Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Киргизы Енисейские

Енисе́йские кыргызы

(древние киргизы, кит. упр. 黠戛斯, пиньинь: xiájiásī, палл.: сяцзясы)

 

Взгляд из прошлого

«Описание всех в Российском государстве, обитающих народов» 1772-1776 гг.:

Киргизская степь — широкая и плоская земля, покрытая песком и просоленная, но несколько более возвышенная, чем соседние восточные, западные и юго-западные земли, и более холмистая. Можно полагать, что некогда это было дно моря, соединявшего Каспийское море с Ледовитым океаном. Степь эта так же сурова, как и жизнь ее обитателей. Она во многих отношениях напоминает первобытный мир.

Чистый воздух, простой образ жизни, беззаботность и умеренность поддерживают здоровье киргизов, способствуют долголетию и дают им силы выносить голод и жажду с невероятным терпением. Их органы чувств развиты исключительно, в особенности зрение. Им ничего не стоит переносить жажду в течение суток, а голод — двое суток, но при первой же возможности они берут реванш и едят и пьют за троих. Киргизы почти всю жизнь проводят на коне, так что сбруя сделалась, так сказать, частью их одежды.

 

Современные источники

Енисейские кыргызы — древний оседло-кочевой народ, проживавший в районе Саяно-Алтая; родственный динлинам.

Предположительный предок современных хакасов, южных алтайцев и киргизов, участвовавший в формировании тувинцев, иркутских бурятов, халха-монголов и других этносов.

 

Самоназвание

Кыргыз.

 

Этноним

Население Енисея (Минусинской котловины) в греческих источниках именовалось «херкис», «хирхиз», в арабских и персидских источниках «хархыз», «хырхыр», в древнейших китайских — «гэгунь», затем «сяцзасы», «цзилицзисы», в древнетюркских и уйгурских, а также в согдийских текстах — «кыргыз».

В русском языке обычно используется вариант «киргиз».

 

Существуют несколько теорий происхождения этнонима «кыргыз».

По одной из версий, слово «кыргыз» означает «сорок» (кирг. «кырк») и относится к сорока племенам, которых объединил Манас, герой одноименного кыргызского эпоса.

Кроме того, возможно происхождение от словосочетания «красные огузы», guryyz или от слова «орёл».

 

Русские в XVIII — начале XX века называли киргизами также казахов в форме «киргиз-кайсаки», «киргиз-касаки», «степные киргизы», а также «киргизы» или «киргизцы», то есть не делая разделения между казахами и собственно киргизами.

Собственно, киргизов именовали «Киргизская орда», «Большие киргизы», «Алат киргизы», «буруты», «белые буруты», «Алатай-киргиз», «киргиз-калмыки», «узбекские киргизы», «кыркюзы», «дикие киргизы», «коренные киргизы», «кара киргизы» («черные киргизы»), «горные киргизы», «каменные киргизы», «дико-каменные киргизы».

Носителями этнонима «кыргыз» в указанные времена были и так называемые енисейские (сибирские) кыргызы (езерцы, алтырцы, алтысарцы и другие, в наше время их остатки известны под именем хакасы).

 

Этногенез

Этическое происхождение их до сих пор точно не установлено.

Так по «Цзю Тан шу» (941 — 945 гг.) киргизы, это тюрки, которые "перемешались с динлинами".

По другой версии они являлись результатом ассимиляции части народа динлинов с несколькими центральноазиатскими племенами. 

 

Антропологические характеристики

В «Цзю Тан шу» (941 — 945 гг.) говорится, что внешностью они походят на народ, получивший от китайцев прозвание бома ("пегие лошади").

Черты наружности перечисляемые при описании именно кыргызов: "рыжие волосы, румяное лицо и голубые глаза".

Такие же черты наружности, мало соответствующие современному кыргызскому типу ("красные волосы и белая кожа"), приписываются кыргызам в рассказе персидского автора XI в. Гардизи, заимствованном, по-видимому, у писавшего в VIII в. (ум. в 757 г.) Ибн Мукаффы; по этим признакам Ибн Мукаффа считал киргизов родственниками славян.

Источники единогласно утверждают: - «они высоки и велики телом», «имеют рыжие волосы и голубые (или зелёные) глаза», «тех, у кого чёрные волосы и глаза, называют несчастливыми». 

Тем не менее их антропологический тип вследствие применения обряда трупосожжения остается неизвестным.

 

Язык

Язык енисейских кыргызов первоначально близкородственный орхоно-енисейскому, является видимо, как и орхоно-уйгурский, его диалектом, получившим самостоятельное развитие.

В свою очередь орхоно-енисейский язык стал следующим этапом развития устного тюркского праязыка, выделившегося в свою очередь из алтайского праязыка.

Китайцы говорят, что по языку кыргызы отличались от народов Бома; приводится несколько кыргызских слов (например, слово ай— месяц), из которых видно, что кыргызы уже в древнейшее время говорили на одном из наречий турецкого языка.

К туркам по языку причисляют кыргызов и мусульманские авторы.

 

На основе древнекыргызского предположительно сформировались сарыг-югурский, фуюйско-кыргызский (носители проживают в уезде Фуюй КНР), литературные хакасский и шорский и хакасские алтайские идиомы, представляющие собой взаимопонятные диалекты (максимально обособлен сарыг-югурский).

 

Письменность


Древние кыргызы, так же, как и тюрки и уйгуры, пользовались древнетюркской рунической письменностью.

Которая была дешифрована датским лингвистом В. Томсеном в 1893 году и впервые прочитана российским тюркологом В. В. Радловым в 1894 году.

Общегосударственная руноподобная письменность, восходящая через согдийское посредство к ближневосточным алфавитным системам (арамейская и т. д.), являлась главным культурным достижением.

