаоса и перманентных распрей, с «воцарением» же Романовых, появились новые веяния… 
Абсолютное бесправие народа, чрезвычайный фискальный гнет, церковный раскол 1654 г с последующими религиозными гонениями и превращение в крепостных рабов собственных сограждан. 
Таким образом, у властей по сути не существовало иного выбора..., кроме как перенаправить энергию пассионарной вольницы во вне. 
С тем, чтобы её разрушительная сила не обратилась внутрь государства. 
Сибирь стала «предохранительным клапаном» …, призванным стравливать давление от не выдерживающей никакой критики, политики внутренней. 
…Одновременно принося баснословную прибыль «мягкой рухлядью», изобилие которой и стало причиной проблем сибирских народов…. 


Казакующая, маргинальная масса хлынула за Урал, сохраняя в неизменности свои характерные черты, далекие от любого понимания нравственности и этики. 
Академик М. К. Любавский много лет изучавший процессы колонизации Сибири, отмечал: 
- «Казацкие экспедиции в Восточную Сибирь предпринимались в сущности для грабежа, как и экспедиции казаков на Волгу, на Каспийское море, на Азовское и Черное, с той только разницей, что в Сибири им покровительствовало государство… 
Шли по мотивам реального свойства, возникавшим на почве действительности, увлекаемые жаждой добытка… 
Занятие сибирской территории…  носило характер военной оккупации…» 
Покорителей Приамурья, А. Миддендорф характеризует следующим образом: 
- «Бродяги всех сортов, искатели приключений, беглые враждующие друг с другом бунтовщики, с прибавкою ничтожного числа природных казаков». 

Все это не было исключением из правил....

Тот же Албазинский острог, возрожденный в 1665 г. беглым казаком Н. Черниговским, долгое время в Москве иначе как «воровским» не называли.

Отряды «сибирских первопроходцев», действительно представляли собой ватаги бродяг, беглых преступников и авантюристов, живших разбоем и вымогательством. 
Однако, получавших за это, при соблюдении некоторых условий, натурально-денежное содержание от русского государства. 
Выступающего в роли координатора-заказчика, воплощавшего симбиотический союз «воров и законников» … 
Вместе с тем, следует указать, что среди иных, заинтересованных лиц, присутствовали купеческие коалиции и порубежная с Уралом, российская феодальная знать. 
К которой в первую очередь, не смотря на «простоту происхождения», следует отнести крупнейших торговцев-промышленников Строгоновых. 

На начальном этапе, завоевание происходили якобы бесконтрольно со стороны русского государства, частными военными экспедициями.

Государство позволяло тактическое своеволие «первопроходцам» в их «шалостях» и «премногом усердии» … 
Тем не менее, контролируя деятельность стратегическую, пыталось исключить любой несанкционированный поход, конфликт или «сношения», со стороны казачьих отрядов. 
Недвусмысленно давая тем поручения, наставления и полномочия, о чем свидетельствует сохранившаяся переписка. 
В случае, если результаты деятельности упомянутых отрядов удовлетворяли царских наместников, их официально принимали на «государеву службу». 
В большинстве своем, снаряжались подобные отряды на заемные «под пушнину» деньги или на личные средства самих «вольных отрядов», что предполагало необходимость самоокупаемости.
Поскольку четкая территориальная юрисдикция отсутствовала, они дублировали друг друга, собирая ясак по нескольку раз у одних и тех же «инородцев». 

Таким образом, изначальная ясачная политика, в условиях поголовного мздоимства и бесконтрольности, неизбежно провоцировала чудовищные грабежи местного населения.

А так же полнейшее разорение, тех аборигенов, кто все же рискнул довериться русскому государству. 


«Самостоятельные» казачьи дружины «самовольно» открывали «новые землицы» и «обживали» их, построив несколько острогов. 
Что будто бы позволяло говорить о существующих здесь русских поселениях и соответственном праве на них русского государства. 
Затем объявлялось, что земли и весь народ их населяющий…, внезапно… «решил пойти под руку государеву» …. 
После чего, следовала организация церковных и обеспечивающих сбор ясака, административных структур, русские переселенцы и служащие. 
Ввод дополнительных, регулярных государственных воинских контингентов «защищающих» вышеуказанное. 
Односторонняя денонсация заключенных с аборигенным населением договоров, отказ от признания их суверенитета и прав собственности на территорию проживания. 
И наконец, принудительная ликвидация самоуправления с полным подчинением коренного населения «центральной власти». 


