Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Ительмены

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ительмены

(итэмэн, в ранних записях искажённо —ительмень, устаревшее: камчадалы)

 

Взгляд из прошлого

«Описание всех в Российском государстве, обитающих народов» 1772-1776 гг.:

- В отличие от коряков, которые все больше и больше занимаются разведением оленей, камчадалы продолжают искать себе средства к существованию в охоте и рыбной ловле. Камчатские леса очень богаты, а живность в них разнообразна. Охота на пушного зверя особенно продуктивна зимой. Это основное средство существования камчадалов и почти единственный их товар.

- Камчадалы занимаются с любовью разведением и воспитанием собак, которым живется у них несравненно лучше, чем прочим домашним животным — лошадям и быкам.

Камчатские собаки закалены в далеких путешествиях и, несмотря на дурные дороги и неровную почву, бегут без устали на большие расстояния. Они мало отличаются от крестьянских дворовых собак; но камчадалы совершенно переделали на свой лад этих животных: они приучили их и к иной пище, и к иному обращению, и к своеобразному способу дрессировки. Из всех сибирских собак камчатские — лучшие по быстроте бега. Они так горячи, что часто на бегу повреждают себе члены, и от чрезмерных усилий шерсть их нередко бывает покрыта потом с кровью.

 

Они очень сильны: четыре собаки могут везти троих людей вместе с их багажом и делают от 30 до 40 верст в день по дурным дорогам и до 80 верст по хорошей дороге.

 

Если даже в Камчатку когда-нибудь проникнет образование, и жители ее сделаются более развитыми, нежели теперь, все-таки местные и климатические условия не изменятся и заставят всегда предпочитать езду на собаках всякой другой езде.

 

В.И.Немирович-Данченко,"Страна Холода", 1877:

-Камчадалы далеко не привлекательны. Представьте себе неуклюжего, малорослого, смуглого и скуластого дикаря с подозрительно бегающими глазами, цепкими и тонкими руками, словно крадущеюся походкой, во всяком движение которого так и сквозит раболепство и лукавство. К этому же необходимо прибавить, что они почти никогда не моются и обладают каким-то особенным, только им одним свойственным, запахом перегнившей рыбы. Женщины их особенно противны. Тут нечистоплотность достигает своего апогея. Это просто ходячие зверинцы — и понятен ужас одного американца, которому пришлось провести несколько дней между этими изящными представительницами прекрасного пола.


Занятия камчадалов определяются временами года. Летом они ловят и сушат рыбу, собирают разные коренья, ягоды и мухоморы; осенью они продолжают рыболовство, бьют птиц, гусей, лебедей, уток, заготовляют лес; зимою охотятся за соболем и лисицею, плетут сети для рыбы, делают санки, перевозят запасы из летних промысловых шалашей в свои юртовья. Весною — начинаются морские звериные промыслы, ловля бобров. Все эти работы строго распределены между мужчинами и женщинами: первые бьют и ловят зверя, вторые занимаются его приготовлением. Первые строят юрты и балаганы — вторые шьют платья.

Пища камчадалов состоит главным образом из юколы, приготовляемой из всех рыб рода лососей. Каждую рыбу они делят на шесть частей. Бока с хвостом сушат на воздухе, спинки и тешки приготовляют особенно. Головы квасят в ямах, пока весь хрящ покраснеет — и несмотря на страшную вонь, едят их как лакомство. Остающееся на костях мясо снимают, сушат и толкут для примеси к вареву, а кости заготовляют для собак. Затем следует рыбья икра, которая сушится вместе с корою ивы и березы и употребляются в пищу во время промыслов и охот. Мясо и жир тюленя, моржа и др. морского зверя они также едят, приготовляя его с разными кореньями и травами. Ягоды и корни дополняют их неприхотливое меню.

 

- Во время праздников и пиров камчадалы пьют настой из мухомора, или высушив этот гриб, глотают его целиком. Вслед за тем почти тотчас же наступает опьянение: это тот же гашиш. Русские казаки, употреблявшие это снадобье, рассказывают о нем самые удивительные вещи. Так, им мухомор приказывал удавиться, зарезаться, и это приказание непременно было бы исполнено ими, если бы не товарищи, вовремя останавливавшие расходившихся пьяниц. Другому казаку почудился ад и геенна огненная, причем тот же мухомор приказал ему исповедаться, что он и начал вслух на потеху хохотавших собеседников, выложив им все сокровенное. Коряки и чукчи едят мухомор, когда собираются кого-нибудь убить или решиться на опасное предприятие.