 

Помимо рунического письма представители местной знати владели и китайской грамотой, что служило признаком высокой образованности, ценилось и давало возможность служить при дворе китайского императора. Для обучения китайскому языку детей высшей знати посылали учиться в Китай.

Об этом сохранилось свидетельство в одном из камнеписных памятников в Туве, в котором говорится: «В пятнадцати лет я был взят на воспитание к китайцам...».

 

Традиционное жилище

По описанию ал-Йакуби, тюркские племена, в том числе и кыргызы, жили в узорчатых шатрах, крыша которых состояла из войлока, а для скрепления частей деревянной основы использовали кожаные ремни.

Одновременно источники отмечают, что делали дома из дерева и кожи, вероятно, типа чума у тувинцев, известного под названием «алажы ог» или «чадыр ог».

Это были шалаши из жердей, которые покрывали корой из берёсты, а также выделанными кожами лося и оленя.

Зимние срубные жилища покрывались крышами из дерна и древесной корой.

 

Семья

Жили большими патриархальными семьями.

Многоженство было обычным явлением.

За невесту выплачивали калым скотом.

Иногда он достигал очень больших (до тысячи голов) размеров.

 

Традиционное хозяйство

Источники отмечают, что в средневековом каганате Кыргызов были города.

Государства вело комплексное хозяйство: земледелие, скотоводство, горнорудный промысел, охота и рыболовство.

 

Специально обученные группы кыргызов занимались разведкой и добычей железа, меди, олова, золота, серебра, мышьяка.

Кузнецы, литейщики и ювелиры делали изделия высокого качества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Особо славились кыргызские оружейники.

Значительного развития в IX-XII вв. у кыргызов достигли горное дело, чёрная и цветная металлургия и связанные с ними кузнечное и ювелирное ремесла. Все источники непременно отмечают, что земля кыргызов производит золото, железо, олово.

«Железо небесного дождя» (метеоритное) отличается от обычного, которое также «крепко и остро».

 

Основным районом сосредоточения металлургического производства являлось правобережье Енисея, где обнаружено много железоплавилен, остатков поселков металлургов и кузнецов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кыргызы снаряжали торговые посольства в Китай, в свою очередь, богатства кыргызской земли привлекали иноземных купцов.

Поэтому от трассы Великого Шелкового пути, пересекавшего Центральную Азию, было проложено ответвление, которое начиналось в Турфанском оазисе и вело на север, в Туву, пересекало Саянские горы, а затем шло вдоль течения Енисея, к ставке ажо.

Эту трассу назвали Кыргызской.

 

Приезжие покупали прекрасных лошадей, пушнину, мускус, ископаемые бивни мамонта, ценные сорта древесины, а из ремесленных изделий—оружие и сосуды из золота и серебра.

Караваны из Китая, Восточного Туркестана, Согда и Чуйской долины и даже Европы доставляли в эти края ткани, виноградное вино, предметы роскоши и украшения.

 

Часть населения жила преимущественно оседло, так как возделывались разнообразные земледельческие культуры: пшеница, просо, ячмень, конопляное семя, плодовые деревья, овес и рожь.

Авторы Абу Дулаф и ал-Идриси дополнительно упоминают рис.

Землю возделывали с помощью деревянных плугов с железными сошниками и привозных китайских с чугунными отвалами.

Урожай собирали железными серпами.

 

Остатки обширных ирригационных сооружений и найденные археологами орудия труда говорят о развитии плужного орошаемого земледелия у населения Минусы в тюркское время.

На реках Туран, Уюк и др. имеются следы крупномасштабных плотин, сложенных из камня.

 

В основном зерно перемалывали ручными мельницами, но имеются сведения об устройстве водяных сложных мельниц (Ал-Идриси).

 

Занимались кыргызы и отгонным скотоводством, разводя овец, верблюдов и лошадей.

«Их лошади плотны и рослы. Лучшими считаются, которые сильно дерутся», — сообщается в восточных летописях.

Такие «бойцовые» лошади особо ценились в кавалерии, для нужд которой они специально и разводились.

Немалую роль в хозяйстве кыргызов играла охота.

Продукты рыболовства не только разнообразили пищу, но и давали столь необходимый для производства метательного оружия клей.

 

Культура и общество

Государство строилось по традиционному принципу, когда от имени родов и племен решение принималось их старейшиной или родовым вождем.

Во главе государства стоял «государь», или каган, которому принадлежала высшая власть.

Его жена носила титул катун.

Верховная власть кагана опиралась на государственный аппарат, основывавшийся на военной силе.

Армией управляли сангуны (генералы).

Среди других титулов — бек, тархан, тутук, джарган (судья) и т. д.

 

Сложный военно-административный аппарат включал шесть классов чиновников: правительственных чиновников, министров было семь (три главноначальствующих — великий командующий и два ниже его по чину — управляли совместно), управителей насчитывалось десять, делоправителей — пятнадцать человек; предводители и тарханы не имели определённого числа.

Во власти кагана находились военные силы, решение вопросов войны и мира, назначение высших должностных лиц.

Основными производственными ячейками продолжали оставаться семейные мелкие хозяйства с частной собственностью на скот.

Рядовые кочевники были лично свободными, хотя их судьбой в определённом смысле распоряжались родовые структуры.

 

Служение «божественному государству» (кыргызскому элю) и правителю считалось высшей честью для военного сословия.

Императорская чета почиталась народом как земная «ипостась» божественной пары Тенгри («Небо») и Умай — покровительницы рожениц и детей.

 

Законы их были очень строги.

Так же, как и у тюрков, преступлениями, заслуживавшими смертной казни, считались убийство, прелюбодеяние и похищение спутанной лошади.

 

Календарь

В государстве был единый календарь — циклическая система с периодом в 12, 60 и более лет, сохранившаяся и у современных хакасов.

Интересно, что упоминание о ставшем почти общемировым календаре (гороскопы, символика и т.п.) впервые встречается как раз в китайском повествовании о кыргызах.