В целом, присутствует две, основные, точки зрения на проблему «восточной экспансии». 
Первая заключена в позиции государства, предлагающего нам помпезно оформленный, академический набор «чистых» постулатов о …: 
- «изначальном совпадении государственной пользы России в Сибири с интересами её коренного населения», 
- «обоюдной инициации процесса освоения Сибири и востребованности местным населением, культуртрегерской миссии русского народа…» ..., 
- «принесенном Россией религии и порядке, туда где ранее правил хаос идолопоклонства и междоусобные распри, всех со всеми» ..., 
- «присоединении Сибири, путем постепенного осознания местными народами выгод от вхождения в империю», 
- «законном и по большей части, ненасильственно-добровольном присоединении Сибири и Дальнего Востока к России», 
- «принятие в империю на правах первооткрытия, преимущественно земель ненаселенных, не знающих, не только культуры и просвещения, но и самого присутствия человеческого…», 
- «кочующих на бескрайних просторах, разобщенных, первобытных общинах, не достигших уровня государственности», 
- «отсутствии на территории Арктическо-Сибирского региона полноценных государств», 
- «процессах культурно-этнической ассимиляции, естественно приведших к безболезненном отказу сибирских племен от прежней, изжившей себя государственности». 

Если слепо довериться версии официальной, … все покажется на удивление правильным и необратимым. 
Коренные народы Сибири и Арктики, как имевшие, так и не имевшие государственность, вошли в Россию легитимно-сознательно. 
Добровольно, делегировав ей прежние права, взамен получив имперское гражданство и унифицированное право. 
С «того момента», данные народы, как историко-этническая общность, уже не являются политическим источником права и власти. 
Они более не могут иметь государственности или суверенного права собственности на земли традиционного обитания. 
Которые в свою очередь, включая природные ресурсы, находятся под государственной юрисдикцией России. 
Таким образом, что любая действующая в ней власть, правомочна распоряжаться оными, по своему усмотрению…. 
Принимая при этом на себя лишь труд, «законодательно верного» оформления «определенных нарушений» основополагающих прав коренных народов. 

В свою очередь, аборигены, почивают на плодах воссоединения с Россией, наслаждаясь мгновеньями обретенного благополучия. 
Они идентифицируют себя неотъемлемой частью, нового национально-государственного сообщества. 
В своем умиротворении и благодарности, даже не помышляя о восстановлении «in statu quo res erant ante bellum»… 
Претензии сторон друг к другу отсутствуют и перспектива их возникновения исключается. 
Все…, свершилось… «им не о чем больше жалеть, им не зачем дальше мечтать…» … 
Единственное, что огорчает…, … сама реальность…, с данной феерией позитивизма, увы…, ничего общего не имеющая… 
Однако, именно эта версия, без изменений и каких-либо доказательств, почти триста лет, активно пропагандируется властями, единственно верной. 

Вторая точка зрения, являясь антагонистом государственной, возникла на основе её очевидного противоречия имеющейся фактологии. 
Даже поверхностно-индифферентный взгляд человека случайного, обнаруживает здесь множество «неудобных» вопросов, на которые не принято отвечать…
…Кто оказался в выигрыше от результатов «присоединения Сибири» и кто пострадал… 
Чем явилась Россия для аборигенов Сибири, Арктики и Дальнего Востока…, спасением или гибелью… 
Она откровенный вор и насильник… или благодетель…, попечитель мирской и духовный… 
Агрессор…, растлитель нравственный …или «пастырь народов диких, коих к жизни просвещенной водит». 
Почему русская историография говоря о регионе, отрицает очевидное: … 
- право народов, сотни лет суверенно живущих на принадлежащей им территории и имеющих все признаки государственности того периода, считаться в международных отношениях, государством, 
- отсутствие незаселенных, не открытых или не известных «просвященному миру» земель, 
- существование десятков, многовековых сложившихся государств и их союзов, признаваемых соседями и ранее, самим государством московским, 
- развитую культуру и утвердившееся доминирование мировых религий, 
- отсутствие у русского государства, любых прав на земли данных государств и народов, 
- противоправность, в соответствии с принятыми международными канонами «цивилизованных» государств, аннексии территории захваченных государств и полное лишение их суверенитета, 
- право аборигенных народов на самоопределение, собственную государственность и выход из русской империи …. 