На своих пирах камчадалы также и поют. Песни их однообразны, хотя их ритм и мотивы не лишены своей приятности. Песни, преимущественно любовного содержания, сочиняются их девушками и женщинами.

В обычаях камчадалов весьма много странного. Вот как, например, у них еще недавно сводилось знакомство. Если один камчадал хотел короче сойтись с другим, то он, предварительно заготовив всякого рода припасов на десятерых, звал будущего друга к себе в гости. Юрта на этот случай топилась до невозможности. Хозяин и гость сидели в ней раздевшись. Затем последнему предлагались яства — и в то время как он ел, хозяин на раскаленные каменья очага наливал воду. Гость, по засвидетельствованию очевидца, старается все, что у хозяина приготовлено, съесть и жар его вытерпеть, а хозяин старается, чтоб гость взмолился и просил свободы от пищи и жару. Выйти из юрты гость права не имеет, хозяину же предоставляется оставлять ее, когда ему угодно. Гость откупается собаками или платьем.

 

Современные источники

Ительмены — народ, коренное население полуострова Камчатка.

 

Этноним

Название Ительмен является русской адаптацией самоназвания «итэнмэн» («сущий», «живущий здесь»).

 

Численность и расселение


В конце 17 в. ительмены занимали центральную часть полуострова Камчатки.

Северной границей расселения на западном побережье была р.Тигиль, на восточном — р. Ука. На юге поселения ительменов тянулись до самой оконечности полуострова.

Общая их численность в конце 17 в. составляла более 15 тысяч человек.

 

В XVIII — начале XIX вв. ительмены делились на ряд крупных локальных подразделений, имеющих собственные самоназвания и особенности культуры: камчатскую, авачинскую, большерецкую, западную, хайрюзовскую.

 

С вхождением Камчатки в состав Российского государства большинство территориальных групп ительменов оказалось в зоне интенсивных контактов с русскими.

В результате военных столкновений с казаками и эпидемий их численность быстро сокращалась.

Со второй половины 19 в. процесс культурно этнического исчезновения ускорился.

Особенно интенсивно он шел в долине р. Камчатки.

Медленнее проходил на западном побережье полуострова.

К середине 19 в. Ительмены там сохранили родной язык, многие элементы традиционной культуры.

В качестве ительменов они и были зафиксированы переписью 1926/27 г.

 

На сегодняшний день по переписи 2010 года, ительменов зафиксировано всего 3093 человека.

Проживают они на полуострове Камчатка, преимущественно в Тигильском и Мильковском районах Камчатского края и Петропавловске-Камчатском (2361 человек), а также в Магаданской области (600 человек).

 

Численность ительменов в населённых пунктах (по переписи 2002 года)

(указаны муниципальные образования, где доля камчадалов в численности населения превышает 5 %).

Камчатский край (2296 чел., 2002 год):

- село Тигиль 355 чел.

- село Ковран 265 чел.

- город Петропавловск-Камчатский 265 чел.

- село Мильково 233 чел.

- село Усть-Хайрюзово 156 чел.

- пгт Палана 130 чел.

- село Седанка 130 чел.

- село Соболево 119 чел.

 

Магаданская область (643 чел., 2002 год):

- город Магадан 231

- село Тауйск 114

- пгт Ола 109

 

Антропологические особенности ительменов

Антропологически ительмены включаются в материковую группу популяций арктической малой расы северных монголоидов.

Своеобразие расовых особенностей народов, входящих в эту группу (чукчи, эскимосы, коряки, ительмены), по сравнению с другими сибирским монголоидами, заключается в некотором ослаблении монголоидного комплекса: более высокое переносье, менее плоское лицо, более тёмная пигментация, выступающие губы.

По этим признакам антропологи устанавливают связь арктической расы не с внутриконтинентальными, а тихоокеанскими монголоидами.

 

 

 

Этногенез

Формирование ительменов связано с мезолитической культурой бродячих охотников-рыболовов, которая характерна для весьма обширной территории.

Истоки этой культуры восходят к районам восточной Монголии, откуда она распространилась позднее на значительную часть восточной Сибири и северо-восточной Азии.

В раннем неолите на северо-востоке Азии начинают формироваться местные региональные культуры.

Одна из них — тарьинская охватывала центральную и южную часть Камчатки.

Большинство исследователей склонны считать, что ее носителями и были древние ительмены.

Но кроме местных, камчатских корней ительмены имеют и другие генетические истоки.

Многие культурные особенности ительменов несут на себе отпечатки иной природно-географической среды, роднят их с народами Приамурья, Приморья, Северной Америки.