 

Традиционная одежда

Одежду шили из шкур диких и домашних животных, тонкого войлока, парчи, шёлковых и шерстяных тканей.

В целом одежда была сходна с тюркской.

Покрой её у разных слоёв населения был одинаков, и различие определялось материалом.

Богатые одевались в привозные шёлк и парчу, шерстяные разноцветные материи, ценные меха.

Вероятно, мужчины носили длиннополые облегающие кафтаны с двумя треугольными отворотами и узкими рукавами.

 

Однотонные халаты с отворотами из разноцветной ткани подпоясывались кожаными ремнями с накладными и подвесными металлическими бляхами.

 

Наборные пояса в зависимости от количества блях и качества металла являлись показателями социального ранга, знаком отличия.

Слева к поясу крепилось оружие, справа — сумочка-каптаргак и другие предметы.

Палаши и сабли прикреплялись двумя ремнями, наклонно, кинжал — впереди, горизонтально, рукоятью вправо.

 

 

Установлено, например, что тюркские и, вероятно, кыргызские воины имели второй, так называемый стрелковый пояс, к которому слева крепился сложносоставной лук в чехле, а справа — берестяной колчан, расширяющийся книзу.

Стрелы в нём хранились остриём вверх.

 

Зимние шапки делали из собольих мехов, летние — с заострённым верхом и отогнутым низом — украшали золотым ободком.

Подчиненные кагана делали колпаки такого же покроя из тонкого белого войлока.

Эта древняя этническая особенность сохранилась в Тянь-Шане до сих пор в традиционных белых колпаках.

Иносказательное самоназвание кыргызов в эпосе "Манас" было "ак-калпактуу" (то есть "белоколпачные").

 

Простолюдины одевались в одежды, сшитые из овчинных шкур и шерсти, нередко ходили с непокрытой головой, с заплетёнными в косы волосами.

 

Обувь имела мягкую подошву, о чём свидетельствуют стремена; они с полукруглой подножкой, иногда с прорезями.

Прорези — круглые отверстия, скомпонованные по несколько вместе и в сочетании со скобковидными, — являются, вероятно, этнографическим признаком стремени енисейских кыргызов.

 

Из предметов украшения в курганах иногда находят кольчатые серьги.

Их носили и женщины, и мужчины, поскольку имеется прямое свидетельство, что «мужчины носили кольца в ушах».

 

Религия и обрядность

В кыргызском государство в разные периоды его существования присутствовало одновременно сразу несколько религий, среди которых почти всегда присутствовали взгляды анимистического пантеизма (ошибочно трактуемого как шаманизм).

По имеющимся данным, на начальном этапе можно предположить активное присутствие там зороастризма в самых разных его модификациях.

 

В дальнейшем, Зороастризм, многовековое присутствие коего в регионе доказано бесспорно, как археологией, так китайскими и арабскими источниками, претерпевает несколько трансформации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Происходит его смешение с древнетюркским монотеистическим Тенгрианством и адаптация Манихейством.

Кроме того, он вероятно становиться основой восточной версии маздаизма в лице тибетской Бон.

О знакомстве с которой кыргызов - можно судить в том числе по находке в Саглынской долине.

Где, в могильной яме под курганом IX-X вв. находились три фрагмента тибетских рукописей на берёсте с записями имён злых духов — демонов, вызывавших болезни.

В 7-м веке, крупнейшее Христианское вероучение того периода Несторианство, прочно закрепляется в Тариме, создав апостольский центр. Тогда же оно вероятно окончательно приходит и к Кыргызам.

 

В 763 г. Уйгурский каганат в качестве государственной религии принимает одно из ведущих мировых вероучений того времени — Манихейства, компилировавшего Христианские, Зороастрийские и Буддийские догматы.

Соответственно, оно распространяется и на кыргызов, как на зависимое от уйгуров государство.

 

О проникновении манихейской религии к кыргызам можно говорить на основании сведений арабского географа X в. Абу Дулафа, который сообщает, что в молитвах ими используется особая мерная речь и, «молясь, обращаются в сторону юга... почитают Сатурна и Венеру, а Марса считают дурным предзнаменованием...

 

Есть у них дом для молений... Светильник (зажжённый) они не гасят, пока не погаснет сам собою».

Нельзя совершенно исключать, что некоторая часть кыргызской аристократии в середине IX в. восприняла какие-то стороны манихейского вероучения от уйгуров-манихеев из числа своих союзников.

 

Однако значительная часть населения по-прежнему исповедовала древнее местное верование — разновидность Тенгрианства.

 

В 843 году манихейские храмы в Китае были закрыты в связи с обострением уйгуро-китайских отношений, перейдя на подпольное положения и подвергнувшись китаизации.

Однако есть свидетельства, что манихейство все же присутствовало в Минусе в качестве официальной религии, как минимум до середины 9-го века.

В дальнейшем потеряв данный статус, оно существовало в Минусе

наряду с Несторианством, судя по всему пользовавшего поддержкой властей.

 

Интерпретация Суджинской рунической надписи (Монголия) позволила высказать суждение, что кыргызская аристократия, а затем и более широкие слои населения положительно отнеслись к миссионерской деятельности несторианских проповедников.

Несторианство могло проникнуть к кыргызам и от карлуков, дружеские отношения с которыми отмечены письменными источниками.

 

Не менее очевидно влияние на культуру енисейских кыргызов буддизма.

До Х в., до появления поблизости доминирующих киданей, металлические изделия прикладного искусства кыргызов не обнаруживают буддийской символики.

Облик изделий оставался общетюркским.

Однако, со второй четверти X в. металлические изделия покрываются пышной орнаментацией.

Все изображения связаны с лотосом (животные и птицы, стоящие на цветках лотоса, лепестки лотоса, своеобразные гирлянды цветов, фениксы, «пламенеющая жемчужина» и др.) и имеют аналогии в художественном металле и керамике Ляо, а также фресковой живописи монастырей Восточного Туркестана.