Была и есть ли альтернатива «вхождению в состав России» … 
Справедливо и законно ли в принципе то, что произошло и совершается…. 
А может … «veritas in medio est…» … 
Казалось бы, сложнейшая, чисто этическая дилемма выбора… 
Вот только, при ближайшем рассмотрении, всегда обнаруживается, что корень проблемы упирается в набивший оскомину вопрос… 
…Получение материальной выгоды с минимальными риска-затратами… 
Никаких «высоких материй», патриотов-романтиков или геополитических хитросплетений…, лишь буйство невежества и хаос низменных пороков. 
Беспредельная алчность и безнаказанность, доминирующих в российском государстве силовых групп, истерично вожделеющих чужой собственности. 
Собственности, до середины 17-го, конца 18-го века находящейся под монопольной юрисдикцией коренных народов живущих «за Уральским Хребтом» …. 

Идеализированные, ментальностью традиций и религии, миролюбие, открытость, терпимость и радушие, присущее народам Севера, сделали их слишком доступной добычей. 
Уникально беззащитной, в сравнении, с тем, что ждало русских «пионеров» с их попытками «мирного заселения» и «приведения» чужих земель на негостеприимном Западе и Юге… 
Что можно было отнять у аборигенных народов… 
До конца 17-го века, в основном, это пушнина и «рыбий зуб», затем, по нарастающей, полезные ископаемые, скот и рабская рабочая сила. 
С начала-середины 17-го века, развивается ползучий, насильственный захват земель коренных народов, когда части их территорий, от имени российского государства, аннексируются, в собственность другим лицам. 
Арктика и Сибирь становятся местом для поселения неугодных, безземельных и беглых людей. 
Используются под беспошлинные транспортные магистрали, как плацдарм дальнейшей северо-восточной экспансии. 
В начале-середине XVIII в., в результате варварской добычи соболя происходит резкое падение пушного промысла по всей Сибири. 
И русское правительство…, назначает ясак деньгами, которые аборигенное население физически не способно выплачивать…
Как пример, в бассейне Уды в конце ХIХ в. эвенки Бытальского рода, не считая побочных выплат и налогов, только в виде ясака отдавали 1,83 руб. с плательщика, а эвенки Лалагирского рода – 3,93 руб. 
И это при том, что пуд ржи (16 кг.) стоил 8 копеек, курица - 1-2 копейки, корова - 80 коп, мерин - 1 рубль …. 
Окладному обложению ясаком подлежали все мужчины в возрасте от 15 до 60 лет, а выплата за умершего, больного или сбежавшего члена рода, ложилась на оставшихся его членов. 
Однако, кроме ясачного обложения, аборигены несли натуральные повинности: содержание школ, административных учреждений, ремонт общественных зданий и т.п. 
Наиболее тягостной была подводная повинность (перевозка казенных грузов и чиновников). 
В денежном пересчете она в несколько раз превосходила годовое ясачное обложение. 
Обязательными были и т.н. называемые «поминки» – подарки царю, воеводе и дьяку… 
В результате, местные народы отдавали все свое имущество за долги, а семьи в рабство или были обречены бежать от русских властей. 
Описаны множественные случаи, когда заложники-аманаты, кончали жизнь самоубийством, с тем что бы их рода могли не выплачивать эти непомерные средства. 
За что…, чем обязаны были русским коренные жители… и как могли существа сотворившие подобное с целыми странами, …называться людьми…. 
А после этого…, гордиться своей воровской историей и…масштабами чужих, похищенных земель. 