 

Язык

Ительменском язык принято относить к чукотско-камчатской семье.

Существует нетрадиционная точка зрения, согласно которой ительменский язык входит в эту семью лишь на ареальных основаниях, генетической связи с чукотским и корякским языками у него нет.

В языковом отношении ительмены некогда составляли три большие группы: восточную, южную и западную.

Относительно сохранился лишь западный ительменский язык, испытавший значительное воздействие корякского.

Выделяются 4 диалекта: напанский, седанкинский, сопочновский, хайрю-зовский.

Лишь 18,8% ительменов, преимущественно представители старшего поколения, родным считают ительменский язык.

 

Традиционное жилище

Зимним жилищем служили прямоугольные или овальные полуземлянки (юрты) с деревянным сводом, поддерживаемым столбами.

Дым очага выходил через боковое отверстие.

В юрту спускались по бревну с перекладинами через верхнее отверстие. Обычно в землянке зимовало от 5 до 12 семей.

На летние промыслы каждая семья переселялась в свайную постройку из жердей с коническим верхом, рядом строили сооружения из жердей и травы, в которых чистили и варили рыбу.

Подтверждено, что как минимум в ХVIII в. у ительменов имелись четырехстенные срубные избы.

 

А из хозяйственных построек —амбары и помещения для скота

 

Религия

Религиозные представления и обряды ительменов основаны на Пантеизме и Анимизме.

Демиург видимого мира— Кутка или Кутга, происходит, может быть, от монгольского «кут»=»мороз».

Именно холод должен был казаться первым поселенцам на Камчатке главным фактором, определяющим их жизнь.

Постоянные насмешки, которые ительмены допускали по отношению к Кутке, рассказывая о нем, почти в дионисийском духе, непристойные истории, объясняются может быть победой над морозом после того, как Кутка же научил строить подземные жилища.

Научив, Кутка ушел в страну коряков, где куда холоднее, чем на Камчатке.

Жена Кутки — Хахи, быть может от старо-тюрского «хат»=»красота, порядок, лад»; миф говорит, что она и была очень красива и умна.

Его сын Дезелькут, быть может, от «тес»=»подобие, образ»+»кут»=»Подобие Кутки».

Из «Духов-Хозяев», особо почитался «хозяин моря» Митг, дающий основной продукт питания — рыбу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Леший, совсем как у славян и тюрок заманивающий в чащу — Ушахчу, имеет может быть соответствия в «ух» (протобулгарское)=»филин».

В облаках живет Виллюкай, «вилем»=»смерть», поскольку, по повериям, после смерти человек переселяется на небо.

Властелин подземного мира — Хэч.

 

Существовали шаманские обряды.

В роли шаманов обычно выступали женщины.

 

Поразительны космологические познания ительменов.

Они хотя и считают землю плоской, но думают, что изнанка нашей плоской земли — это подземное небо, и когда там лето, тут зима, и наоборот.

Дождь проникает сквозь землю и орошает подземную землю, что имеет полное соответствие в славяно-тюрских мифологиях о Подземном Океане.

Есть у них и предания о Всемирном потопе, и о спасении некоторых предупрежденных на плотах, как у народов Передней Азии.

Хорошо знакомо им созвездие — Большая Медведица, которую они называют Хана, что значит «движущееся созвездие».

 

В сентябре у ительменов проходил «Алхалалалай», важнейший обрядовый календарный праздник очищения, знаменующий завершение хозяйственного цикла.

В празднике в обрядовой форме воспроизводились элементы мифов о сотворении мира и ритуалы, связанные с благодарением природы.

 

 

 

 

Отдавая дань уважения своим предкам, ковранцы и гости праздника совершали восхождение на легендарную гору Эльвель.

По обычаю, во время церемоний устанавливаются жертвенные фигуры Хантай, Нустахчах, Ажушак, изготовленные местными ремесленниками.

 

После обращения ительменов в 1740 — 1747 гг. в христианство стали распространяться православные обряды — крещение, венчание, отпевание.

Уже в первой четверти ХIХ в. путешественники отметили в камчадальских селениях православные кладбища.

Установилась традиция при крещении давать детям русские имена.

Ительмены числились прихожанами камчатских церквей, и первые русские фамилии получили по фамилиям духовенства и служилых.

 

Календарь

В культуре и мифологии ительменов отмечено явное воздействие древних тюркских народов.

Чрезвычайно устойчивым признаком культуры народа является календарь.

Само обозначение времени у ительменов — «уткуах», «асич» (у жителей западного побережья) и «леткуль», «ельчич» (у жителей восточного побережья), причем на древность этих слов указывает то, что смысла их ительмены уже не понимали.