 

Известно, что в киданьском государстве буддизм, наряду с Тенгрианством, был распространён достаточно широко.

В стране в 942 г. насчитывалось 50 тыс. буддийских монахов, а в 1078 г. — 360 тыс. 

В Дуньхуане, были обнаружены буддийские тексты, выполненные тибетским письмом по заказу кыргыза, выходца «из княжеского дома» этой страны, но такое сообщение пока остается единичным.

 

Кроме — манихейства, христианства несторианского толка и буддизма, с 7-го века шла активная миссионерская пропаганда Ислама.

В дальнейшем жители Енисейские Кыргызы и жители Тянь-Шаня в особенности, подверглись некоторой исламизации.

Но на до монгольский период, Ислам не имел в регионе влияния сопоставимого с вышеуказанными религиями.

 

Никто не отрицает принципиальность многовекового господства мировых монотеистических религий.

Однако, ритуальность в основной массе населения Минусы, судя по всему испытывали влияние церемоний традиционного анимистического Пантеизма.

 

Наиболее ярко народные обряды кыргызов описал персидский историк Гардизи (XI в.): "Кыргызы, подобно индусам, сжигают мертвых и говорят: "Огонь — самая чистая вещь; все, что попадает в огонь, очищается: так и мертвого огонь очищает от грязи и грехов". 

 

В летописях танского времени отмечено, что кыргызы при похоронах обёртывают тело покойника, лицо себе не режут, а только трижды всплакнут в голос, затем сжигают его и собирают кости.

Останки сожжённого на костре покойника переносили, по-видимому, сразу же после сожжения в могильную яму.

Для знати над могилой сооружали большие насыпи, окруженные вкопанными вертикально каменными стелами.

Такие сооружения называются "чаа-тас" ("камень войны").

Под насыпью чаа-тасов иногда сооружали тайники, где прятали сокровища.

Верховными Духами, как и у других тюркских народов, считалась божественная чета — Тенгри и Умай.

 

Китайские летописи свидетельствуют, что шаманов у кыргызов, как и у современных тюркоязычных народов Сибири, называли «кам / гань». Камлания совершались для лечебных целей, предсказаний.

По свидетельству персидского географа Гардизи, гадателями были также специальные люди, которых называли «фагинунами».

Обряд исполнялся ежегодно в определённый день, вероятно, при большом стечении народа и с участием музыкантов.

При исполнении музыки фагинун лишался сознания, после чего его спрашивали обо всём, что должно произойти в том году: «о нужде и изобилии, о дожде и засухе, о страхе и безопасности, о нашествии врагов».

Автор сообщения подчеркивает, что кыргызы поклоняются различным объектам окружающего человека мира: корове, ветру, ежу, сороке, соколу, красным деревьям.

 

В эпитафии, посвященной Барс-бегу, упоминаются владыка преисподней Эрклиг (тув. Эрлик), дух скорой смерти Бюрт и его «младшая братия».

В одной из притч уникальной тюркоязычной «энциклопедии» верований и суеверий — «Книги гаданий» (930 г.) — говорится, что отправившийся на охоту в горы воин при камлании назвал Эрклига небесным богом, что было расценено как грешный поступок. Эрклиг, как хозяин мира мёртвых, разлучает людей, обрывает жизнь и забирает души.

 

Все три мира густо населены шаманскими духами и божествами.

Связи Верхнего и Среднего миров, возможно, осуществлялись младшими родичами Тенгри-хана — йол тенгри; в то же время каганы обращались к Небу с вопросами и мольбами, осуществляя связь Среднего мира с Верхним. Возможно, сами каганы могли быть высшими, главными шаманами своего народа.

История расселения

До сих пор нет единого мнения о локализации гэгуней до III века н. э.

По некоторым данным (В. В. Бартольд, Л. Р. Кызласов и др.) они кочевали в районе Котловины Больших Озёр на западе современной Монголии, там, где находится озеро Хяргяс-Нур.

Другая версия (Л. Р. Боровкова, Ю. С. Худяков) предполагает, что гэгуни проживали в землях севернее хребта Боро-Хоро (Восточный Тянь-Шань) и западнее пустыни Дзосотын-Элисун в Джунгарии на западе современного Китая.

К V — VI векам древние киргизы уже заселили земли Минусинской котловины, осев в долине реки Енисей.

В одной из тюркских легенд говорится о том, что один из их предков по имени Цигу (гэгунь, киргиз) заселил земли между реками Абакан и Енисей..

В 847 году государство енисейских кыргызов расширились до Амура на востоке и восточных склонов Тянь-Шаня.

В дальнейшем, на западе достигнув степных и лесостепных районов юга Западной Сибири, гор Урала.

Кыргызский каганат объединил Приобье, Алтай, Восточный Казахстан, Тыву, Монголию, Забайкалье.

В «Цзю Тан шу» (941 — 945 гг.) сказано, что страна кыргызов простиралась до гор Таньмань на юг.

«Хягас было сильное государство... На восток до Гулигани (Прибайкалья), на юг до Тибета (Восточного Туркестана, которым в это время владели тибетцы), на юго-запад до Гэлолу (карлуков в Семиречье)» 

У китайцев река протекающая через всю страну кыргызов называется Гянь, т. е. Кем (Енисей).

А к северу от кыргызов находится страна народа Бома, с которой киргизы постоянно воевали, её земля всегда покрыта снегом и доходит на севере до моря.

 

Аналогичные границы расселения кыргызов в IX-X вв. отмечают и арабо-персидские источники.