Что касается знаменитого наставления об отношении к туземным инородцам «ласкою и приветом» ... 
Чье «плавающее» авторство приписывается то некоему царю, то неизвестному постановлению сената или русской политике вообще…. 
Эта основа всех ссылок официальных историографов, защищающих версию «доминирования русского миролюбия в процессе присоединения Сибири», есть не что иное, как ложь обыкновенная... 
Досужий вымысел конца 19-го века, литературный фантом, созданный их «собратом по перу», С. М. Соловьевым... 
Именно он, в своем труде «История России с древнейших времен», впервые, не на чем не основываясь документально, приписывает эти намерения царю Михаилу Романову. 
«Чье правительство беспрестанно твердило воеводам, чтоб они обращались кротко с покорившимися туземцами: «Служилым людям приказывать накрепко, чтоб они, ходя за ясаком, ясачным людям напрасных обид и налогов отнюдь никому не чинили, сбирали бы с них государев ясак ласкою и приветом, а не жесточью и не правежом, чтоб с них сбирать государев ясак с прибылью, брать с них ясак сколько будет можно» … 
Увы, но иных свидетельств данному факту, кроме голословных предположений Сергея Михайловича, мы не находим. 

Поскольку около полувека сибирские аборигены являли собой основной, а главное, дармовой источник благосостояния всего русского государства, существование чего-то подобного в виде эпизода, вполне допустимо, но не более. 
Статут «крицы несущей золотые яйца» за ними никогда не признавался. 
Отношение государства к инородцам, балансировало на грани между двумя «надо» … 
Необходимостью принуждения к выплатам ясака и сохранения достаточного числа местных жителей дееспособными для данного акта. 
Однако этим, патернализм и принципы «европейского просветительского гуманизма» четко ограничивались. 
Сталкиваясь со стойким непониманием и повсеместным нежеланием аборигенов платить пришлым людям, только за то что те лучше вооружены и готовы убивать хозяев... 
Вместе с поощряемым правительством ростом русских поселенцев произошло резкое увеличение числа новых, контролируемых налогоплательщиков. 
А соответственно, нужда в более затратном сохранении коренных жителей как плательщиков, стала пропорционально снижаться, почти исчезнув уже к концу 17-го, началу 18-го века. 
Окончательно процесс замещения завершается ориентировочно в 1760 году, с началом государственного рекрутского переселения крепостных крестьян в Сибирь. 
После чего, необходимость в аборигенных народах, как таковых, для российской империи отпадает. 
Они превращаются во второстепенных, малозначительных ясачных плательщиков, плохо адаптируемых и менее применимых для иных имперских задач. 
Становясь лишними на собственной земле. 

Мессианское «право сильного», ненасытность и беспринципность, вот подлинные идеологические движители русской экспансии в Арктике, Сибири и Америке. 
Но, даже среди бандитов, не принято, так запросто, …прийти, отобрать, уничтожить… 
Следует соблюсти некие приличия…, обосновать личное злодеяние… 
Чем более не прикрытый грабеж вы совершаете, тем благовидней вынуждены искать для него предлог и достоверней оправдание… 
Спасение гибнущих, защита беззащитных, лечение больных, окормление голодающих, просвещение вожделеющих и т.д…. 
Поощрение добра и порицание порока… 
Отбирая хлеб земной, вы просто обязаны обещать пищу духовную, убивая, предлагать взамен жизнь вечную, насилуя, гарантировать защиту от гипотетических негодяев. 
Придайте флер мощи и правосудия, кровавым преступлениям, признаки высшей справедливости, откровенному беззаконию…
История спишет все, ну, а если не сможет, …помогут специально нанятые парни. 
Академики-ассенизаторы, кои красиво и достоверно подчистят, подклеят, заново напишут. 
Уберут следы крови и детских слез, с великодержавного нимба, принудив оный правильно светиться над вашим натруженным челом. 
Вполне можно понять их мотивацию, вот только следует ли прощать…… 