На старотюркском «ут»=»ходить», «ас»=»память», «лата»=»порядок», «елкер»=»Плеяды», по которым еще герои Гомера определяли время.

Таким образом, мы получаем целый набор определений, касающихся свойств времени.

 

Другим явно тюркским следом является отсчет времени не по солнцу, а по луне; именно, ительмены определяют год как некое количество лунаций.

Но, поскольку лунный год короче солнечного, они подгоняли лунации к сезонам, чтобы, в отличие от мусульман, начало года не двигалось по всему календарю.

Месяц же прямо определяется как промежуток между новолуниями.

 

Названия месяцев имеют четкую этимологию из ительменского, так что они, наверное, поздние.

Само слово «месяц» как и в русском и у других индоевропейцев, синоним «Луны», «коач».

В старотюрском «кукаль»=»пирог».

Здесь налицо аналогия — оба предмета, пирог и Луна, круглые.

Лето» называется по-ительменски «адамас», что имеет прямую аналогию с тюрским «азамат», «заря, свет».

Месяц перевод тауакоач, май месяц прилета куликов коакуач, июнь время кукушки эхтемстакоач, июль летний месяц кихсуакоюч, август лунный свет (в августе начинается сезон ночной ловли рыбы) коасухтакоач, сентябрь месяц опадания листьев пикискоач, октябрь месяц маленькой птички «пик» казакоач, ноябрь крапивный месяц — сушка крапивы ноккоуос набиль, декабрь «я отморозил» сюсакоач, январь «не тронь меня» кичакоач, февраль месяц лестницы (по которой они забирались в свои жилища) адукоач, март месяц дымоходного отверстия (оно начинает оттаивать первым, показывая приход весны) масгалькоач, апрель месяц трясогузки

 

Традиционное хозяйство

Основу жизнеобеспечения ительменов составлял речной лов, дающий рыбу лососёвых пород.

В море промышляли навагу (на льду), корюшку, мойву.

Промысловыми угодьями владела территориально-соседская община.

Рыбу, в основном лососевых, ловили с апреля по ноябрь.

Способы и орудия лова были традиционны — сети, невода, запоры — сооружения в виде изгороди или плетня из тальника, перегораживавшие речку или часть ее, с «воротами», в которые ставили плетеные ловушки в виде воронки (верши, морды) или мешкообразные сети.

Женщины занимались собирательством.

Жители морского побережья промышляли ластоногих, шкуры и жир которых служили предметами товарообмена как среди местного населения, так и с оленными коряками.

У последних выменивали оленьи шкуры, мясо, сухожилия.

Охота носила подсобный характер.

Добывали в основном снежных баранов, диких северных оленей, водоплавающую птицу в период линьки.

С охотой на медведя и употреблением в пищу его мяса были связаны особые обряды.

Пушнина служила предметом обмена.

На соболя и лисицу ставили капканы и ловушки, а также гнали собаками.

Летом передвигались на лодках-батах, выдолбленных из тополя.

Зимой — на собачьих упряжках с нартами, имеющими две пары дугообразных копыльев и седлообразное сиденье.

Ходили на лыжах — длинных, скользящих и «лапках» — коротких ступательных.

Утварь изготовляли из бересты, топоры делали из оленьей и китовой кости или камня (яшмы), ножи, стрелы, наконечники копий — из вулканического стекла — обсидиана.

Пользовались ительмены и плетенными из осоки изделиями: корзинами, коробами, которые носили за спиной при помощи кожаного или матерчатого ремня.

Женщины укрепляли ремень на лбу, мужчины — на груди.

В этих корзинах переносили ягоды, клубни растений, кедровые шишки, груз во время перехода на рыбалки или полевые станы.

Подобного типа утварь использовалась практически всеми народностями, проживающими на территории Камчатского полуострова.

Холодной ковкой из металла изготавливали ножи, наконечники стрел и копий.

Огонь добывали трением.

Есть свидетельства разведения крупного рогатого скота и огородничества, задолго до появления в регионе русских.

Была развита художественная резьба по кости.

 

Традиционная одежда

Зимней одеждой, как мужской, так и женской, были глухие шубы с капюшоном — кухлянки (ниже колен) и камлеи (до пят), которые шили из оленьего меха двойными — мехом внутрь и наружу.

Зимой мужчины и женщины носили штаны мехом внутрь, летом — замшевые.

Летней одеждой часто служила выношенная зимняя, которую на промыслах дополняли плащами и обувью из выделанных рыбьих кож.