По «Книге путей государств» ал-Истахри, «Худуд ал-алам» и картам арабского географа Ибн-Хаукала в «Книге путей и стран», кыргызы граничили на западе с землями кимаков с центром расселения в районе Иртыша (кимако-кыпчакским государственным объединением, возникшим в середине — второй половине IX в.), на юго-западе — с карлуками в пределах Семиречья, на юго-востоке — с тогуз-огузами (уйгурами) в горах Восточного Тянь-Шаня 

 

Путь к кыргызам через горы Кёгмен упоминается географами, как путь с юга, из области, где теперь Турфан.

Между этой областью и горами Кёгмен были еще горы Кемиз-арт и Манбек-Лу; после перехода через горы Кёгмен шли еще семь дней до ставки кыргызского кагана.

 

В середине 10-го века, когда Кыргызская держава утратила территории в Монголии, кыргызы сохранили два основных массива своего расселения:

1) Верхний и Средний Енисей;

2) Алтай и Иртыш.

 

В 1733-1736 годах с цинской армией в Маньчжурию ушла часть кыргызов, которые и по сей день проживают в провинции Хэйлунцзян (КНР) и известны как фуюйские или харбинские кыргызы. 

Оставшиеся вновь были переселены в маньчжурскую область Хэйлунцзян.

Какая-то группа кыргызов оказалась в Халха-Монголии, на берегах Селенги. 

Часть кыргызов переселились в район рек Идэр и Туйхэ (регион Халха), а также у озера Убсу-Нур , где они ассимилировались среди монгольского населения.

 

В последующем этнические пути енисейских кыргызов и будущих кыргызов Тянь-Шаня разошлись.

Часть потомков енисейских кыргызов проживала (и проживает) в современной Киргизии (Кыргызская Республика).

Часть в Монголии.

А также в уезде Фуюй КНР и др.

 

Енисейские кыргызы (без учета иных диаспор) имели в начале XVII века конфедерацию четырёх государств - княжеств (большая часть которых находится на территории современной республики Хакасии) — улусов, получившую в русских источниках название Киргизская землица, в таком составе:

 

Алтырский улус, в том числе аймаки:

- Бельтырский,

- Иргитский,

- Сагайский,

- Саянский,

- Табанский,

- Чистарский

 

Алтысарский улус, в том числе:

- Ачинский,

- Кызыльский,

- Туматский,

- Шуйский и др.

 

Исарский (Езерский) улус

- Тубинский улус:

- Алахамский

- Алытский,

- Байкотовский,

- Бохтинский,

- Бугусский,

- Койбальский или Каменно-Моторский,

- Кольский,

- Корнатский,

- Уштерский,

- Хайтонский,

- Яринский и др.

История

Первое упоминание о народе, звучит в китайской летописи «Ши цзи», в описании истории Хуннов 201 г. до н. э.

Сыма Цяня упоминает существование владений «Кыргыз», находящихся в Восточном Тянь-Шане, в районе хребта Боро-Хоро.

Сыма Цянь пишет: - «Здесь в форме гэгунь мы, безусловно, встречаем китайскую передачу этнонима «киргиз».

Империя Хуннов образовалась в 209 г. до н. э. и предположительно «Владение Кыргыз» возникло примерно в то же время.

Исходя из этого, В. В. Бартольд назвал киргизов одним из древнейших народов Центральной Азии. 

 

Китайская историография утверждает существование кыргызов собственного государство Цзянькунь (堅昆) (или Цзюй-у 居勿, Цзегу 結骨), население которого считали смешанным с динлинами.

По легенде, правили кыргызами потомки хуннского чжуки-князя, китайского полководца Ли Лина (李陵).

 

В V веке н. э. киргизские племена объединившись образовали новое государство Кыргызский каганат известный в Китае под названием «Хагяс» (то есть «Кыргыз»).

Столицей Кыргызского каганата был большой город на реке Уйбат — Кемжикет.

Земли Минусинской котловины стали колыбелью культуры енисейских кыргызов.

Истоки которой, по распространённому среди специалистов мнению, восходят к таштыкской культуре.

В V—VIII веках кыргызы были периодически данниками жужаней, Тюркского каганата и Уйгурского каганата.

В первой половине VII века попав в зависимость от сюеяньто, когда уйгуры поставили к ним наместника (頡利發) для надзора.

Впрочем, сохранилась власть царя и его трёх советников: цисибэя (訖悉輩), цзюшабобэя (居沙波輩), амибэя (阿米輩).

В 648 г., в период упадка могущества западно-тюркского каганата, кыргызами отправлено посольство в Китай.

Ко двору императора прибывает старейшина Сылифа Шибоку Ачжань (俟利發失缽屈阿棧).

На пиру он попросит императора сделать его своим вассалом.

Император велел принять земли этого старейшины под названием губернаторства цзянькунь (堅昆府), старейшина получил военное звание цзо туньвэй да цзянцзюнь (左屯衛大將軍, ранг неясен), назначен главой округа

(都督, дуду) и подчинён Яньжаньскому наместничеству (燕然都護).

Стране кыргызов, официально было восстановлено ее прежнее китайское название Гяньгунь. 

 

Фактическими властителями в степи оставались прежние ханы и предводители, только теперь они считались китайскими губернаторами, получили китайские чины и были подчинены китайскому наместнику, жившему в городе Яньжань (в провинции Шаньси, недалеко от нынешнего города Датунфу, считающегося и теперь "одним из важных стратегических пунктов в Северном Китае").

 

С 650 по 683 гг. кыргызы отправили 2 посольства в Китай.

В 707—710 гг. прислали подарки императору Тан Чжун-цзуну, и он упомянул, что выделяет кыргызов из своих вассалов из-за близости происхождения.

С 712—756 гг., при императоре династии Тан Сюань-цзуне, четыре раза присылали подарки.

В 758 году уйгуры Моян-чура завоевали кыргызов.

Похоже, кыргызы разделились на несколько княжеств.

Были налажены связи с арабами-даши (приходили караваны с узорчатыми тканями), 

Тибетской империей, карлуками, которых использовали как проводников на караванных путях.