Хронологически, особую жестокость, методы «освоения» Сибири, Арктики и Дальнего Востока, приобретают именно с петровских времен. 
Крещение не рассматривалось частным, добровольным актом, совершаемым по "вере Духа или стремлению ума"…. 
В 1706 г. Петром I издается указ о массовым крещением северного населения «от мала до велика». 
А в 1710 г. он направляет сибирскому митрополиту Филофею (Лещинскому) новую грамоту, коей власти российские и руководствовалась до середины 19-го века:…. 
- «Ехать вниз по великой реке Оби до Березова и далей, и где найдут по юртам остяцким их прелестные мнимые боги шайтаны, тех огнем палить и рубить и капища их разорить» 
- «на их месте часовни строить и святые иконы поставляти, и их остяков приводить ко крещению». 
- «если кто остяки учинят противность сему нашему великого государя указу, и тем будет казнь смертная». 
Содомиту, откровенному садисту и сыноубийце, Петру I, самодержцу российскому, самопровозглашенному главе Православной Церкви, мало было превратить людей в рабов… 
Он желал их души…. 

В 1712-1714 годах, «миссионерские» отряды, с большими отрядами солдат и казаков, совершали «карательно-просвятильные» рейды по землям Югорским, силою «меча», убеждая местных Князей принять Православие. 
1715 г., «воины со священниками» побывали на реке Конде, где заставили креститься местного старейшину Нахрача Евплаева с соплеменниками... 
В 1716—1718 гг. были предприняты крупномасштабные экспедиции к сургутским остякам, а так же в Нарымский и Кетский уезды, Мангазею и в Восточную Сибирь; а в 1719 г. в районы Томска, Енисейска, Туруханска и Иркутска. 
И т.д. 
Кроме крещения миссионеры одновременно уничтожали то, что сами называли «капищами, идолами и «шайтанами». 
На деле, являвшимися местами родового поклонения памяти Предков и культовыми атрибутами ведущих мировых религий Тенгрианства, Буддизма, Несторианства, Манихейства, Зороастризма и Даосизма. 

Положение Мусульман в Сибири было не менее тяжелым, чем представителей местных традиционных и не авраамических религий:

- Сносились Мечети (Указ Сената от 23.08.1756 г.),

- запрещалось обращение в мусульманскую веру (Указ 1649 г., 1728 г., 1754 г.),

- требованием почитания христианства (Ст.1117 от 05.04.1685 г.),

- закреплением земли за православными (Ст. 1179 от 17.03.1686 г.),

- государевыми распоряжениями инициировалось создание “чистых” деревень по конфессиональному признаку (Указы 1740, 1743, 1756 гг.).

Стрит ли говорить о «Новых Землях», когда и на ранее захваченных, борьба за унифицирующее духовное закабаление не останавливалась плоть до конца 19-го века.

Так Тверь Великая, страна на протяжении более 5 веков поголовно проповедующая Ислам, благодаря вышеозначенным усилиям властей, с 17 века по 18-й была Христианизирована более чем на две трети, а к переписи 1897 г. число Мусульман уменьшилось еще на половину.

Зачем, из каких «возвышенных» побуждений «русские» пытались окрестить народы… 
В указе Сибирского приказа от 14 сентября 1731 г. говорилось: «Когда оной народ бога истинного познает, то и мерзкое свое житие переменит и будут жить домами, тогда доходнее государству быть может»…

Миссионеры для увеличения числа паствы нередко использовали весьма недостойные методы: расторгали традиционные браки без возвращения калыма, освобождали от наказаний за преступления, совершенные до крещения. 
Крещение поощрялось различными подарками, ради чего люди крестились по нескольку раз. 
Многие священники спаивали аборигенное население, используя для скорейшей христианизации водку. 
Подобная практика видимо получила широчайшее распространение. 
Настолько, что Иркутской духовной консистории и Якутскому духовному правлению в 1790 г. пришлось указать священникам, чтоб «о время выездов в улусы иноверцам ни под каким видом отнюдь с собою горячего вина не вывозили». 
Затем, когда крещение совершалось, уже туземцам предлагали платить по счетам… 
Строительство и содержание Церквей, пожертвования, оплата ритуалов, приглашение священников и т.д. 
Даже в конце «просвященного» 18-го века, приезд священника для аборигенов нередко становился бедствием: 
- «Так, князьцы Жиганского комиссарства Текес Офонин и Тикистен Лучеканов в 1772 г. подали жалобу на священника Андрея Иоакинова, который за приезд из Якутска потребовал 100 руб. и 3 песца с каждого новокрещеного. 
Это привело в “немалое разорение и безвозвратный убыток” аборигенов. 
Родовичи объявили, что услуги православных священников им обходятся в несколько раз больше, чем содержание шаманов». 

