ГУМАНИТАРНАЯ СИТУАЦИЯ В ТРАДИЦИОННЫХ МЕСТАХ ПРОЖИВАНИЯ КМНС ЦЕНТРАЛЬНОЙ СИБИРИ

 

Одним из регионов, позволяющим относительно полно характеризовать состояние российской Арктики в целом, ожидаемо является Красноярский край. 
Приполярные территории которого, Эвенкийский и Таймырский муниципальные районы, до 2007 года являлись самостоятельными субъектами Российской федерации. 

В 2005 году, в результате инициированного федеральной властью референдума, жители Таймырского и Эвенкийского автономных округов, «приняли решение» войти в состав Красноярского края. 
Отрекшись от прежнего статуса и связанных с ним, федеральных бюджетных привилегий и институционально-законодательных преимуществ. 
Отказавшись от прав на свои исконные территории и природные ресурсы, включая огромные запасы углеводородов, богатейшие залежи редкоземельных металлов, алмазов и др. 

Референдум, как акт «прямой демократии», в виде «непосредственного правотворчества народа»...

В данном случае, по сути был совершен без участия народ, став олицетворением политического насилия и надругательством над подлинным понятием права.
Однако…, не смотря на массовые протесты местного населения и коренных народов в частности, вопреки возражениям большинства глав муниципалитетов и местной интеллигенции, данный «референдум» был признан Москвой «законно состоявшимся». 

Можно ли согласиться с итогами подобного «регулируемого волеизъявления»?... 
Как поверить в немотивированный исторический мазохизм Эвенков, Долган, Ненцов, Селькупов, Нганасан, Кето,…. 
Якобы добровольно, снявших с себя звание титульных, культурно доминантных наций и лично уничтожившим собственную автономию…. 
Но ни всеобъемлющие нарушения при проведении указанного «плебисцита» тогда, ни кардинальное ухудшение положения КМНС сегодня, не влияют на позицию власти. 
Ситуацию призывают считать окончательно позитивной и не подлежащей пересмотру. 
В то время, как за девять прошедших лет, не выполнено даже главного условия декларированного в теле «референдума», а именно: - предоставление «особого статуса» бывшим автономным округам. 
Превращенным в обычные административные районы, бесправные перед решениями краевых чиновников. 

Сопоставление декларируемого здесь государством финансирования в обеспечение коренных малочисленных народов Крайнего Севера, с их численностью, вызывает искреннее удивление. 
При элементарном подсчете, обнаруживаешь, что питаться они непременно должны «с серебряных блюд, золотыми ложками». 
Регулярно окармляя при этом, радостно визжащих охотничьих собак, свежайшим гусиным паштетом из вазонов старинного саксонского фарфора….. 
Казалось бы, о потребности в благотворительности, можно говорить исключительно, с целью злонамеренной дискредитации неоспоримых достижений власти. 
Если спекулируя на отдельных недостатках, вы лицемерно не желаете видеть «поступательного развития» указанных народов, спешащих в еще более радостное завтра…… 
Идиллические картины мирного оленеводческого труда, на фоне межнациональной гармонии и экономической стабилизации… 
Осанна, всем ответственным за это официальным должностным лицам и учреждениям…. 

Что-же, на бумаге оно вполне себе может так и выглядит, да вот только в реальности…, увы…. 
Давайте разбираться с самого начала…. 

Регион по природному районированию относится к экстремально дискомфортным и абсолютно дискомфортным зонам для проживания. 
Здесь 9 месяцев зима, 3 месяца полярная ночь, среднемесячные температуры декабря-января колеблются между минус 51 - 72С...

...А стихийные бедствия, есть повседневное состояние местной природы. 
Он уникален по ряду характеристик, которые сегодня стали объективными причинами его проблем. 
Расположен, на Крайнем севере Центральной Сибири, в огромном удалении от промышленных центров и транспортных магистралей. 
В настоящее время находится на содержании и полной зависимости от краевого и федерального бюджетов. 

Территория никогда не имела своей промышленной базы, а местные, исторически сложившиеся виды промыслов (основу которых составляют оленеводство, рыбалка, охота и собирательство) окончательно деградировали в период с 1989 по 1999 гг.. 
Падение внутри России платежеспособного спроса на специфичную продукцию Севера и ее нерентабельность (до 95% в себестоимости составляет вынужденная транспортировка авиатранспортом) привели не только к уничтожению промыслов.

Но, что не менее важно и к гибели обслуживающей их инфраструктуры. 