Ажэ получил от тюрок титул пигадуньцзецзинь (毗伽頓頡斤, пига=бильге=мудрый).

Судя по надписи на китайском языке, относящейся к царствованию уйгурского кагана, правившего от 808 до 821 г., при нем снова была война между уйгурами и царством Гяньгунь.

Т. е. с кыргызами, от земель которых до ставки уйгурского кагана было 3000 ли или 40 дней пути на верблюдах.

Одним из известных правителей кыргызского государства того периода является Барсбек каган с титулом Ынанчу Алп Бильге, возможно ставший прообразом эпического кыргызского воина Манаса.

 

Примерно в 818 году властитель кыргызов Ажэ объявляет себя каганом, свою мать (она была из тюргешей) — ханшей-вдовой (可敦), жену (она была дочь тибетского генерала) — ханшей.

 

В 840 году енисейские кыргызы, до этого долго воевавшие с соседним Вторым уйгурским каганатом, сокрушают уйгуров, получив полную независимость.

 

В 841 году к императору династии Тан У-цзуну прибыл кыргызский посол.

Император очень радушно принял его, поставив выше посла из государства Бохай (渤海).

Распорядитель () Чжао Фан (趙蕃) отправился к кагану с ответным визитом.

Также император приказал министрам и чиновникам из «Ритуального приказа» (鴻臚寺) опросить послов и составить описание страны кыргызов.

Министр Дэ Юй (德裕) предложил составить родословную Ажэ и написать его портрет.

С этого момента киргызы осуществляют широкую экспансию «по четырём углам света», при этом преследуя разбитых уйгуров, проникают вглубь Синьцзяна, в земли курыкан на востоке, в Прииртышье — в пределы кимакского государства.

Ими создается новая мощная империя со столицей Ордо-Балык (столица бывшего Уйгурского каганата).

Пришельцы из сердца Азии, по-видимому, стали причиной ухода древних угров-мадьяр из Приуралья.

Об этом свидетельствуют находки археологов на юге Челябинской области (погребения так называемой «тюхтятской» культуры).

 

Название воинственного народа вошло в номенклатуру ряда современных крупных этносов: прежде всего, современных кыргызов Тянь-Шаня, черкесов, башкир и др.

 

В 847 году кыргызы совершают крупный поход на Амур против бежавших туда уйгуров и укрывшего их племени шивэй, в походе принимало участие 70 тысяч всадников во главе с министром Або.

В 847 году каган умер.

Император дал новому кагану титул Ину Чен Ми кэхань (英武誠明可汗).

С 860—874 гг. кыргызы три раза присылали послов в Тан.

Этот отрезок (840- 920 гг.) истории енисейских кыргызов, с подачи академика В. В. Бартольда именуется «Периодом киргизского великодержавия».

 

Кыргызы предоставляли Китайскому государству высших военных и административных руководителей.

Они считались связанными и династийно, и через брачные отношения с правящими домами Китая и сопредельных стран.

Император Тан писал кагану кыргызов:

«Известно, что Вы, хан, берёте начало своей фамилии из одного со мною рода. [При Хань] бэйпинский тайшоу по талантам в Поднебесной не имел равного, заключил дружбу и служил на границе. Если натягивал лук, то пробивал камень. После него потомки много упражнялись в военном искусстве, стали генералами. Его законный внук дувэй Ли Лин повёл пять тысяч отборного войска, далеко углубился в пустыню. Шаньюй поднял государство, чтобы дать отпор. [Ли Лин] не мог сопротивляться силе, и хотя сам потерпел поражение, [его] имя потрясло варварские племена. Моё государство приняло наследство потомков бэйпинского тайшоу, хан тоже, является потомком дувэя, поэтому-то объединились наши роды и можно знать [порядок отношений] высшего к низшему».

 

По мнению ряда исследователей завоевание территорий за пределами Минусинской котловины привело к образованию нескольких киргизских субэтносов.

Одним из таких субэтносов принято считать алтайских киргизов.

На Алтае и в Прииртышье енисейские кыргызы формируют княжество «Киргиз».

Енисейские кыргызы, появившись на этих землях, вступили в тесные отношения с местными кыпчакскими племенами.

В результате ассимиляционных процессов, енисейский киргизы растворяются в составе более многочисленных аборигенов этих земель, даже перенимают их язык.

Здесь на Алтае и в Прииртышье образуется новый этнос, который впоследствии дал начало двум родственным народам — современным киргизам и южным алтайцам.

В 924 году в Центральной Азии появилось государство Ляо, созданное монголоязычным племенем киданей.

Возможно, что в последние десятилетия Х века кыргызы попали под власть этой могущественной империи.

В эти же годы начались междоусобные войны, подорвавшие внутреннее устройство Кыргызского каганата.

В 1207 киргизы, живущие в верховье Енисея, присягают на верность Чингисхану.

В послемонгольское время южноалтайские киргизы кочуют на прежних территориях в горных массивах Прииртышья и Алтая (они используют «вертикальный способ» кочевания, поэтому являются именно горными кочевниками), есть сведения о том, что в тимуридское время они оказывали поддержку знати соседней Ак-Орды.

 

На рубеже XV — XVI веков по причине ослабления Моголистана и необходимости налаживания связей, контроля над земледельческими территориями, алтайские киргизы, возможно, в составе ойратских племен, проникают в Синьцзян и Тянь-Шань.

С этого времени начинается оформляться заключительная фаза этногенеза тех кочевых племён алтайских киргизов, которые, смешавшись с моголистанцами, впоследствии образовали киргизский народ.

На новых землях формируется киргизский этнос, который в XVI веке встал перед необходимостью военной консолидации и упорядочения пользования новыми землями-пастбищами и образует характерную для всех кочевников родоплеменную систему — крылья «он» (правое) и «сол» (левое).