И т.д. и т.п. 

«Взаимоотношения»…. 
Коренные народы натравливали друг на друга, с тем, чтобы можно было безнаказанно грабить обе стороны… 
Якутские воеводы в 1638 г. доносили царю, что между тунгусами коих "служилые и гулящие люди подбивают": - «бои чинятся… великие, и если только меж ими по указу великого государя уйму не будет… в ясачном сборе учинится поруха и недобор великой».

Алтай, Лена, Обь, Камчатка..., везде лозунг "Divide et impera"...., становиться основой государственной политики.  

 

Среди множества однотипных свидетельств, Георг Вильгельм Стеллер, врач, геолог, ботаник, в 1739 году присоединившийся к «академическому отряду» «Великой северной экспедиции»:

- «русским любые раздоры между туземцами с самого начала оказались чрезвычайно выгодными: они охотно поддерживали поэтому одну партию против другой и, внушая всем большой страх, разоряли тех и других»

На основе собственных наблюдений и свидетельств очевидцев давая в своем «Описании земли Камчатки» обобщенную сводку русских злоупотреблений, он сообщает (цитата):... 

- «Между тем мирные отношения между казаками и ительменами продолжались только до той поры, когда была завершена постройка острога. 
После этого пришельцы направились к ближайшим острогам и стали там грабить и насильно похищать все, что им ни понравилось. 
У мужей они отнимали жен и детей, а сыновей брали себе в услужение; равным образом забирали они нарты и собак для своей личной надобности и похищали соболей, лисиц и запасы из балаганов…. 
После этого казаки обложили ясаком поголовно все мужское население, в том числе и малолетних детей. 
При взятии ясака они вместо положенного одного соболя взимали четыре, подчас даже 8–10. 
После сбора ясака казаки одаривали плательщиков «подарками», но не просто так. 
За него они требовали пушнину по произвольной оценке. 
Если пушнины не было, подарок назад не принимался, а «взамен его у туземцев отнимали и превращали в рабов и рабынь, их жен и детей». 
Одновременно со сбором ясака казаки по указанию приказчиков, разъезжая по острожкам, собирали с ительменов пищевые запасы (вяленую рыбу, сладкую траву, кипрей, тюлений жир, ягоды, кедровые орехи), тюленьи и медвежьи шкуры. 
Все это «туземцы» сами должны были доставлять в русские остроги, иногда за 400–500 верст. 
После окончания ясачного сбора, «приказчика сменяли казаки и забирали все, что еще оставалось после него». 
- «Когда казаки увидели, что этот народ все же многочисленен и что им в конце концов невозможно будет ни справиться с ним, ни прочно осесть среди него, они стали, сильнейшим образом обижая туземцев, подавать последним повод к началу неприязненных действий. 
А затем начали убивать всех попадавшихся им под руку стариков и взрослых мужчин, а жен и детей их обращать в рабство; имуществом же их они овладевали как добычей. 
Таким образом, они в течение 40 лет низвели численность туземцев до одной двенадцатой или пятнадцатой части первоначального их количества». 
- «У каждого казака было по меньшей мере 15–20 рабов, а у некоторых даже от 50 до 60. 
Этих рабов они проигрывали в кабаке в карты, и случалось, что рабыня в течение одного вечера переходила к трем или четырем хозяевам, причем каждый, кто выигрывал, ее насиловал. 
Таких рабынь казаки выменивали также на собак». 
- «А так как, кроме того, туземцы сами враждавали между собою, то казаки, воспользовавшись этим обстоятельством, стали оказывать одной партии поддержку против другой и, наконец, ослабив их еще больше, окончательно покорили их». 