Произведенная волевым решением федеральных властей так называемая «Реформа»...

Выразилась в том, что территория некогда не имевшая собственной, значимой доходной базы, оборотных средств и инвестиционных перспектив в одночасье лишилась 93 % всех дотаций и субсидий. 
Достаточно указать следующие параметры подхода, в период с 1985 г. по 2012 г.: 
Авиационно-транспортное обеспечение, становой хребет северной экономики, имело снижение в 47 раз!... 
Завоз грузов водным транспортом (при том что 96 % потребляемых товаров производятся за пределами региона) сократился в 19 раз !... 
Капитальные вложения и строительство «урезаны» в 34 раза!!!.... 
К сожалению, можно утверждать, что именно здесь коллапс Российской экономики нашел свое концентрированное выражение. 
Разрушена экономическая структура и социальная сфера, организовывавшиеся государством последние 80 лет, как планово убыточные и дотационные отрасли. 
Финансирование социально значимых статей и учреждений соцзащиты составляет 5-12% в относительном сравнении к уровню 1988 года (как пример, здравоохранение, 4%). 

Особо тяжелое положение сложилось на факториях (отдаленных, труднодоступных поселках в тайге и тундре) где проживает большинство населения региона, значительную часть которого составляют малочисленные народы Севера (КМНС). 
Финансирование здравоохранения здесь осуществляется не более 10-15% от необходимого, даже по действующим нормативам обеспечении ЛПУ. 
В результате отсутствия кадров, разрушения существующих помещений, во многих поселках нет больниц, врачебного штата, а в некоторых случаях ФАП и медперсонала вообще. 
В комплексе с крайне низкой квалификацией имеющегося персонала, полным отсутствием медикаментов и оборудования, можно утверждать отсутствие на местах здравоохранения как такового. 

Во многих поселках неделями нет электричества, там же где оно есть, его дают на 4-8 часов в сутки. 
Единственным средством связи со стойбищами являются старые радиостанции, а с факториями, не обслуживаемые и часто ломающиеся средства спутниковой связи. 
В результате, иногда о заболевании или травме не могут сообщить в райцентр в течении нескольких дней. 

При этом единственным видом транспорта на фактории является вертолет (от 2 до 6 часов полетного времени) и недофинансируемая санавиация сегодня не способна помочь даже в критических случаях. 
Как следствие возросла досуточная летальность (58 % от всех летальных исходов) и непрогнозируемые осложнений при травматизме: (в 3,3 раза к 1988г.) 
Медобследование на местах принципиально не возможно. 
Вылет в райцентр (периодичность рейсового вертолета: 1 раз в 1,5-3 недели), когда стоимость авиабилета достигает полугодового дохода жителя фактории, для большинства населения также не приемлемы. 
Комплексные выезды врачей на фактории не проводятся более 15 лет. 

Все это приводит к тому, что население не охвачено не только какой-либо диагностикой, не существует даже реальной статистики заболеваемости. 

Среди причин смерти в трудоспособном возрасте, на первом месте стоят травмы, алкогольные отравления, болезни органов дыхания и инфекционные заболевания. 
Уменьшение выявляемых и пролеченных на начальной стадии заболеваний (свыше 95 % больных туберкулёзом выявляются по обращаемости) привело к росту хронизации заболеваний, заболеваний с осложнениями и летальным исходом: в 6,4 раза. 
Нарастает эпидемия туберкулеза, на факториях тубинфецированность детей достигает 95-100 %, активной формой туберкулеза страдают от 17 до 21 % всего взрослого населения, сифилиса 3-5 %, гепатита-а 8-12 %. 
Росту других инфекционных заболеваний способствует наличие природных очагов туляремии, бруцеллёза, опистархоза и т.д. 
Регион эндемичен по зобу, из за декомпенсации йодной недостаточности, увеличением щитовидной железы страдают 68,7 % пришлого населения и 87,9 % коренного населения.

Рост онкологических з-й среди КМНС по отношению к 1969г. составил 480 % . 
Заболеваемость гельминтозами среди взрослого населения факторий достигает от 62% до 100%. 

Алкоголизм, всегда бывший бедой Севера, приобрел откровенно страшные формы. 
Сегодня ему подвержены мужчины и беременные женщины, подростки, дети дошкольного возраста и старики инвалиды. 
Из-за отсутствия денег, пьют технический спирт, суррогаты, все спиртосодержащие вещества. 
Дополнительным злом стала и ранее не известная, токсикомания, подвержены которой в основном дети до 14 лет 
Зашкаливает, превышающий общероссийские показатели в 2-4 раз, регистрируемый травматизм на почве пьянства, детский и младенческий травматизм. 
Количественный уровень тяжелых пищевых отравлений и обморожений с необратимыми последствиями, здесь выше среднестатистического не менее, чем в 4,6 раза. 