В течение XIV -XV веков отдельные группы кыргызов переселились на территорию современного Кыргызстана. 

Однако основная часть народа оставалась проживать в Минусинской котловине, где в XV-XVIII вв. существовало кыргызское племенное государство Хонгорай.

 

В 1667 и 1679 гг. кыргызский полководец бек Иренек дважды осаждал Красноярский острог, основанный в 1628 году именно для защиты от набегов кыргызов.

Но даже после гибели Иренека в войне с монголами в 1687 году русским не удалось значительно расширить свое влияние в Южной Сибири и Саянах.

 

В начале XVIII века джунгарский хан Цэван-Рабдан опасаясь захвата кыргызов династией Цин и Россией, решил переселить союзных ему кыргызов из Минусина на юг.

В июне 1703 года джунгарский отряд из 3000 воинов вошёл в Хонгорай для исполнения воли хана. 

При помощи кыргызских князей в Абаканской долине было собрано 20 тысяч (по другой версии, в несколько раз больше) кыргызов - значительную часть населения Хонгорая.

По трём дорогам енисейские кыргызы под охраной джунгарских воинов были переселены во владения Цэван-Рабдана. 

 

Переселенцам были выделены земли в долинах рек Чу, Эмель, а также в районе озера Алаколь 

Кыргызские переселенцы в Джунгарском ханстве занимались в основном военной службой и охраной границ ханства.

Они не пребывали на территории современной Киргизии и нет оснований утверждать о каком-то переселении на Тянь-Шань в начале XVIII в.

Согласно официальным сведениям, в Хакасии осталось около 600 «луков», то есть минимум боеспособных мужчин, необходимых для охраны своих земель 

 

31 августа 1708 года маньчжуры выразил протест против постройки русскими Абаканского острога и потребовал его ликвидации.

 

На владение Хонгорая претендовал хотогойтский князь Дзасакту-хановского аймака Монголии Гун Бубэй.

Он был племянником Гендун-Дайчина, последнего правителя государства Алтан ханов.

Потомки Алтан ханов неоднократно пытались отстоять права господства над Хакасией.

Гун Бубэй заявил: «Тою де землю Хонгорою издавна владел дядя мой Гендун Дайчин, его улс киргизы, уранханя (тувинцы), моторы, они кочевали».

Русское правительство считало претензии монгольских феодалов безосновательными, ибо Хоорай находился «во владении киргисских князцов, а и те киргисские князцы со всеми своими людьми были напред сего под державою Российской». 

 

Совсем другого мнения придерживались джунгарские правители, которые «не в давних годах тех киргизов приняли к себе и по ним с оных народов претендуют». 

То есть, джунгарский хан, забрав к себе своих подданных кыргызов, стал по праву требовать на себя ясак с оставшихся кыргызов.

 

20 августа 1727 года в результате переговоров на реке Буре, в 20 км от Кяхты, между Россией и Империей Цин, без участий ойратского государства (т.е. неправомочно по отношению к его землям) был заключен пограничный трактат.

Раздел территории прошёл по Саянам, от Кяхты до вершин Абакана, вплоть до владений Джунгарии.

Все земли и народы, находившиеся по северной стороне Саян, отошли к России, а по южной — к Маньчжурской империи.

 

После гибели Джунгарского ханства, в 1761 году, от Бийска до Саянского острога была учреждена Кузнецкая линия протяжённостью в 298 верст.

Участок открытой границы в верховьях Абакана служил своего рода «воротами», через которые возвращались группы кыргызов.

Хоорайские башлыки и есаулы (правители), нёсшие пограничную службу, присоединяли беглецов к своим владениям.

 

Отсутствием большей части населения в Хонгорае поспешили воспользоваться русские, организовавшие в 1704-1706 годах серию безуспешных военных походов в Минусинскую котловину.

Также русские отряды атаковали небольшие группы возвращавшихся из Джунгарского ханства кыргызов. 

Затем на территории до конца так и не завоеванного Хонгорая русские выстроили Абаканский острог.

 

Цэван-Рабдан, видя потерю своим ханством кыргызских земель, решил переселить оставшееся кыргызское население Саяно-Алтая в 1706 году в Джунгарию, хотя оно было не таким масштабным как первое переселение. 

В это же время часть кыргызов, перейдя горы Саяна, присоединилась к монгольскому феодалу Гун Бубэю — подданному Цинской империи.

Значительная часть кыргызов осела среди телеутов, алтайцев и урянхайцев (сеоки модор, аара, пурут, кыргыс, пелтыр).

Остальные крайне немногочисленные оставшиемя в Минусе кыргызы приняли участие в формировании сегодняшнего хакасского народа.

 

На протяжении всей первой половины XVIII века русские переселенцы и казаки не заселяли Минусин, опасаясь возвращения кыргызов. 

Однако, в 1733-1736 годах в Минусин вернулась, лишь одна, к тому же минимальная группа кыргызов. 

 

В 1756-1757 годах Джунгарское ханство было разгромлено Цинской империей, и при этом погибла значительная часть мужского кыргызского населения.

Часть кыргызов вместе с джунгарами удалилась в прикаспийские степи и вошли в состав калмыцкого народа. 

 

Енисейские кыргызы около 150 лет сдерживали продвижение русских в Южной Сибири.

И именно падение единого союзного им Ойратского государства, чьей важнейшей частью являлось Джунгарское ханство, послужило основной причиной прекращения их сопротивленья агрессии российской империи.

 

Описание страны

В китайских хрониках сохранилось достаточно подробное описание страны кыргызов, составленное посольством, шедшим из Ордоса через Уйгурский каганат в земли кыргызов.

В 841 году по указу императора династии Тан У-цзуна чиновники ритуального приказа опросили кыргызских послов и составили следующее описание их страны:

- Почвы болотистые, зимы снежные.

Женщин больше, чем мужчин.