Женской домашней одеждой был комбинезон, мужской — набедренная кожаная повязка.

Зимнюю обувь шили из оленьих камусов, дополняя меховыми чулками, летнюю — из шкур ластоногих.

Зимние меховые шапки имели вид капора, а летние, похожие на алеутские, делали из бересты или перьев и палочек.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стеллер писал: «Самые нарядные кухлянки обшиваются у ворота и рукавов, а также и на подоле, собачьим волосом, а на кафтан навешиваются сотни кистей из тюленьего волоса, окрашенного в красный цвет, которые болтаются из стороны в сторону при каждом движении».

Такое одеяние ительменов создавало впечатление пушистости и лохматости.

У женщин-ительменок был обычай: носить парики.

Более всего почиталась та, у которой парик был больше и роскошнее.

Эти модницы всегда ходили с непокрытой головой.

 

Девушки же свои тяжелые черные как вороново крыло волосы заплетали во множество мелких косичек и для большего шика покрывали их волосяными накладками, сплетенными в виде шапочек.

Может быть, поэтому чукчи и коряки могли называть ительменов камчадалами, потому что в обоих языках «камча» означает «кудрявый», «лохматый», а «левыт», «лявыт» (чукот.) и «лэв’ит», «лав’ыт» (коряк.) — «голова».

Музыка и танцы

Музыка характеризуется несколькими локальными вариантами, изученными неодинаково.

К началу 1990-х гг. были известны три из них: два западных — ковранский и тигильский и один восточный — камчадальский.

Музыка, инструменты и жанры взаимосвязаны с фольклорными традициями коряков, курильских айнов и эвенов.

Музыку ительменов делят на песенную, танцевальную, инструментальную и повествовательную.

Песенная мелодия сопровождает импровизированный текст.

Песни с лирическим текстом у ковранцев называются чака’лэс (от чак’ал — «горло», «рот»), у тигильцев — репнун (от репкуё — «напевать», «голосить»).

Колыбельные песни, хотя и выделяются терминологически (у ковранцев — корвэльу, у тигильцев — карвэльу), собственных мелодий не имеют, а поются на различные типовые мелодии.

Тексты заговоров, обнаруженные только у ковранцев, поются на ритуальные мелодии (кмали чинэх).

У ительменов известно 16 музыкальных и звукопроизводящих инструментов под общим названием ма’лйанон — «играющий предмет». Ительменский бубен (яяр) родствен корякскому.

Существовал и деревянный пластинчатый варган (варыга).

Флейта из дудника с наружной свистковой щелью без отверстий для пальцев у ковранцев называется ковом, у тигильцев — коун.

 

«Собственно ительмены имеют, в свою очередь, свои старинные, особые пляски, которые они у Пенжинского моря называют «хаютели», а на реке Камчатке — «кузелькингга».

Главный танец сводится к тому, что все женщины и девушки садятся кружком, потом одна из них вскакивает, поет песню и поднимает руки, на средних пальцах которых висит по длинной пряди мягкой травы эхей. Этими прядями травы женщины всячески размахивают, при этом так быстро сами кружатся и вертятся, что кажется, будто все их тело трясется от лихорадочного озноба, причем отдельные части тела совершают каждая свое особое в разные стороны движение.

Их ловкость трудно описать словами, и ей нельзя в достаточной степени надивиться.

Во время пения они подражают крикам разных животных и птиц, выделывая совершенно неподражаемые горловые фокусы: кажется, будто слышишь одновременно по два-три голоса.

Этим мастерством отличаются особенно женщины в Нижнем остроге и по реке Камчатке.»

(Георг Стеллер о музыкальных способностях ительменов «О празднествах и развлечениях ительменов» труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки») 

 

Национальная кухня

Рыба служила основной пищей и кормом для собак.

Ее заготавливали впрок: вялили и квасили в ямах, реже запекали и коптили, зимой замораживали. Лососевую икру сушили и квасили.

Реже употребляли в пищу мясо зверей и птиц.

Мясо и жир морских животных парили в ямах, кишки и желудки использовали как емкости для хранения продуктов.

С рыбой и мясом ели много различных трав, кореньев, клубней сараны, ягод.

Собирали кедровые орехи, яйца водоплавающих.

В хозяйстве ительмены пользовались деревянной, берестяной посудой и утварью из травы.

В деревянных корытах пищу варили с помощью раскаленных камней.

Отваренное мясо или рыбу клали на большие деревянные блюда-доски с чуть-чуть приподнятыми краями и ели руками, запивая из небольшой деревянной чашки какой-либо приправой.

 

Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.