Наличие анемии, др. заболеваний, нездоровый образ жизни, не позволяют женщинам качественно сохранять беременность (65,4 % женщин имеют гинекологические патологии) и практически все дети рождаются нездоровыми. 
Количества детей с врожденными дефектами и задержкой в развитии (по отношению к уровню 1988 года) увеличилось в 4 раза. 
Детская смертность до года составляет 8,9 % . 

В регионе отсутствует квалифицированная служба патологоанатомов и зачастую заболевание, объективно приведшее к смерти человека, не устанавливается. 
Только официально зафиксированная смертность здесь превышает общероссийские показатели в 3,2 раза, количество осложнений в 4,7 раза. 
Фактически эти показатели значительно выше. 
Статистика открыта, её можно продолжать… 

На Кр. Севере, естественная, минимально допустимая граница калорийности выше на 35-50 %, чем в умеренно климатических зонах. 
Однако, дефицит не только витаминизированного (той или иной формой авитаминозов страдают от 90 до 100 % детей), но и просто здорового, калорийного питания, на факториях огромен (показатель, дистрофичность детей до 14 лет, 90-92 %). 
Все это вызывает необратимое снижение иммунной реактивности среди взрослого и особенно детского населения. 

Гибель традиционных и национальных промыслов привела к тому, что на большинстве факторий их население фактически безработно многие годы и не имеет постоянных источников доходов. 
Как таковое, коммунальное хозяйство отсутствует. 
Самостоятельно добыть дрова, воду в тундровых и лесотундровых поселках, способны далеко не все, особенно страдают от этого старики и инвалиды 
Что касается санитарного состояния поселков (дотирование было снижено к уровню1988 г. в 17 раз): - оно ужасающе. 
Территории захламлены нечистотами, нет туалетов, общественных бань, частные бани единичны, повсеместна завшивленность. 
Вода для пищевых нужд берется без обработки из естественных водоемов, зачастую непроточных и загрязненных бытовыми отходами. 

Обоснованное опасения вызывает положение в первую очередь коренных малочисленных народов севера. 
Осложняющееся рядом присущих им эколого-физиологических и конституциональных особенностей, этнически-поведенческих стереотипов и негативных последствий вне семейного, интернаторного воспитания. 
Так, у этих народов отсутствует, либо чрезвычайно низок иммунитет к новым для них инфекционным заболеваниям. 
Значительна обусловленная склонность к алкоголизму, понижена сопротивляемость организма токсикациям и т.д. 
Физиологии КМНС свойственна почти нулевая симптоматика заболеваний и скрытое течение болезни, без явных изменений картины крови, температурной реакции, болевых симптомов. 
То есть по факту, не поддающееся диагностике простейшими методами, вплоть до кризиса. 

Общая численность КМНС региона (1988-2011г.) сократилась на 21,6%. 
Безработица у КМНС, на факториях, достигает 90-95 % . 
Среди КМНС (в 40-60 годах, имевших самый большой в СССР процент долгожителей!!!) продолжительность жизни (с 1988г. по 2011 г.) сократилась с 49,2 до 37,8 лет (муж.) и с 53,3 до 42,2 лет (жен.). 
Наиболее высокая смертность у мужчин КМНС в возрасте 20-34 года. 
До пенсионного возраста доживают всего 4,2 % КМНС.

Для сравнения, у коренного населения Гренландии - инуитов - до 60 лет доживают 74% мужчин и более 80% женщин. 
За тот же период, рождаемость среди КМНС упала на 19%, а смертность возросла на 22%. 
Критический уровень самоубийств (по ВОЗ) составляет 20 случаев на 100 тысяч населения. 
И если по РФ он равняется 38 на 100 тысяч населения, то для группы КМНС региона,136 случаям!!! 
Можно с уверенностью констатировать, что если негативные тенденции заболеваемости и обнищания коренного населения региона сохранятся, в ближайшие 3-5 лет будет пройдена та точка кризиса, после которой возврат к нормализации станет принципиально невозможным. 

Мы не даем моральную оценку ситуации, принявшей форму очевидной гуманитарной катастрофы 
Однако, признавая общую стратегию властей и общественности на позитивные изменение, утверждаем, что делается для этого сегодня крайне недостаточно.