Мужчины носят серьги в ушах, по характеру — отважные и сильные. Повсеместны татуировки: у воинов на руках, у замужних женщин на лице. 

Браки не очень крепкие.

Знают месяцы, сезоны и 12-летние циклы годов.

Сеют просо, пшеницу, овсюг, ячмень.

Сеют в апреле, жнут в октябре.

Делают пиво.

Овощи и фрукты не выращивают.

Разводят крупных и сильных лошадей.

Много коров, овец, меньше верблюдов.

Лошадьми и овцами платят калым, богачи дают 100—1000 голов.

Стада богачей в несколько тысяч голов коров.

Из еды предпочитают мясо и молоко, для правителя делают пиво и пироги.

Охотятся на тарпанов, козулей, дзеренов, баранов, оленей, чернохвостых коз. Ловят рыбу, судя по описанию — осётры.

Охотятся на птиц: гуси, утки, ястребы, сороки, орлы.

В их стране растут деревья: берёзы (больше всего), сосны, ива, ель, вяз. Добывают золото, железо, олово для чего вырывались шахты, которые местные жители позже именовали чудские копи.

Во время дождя (?) выплавляли железо называемое цзяша (迦沙) из которого делали крайне острое оружие, поставляемое тюркам.

Носят белые валяные шляпы, пояса с точилом.

Бедные одеваются в овчины и шляп не носят.

Женщины одеваются в шерстяные платья или привозной шёлк.

Зимой живут в избах, покрытых корой.

Правителя называют «ажо» (阿熱) и династия также называется Ажо. 

Перед домом царя установлено знамя, он одевается в соболью шапку зимой и колпак с золотым ободом летом.

Его ставка у поросших лесом гор (青山), вокруг деревянные стены. Шатёр ажэ называется мидэджи (密的支).

Народ платит подати соболями и белками.

Есть чиновники шести разрядов.

Военные: семь министров, трое командующих, десять чжиши (職使). Гражданскими делами занимаются 15 чанши (長史), остальные чиновники не имеют определённого числа.

За бегство в сражении, нерадивости в посольстве, подачу плохого совета царю, и за воровство рубят голову.

Если у вора жив отец, то он должен носить с собой голову сына до самой смерти.

Из инструментов знают флейту, бубен, Шэн, бамбуковый рожок (觱篥), барабан.

Любят канатоходцев и представления с обученными животными.

Жертвы духам приносят в поле в любое время.

Священников называют «гань» (, ср.).

На свадьбах платят калым.

На похоронах оплакивают покойного, три раза обёртывают его в саван и сжигают, через год останки зарывают и снова оплакивают.

Язык их взаимопонимаем с уйгурским, знают письменность (вероятно Древнетюркское руническое письмо).

 

Военное дело

Мощная армия кыргызов, комплектовалась десятитысячными округами (туменами), в случае ведения тяжелой войны дополнялась ополчением.

В войске была строгая дисциплина; если кто-либо струсил или поддался панике, ему отрубали голову.

Использовались знамена, в том числе на древках копий, которые в походе вставлялись в кольцо, прикрепленное к стремени.

Одно такое стремя было обнаружено в кургане могильника Эйлиг-Хем III конца X — начала XI в.

 

Уйгурами киргизам в 8-9 веке приписывается большое могущество; у них будто бы было до 400 000 вооруженных луками воинов.

В то время как по Тан-шу, у кыргызов предполагается всего 80 000 человек войска и 100 000 семейств.

Предположительно, это есть разночтение между мобилизируемой и иррегулярной армией, которой обладал каганат.

 

В китайских источниках отмечается, что когда кыргызы «набирают и отправляют войско, то выступает весь народ и все вассальные поколения».

 

Закованный в панцирь кыргызский рыцарь —алып, вооруженный копьём, палашом, боевой палицей или чеканом, являлся главной ударной силой конницы.

В ближнем бою кыргызы рубились мечами, палашами и слабоизогнутыми саблями.

Отмечается большая развитость кыргызского комплекса вооружения, в частности многовариантность стрел, в том числе ориентированных на пробивание панцирной брони и рассечение колец кольчуги.

 

В комплект защитного вооружения кыргызов входили наручи (для защиты руки от кисти до локтя), поножи (для защиты ноги от колена до ступни), зерцала (для защиты груди) и оплечья.

Кыргызские панцири состояли из железных пластин, скрепленных между собой по ламеллярному принципу

Панцири VI—VIII веков, как правило, представляли собой металлический нагрудник.

В эпоху начала Великодержавия конструкция лат уже закрывает спину и руки до середины предплечья; кроме того, появляется подол, спускавшийся к коленям и защищавший бёдра.

Затем кыргызы, ковали свои доспехи из крупных подпрямоугольных металлических пластин.

Этому способствовало и возросшее качество металла, который по многим показателям, как ни трудно в это поверить, превосходил современные марки сталей.

Ближе к финалу истории Кыргызского каганата крупные пластины приклепывались к матерчатому или кожаному покрытию.

Подобные латы, сочетавшие в себе особую красоту с неплохими защитными свойствами, были изобретены в VIII веке в Китае и вскоре стали привычной экипировкой южно-сибирских воинов.

Повсеместно же они распространились лишь во 2-м тысячелетии.

Европейцы скопировали их в XIII веке у монголов и назвали «бригандиной». На матерчатое покрытие этих лат часто шли самые дорогие ткани.

Чтобы предотвратить в бою ткань от повреждений, бригандину обычно использовали одновременно с кольчугой.

 

В XIII веке, после подчинения кыргызских княжеств нукерами Джучи-хана, кыргызское войско вошло в состав монгольских сил.

Сохранили кыргызы и прежнюю схему управления.

В период правления монгольской династии Юань кыргызские части несли охрану бывшей столицы чингисидов Кара-корума, участвовали в междоусобных войнах потомков Чингисхана Хубилая и Хайду.