Ему вторит С. П. Крашенинников: 
- «Из острожков покоренных силою брали они довольное число в полон женского полу и малолетных, которых разделяя по себе владели ими как холопами» 
- «Походы служивым не бескорыстны бывали, ибо они, побив мужиков, жен их и детей брали к себе в холопство, отчего до розыску бывшаго 1734 и 1735 году у каждого служивого человека по 10, а у богатых человек и по 40 холопей, по их ясырей было, им покупать и продавать и пропивать и в карты проигрывать их вольно было» 
- «Тогдашние их междуусобия немало способствовали казакам к покорению всего народа; ибо когда они в виду одного острожка приступали к другому, то не должно было казакам опасаться, чтоб осажденные получили помочь; напротив того, соседи радовались их погибели, или смотрели с удовольствием, как казаки на приступах действуют, а после и сами были побеждаемы». 

«Герой-Землепроходец» Ерофей Хабаров… 
Почти все, что приписывается ему на Амуре (строительство острогов и поселений, начало хлебопашества и т.п.), не соответствует действительности. 
Хотя бы потому, что по свидетельству тех же казаков Пояркова от 40-х годах XVII в., Эвенки, жившие в бассейне Зеи и далее, …уже представляли собой многочисленные «пашенно-скотные» роды. 
Зато не подлежит сомнению исключительная жестокость, которую Хабаров проявлял по отношению к местному населению… 
Вот его собственные признания: 
- «Велел я Ерофейко волному охочему казаку Петруньке Оксенову… тот Толгин город зажетчи весь»; 
- «Плыли семь дней от Шингалу (Сунгари) дючерами, все улусы большие юрт по семидесят и осьмидесят, и тут все живут дючеры и мы их в пень рубили, а жен их и детей имали и скот». 
То, что сегодня называют насильственным переселением со стороны Китая, коренного населения из Приамурья в Маньчжурию, таковым отнюдь не являлось…. 
Многие дауры, эвенки и другие народы, доведенные казаками до отчаяния, не просто добровольно уходили, но бежали в Маньчжурию, предварительно испросив на то разрешение у маньчжурских властей… 
150 лет спустя. А.Миддендорф во время путешествия по Приамурью в 40-х годах XIX в. задавал себе вопрос, озвучивания которого до сих пор боится власть: 
- «Не пошли бы дела совершенно иначе, если бы казаки не вздумали… возбуждать против себя туземное население посредством терроризма?» .

Г.Г. Скорняков-Писарев.

Его записка, подписанная обер-секретарем Сената И.К. Кириловым, князем Ю. Трубецким, графом М. Головиным и др., включена в доклад Сената от 11 марта 1733 г. императрице Анне Ивановне: 

- «В якутские де остроги и зимовья посылаются ежегодно ясашные сборщики, в каждый острог, и зимовье, и волость (которых есть 19) комиссар, писчик, толмач, целовальник, да казаков от 6 до 30 человек, а такое де многолюдство воеводы посылают для своих пожитков, ибо со всякого человека берут немалыя взятки...».

- «Сборщики так ясашных людей разорили и перевели, что уже мало и остается, и оставших ныне разоряют». 

- «..И так разоряют, что по отъезде сборщиков ничего у ясашных людей не остается. Дело не ограничивалось этим. У многих якутов комиссары «побрали жен и детей, и так уже набрали много, что в Якутске мало таких казаков есть, у кого бы ясашных людей в холопах не было; и к тому ж многое число продают разного чина людям, которые развозят по иным городам». 

 

«Всеподданнейшее предложение и известие, касающееся до якутов, тунгусов и других в Северной Сибири отдаленных Российской империи покорившихся ясашных народов и особливо о великих отягощениях» Генриха Фика.

На основе многолетних наблюдений автор рассказывает о притеснениях и грабительстве ясачных сборщиков по отношению к якутам и тунгусам.

В каждом из 20 пунктов «записки» имеются сведения о злоупотреблениях и насилиях сборщиков ясака:

- «Повсягодно один новой комисар или зборщик с одним писарем, 1 толмачем, 1 целовальником и от 4 до 8 человек служивыми в каждый острог или дистрикт посылается». При этом комиссары допускали вопиющие злоупотребления. Они брали с якутов и тунгусов бэлэх. Размер комиссарского бэлэха равнялся объему казенного ясака. Писарь следует за комисаром, берет против его иногда вполы, а часто и постольку же, толмачи малым чем меньше, а целовальник и того меньше, а служивые же берут на артель». После этого бедная часть якутов и тунгусов; оказывалась «не в состоянии протчих служителей удовольствовать». Сборщики тогда брали «у тех иноземцев жен их и взрослых детей на работу.

- «Еще же отнимают у них сети, топоры, пальмы, лотки, луки и стрелы, а иногда и платье с плеч хватают и побоями на правеже в их юртах однако тайно вымучивают».

- «В результате бесчинств многие инородцы скота своего и лошадей лишились, а иногда жен своих под заклад отдают, некоторые из них повесились или утопились, в чем есть натуральная причина, ибо тамошней иноземец через всю зиму в лесах великий труд приемлет, и притом голод и стужу претерпевает». 

- «Кроме того, инородцы вынуждены платить ясак за умерших и беглых сородичей. Дело не; ограничивалось грабительством при ясачных сборах. Комиссары, «не давая им ни пищи, «и одежды», принуждали работать на себя».

- «Те бедные люди в юртах своих жен и детей имеют, которые всегда гладом истаивают, когда хозяин хотя бы на несколько дней от своего жилища отлучится, к тому же еще такой бедной хозяин в летнее время для своей юрты, рыбы и сена на зиму заготовить должен, а когда его на какие работы комисар или его подчиненные выгоняют, то он чрез всю зиму со всеми своими великую нужду и голод терпит, и человеческого питания искать принужден».

- «Посему иноземцы как мухи исчезают».

 

Будущий глава правления Берг-коллегии, обер-прокурор Сената Ф.И. Соймонов в рапорте правительству от 1763 г.,. о злоупотреблениях при сборе ясака в Якутии и на Камчатке, пишет:

- «Верноподданным ясашным народам и камчадалам несносные обиды и грабительства и разорения не токмо не прекращаютца, но еще час от часу возрастают».

- «Не принимая наперед в казну ясаку, приносимые в ясак звери берут прежде себе во взяток, называемый по тамошнему обыкновению беляхи, и потом уже обирают ясак...».


Америка…, И.Е. Вениаминов: 
Сохранился рассказ о том, как во время карательной экспедиции против восставших алеутов 1764-1765 гг. в Кошигинском селении И.М. Соловьёву пришла в голову мысль, поставить опыт: скольких человек пробьёт пуля из его винтовки? 
Ради удовлетворения его любопытства было связано вместе 12 алеутов и пуля остановилась в девятом. 
- «Русские многих алеутов перестреляли из ружей и только из потехи», — скорбно подводит итог этим «подвигам» их очевидец. 
И так далее… 

Апологет имперской политики, Г. Ф. Миллер, некогда в порыве удивления от первого знакомства с вогулами, почти искренне записавший:

- «Казаки у них брали, что бы ни нашлось, не токмо съестные припасы, но и весь скарб и пожитки до самого платья, и так сей бедный народ в их жилищах нагих и голодных оставили». 

В дальнейшем, уже обыденно, без удивления, отмечает, что даже в монастыре (!!!!!) при Нижнекамчатском остроге вместо лошадей и быков пашут на холопах-камчадалах…. 


Сенат и император российский, вовсе не находили в том ничего необычного, …лишь стандартное поведение «служилых людей, холопов государевых» за Уралом. 
Ямал, Таймыр, Чукотка, Саяны, Сахалин …, нигде не было сему ни порицаний, ни исключений. 

Везде…, по всей Сибири, Арктике и Дальнему Востоку, творилось ровно одно и то же… 

Стоны и скрежет зубовный, тех, кто про глупости своей наивной, принял «землепроходцев» из чужой страны как гостей, не захотев встать на защиту своего дома... 

Десятки суверенных народов и развитых государств были уничтожены, вместе с уникальной культурой, промыслами и древними знаниями……. 
Города, стойбища и целые земли обезлюдели. 
Численность местного населения в результате геноцида, голода, войн и принесенных «первопроходцами» массовых пандемий заразных болезней, к которым у местного населения не было иммунитета, сократилась в десятки раз…. 
Пьянство, разврат, невежество, бесправие, нищета и унижение… 
Что кроме зла получили от русского государства, народы хозяева…, жившие ранее в гармонии с природой, миром и между собой…. 
Пусть мне скажут…

Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.