Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Нганасаны

Нганаса́ны 

(няа, ня)

 

Современные источники

Древнейший, коренной, малочисленный, самодийский народ Сибири.

 

Самоназвание

Няа, ня — «товарищ»

 

Этноним

Термин нганасан (от нанаса, нанасан — человек) был введён советскими лингвистами в 1930-е годы как ошибочное обобщение известного многим народам Севера употребления слова со значением «человек» в качестве эндоэтнонима.

 

Численность и расселение

Всего: 700 человек (оценка 2012 года).

По переписи 2010 года, в РФ 862 человека.

В том числе Красноярский край 807 человек, из них в Таймырском Долгано-Ненецком м. районе, 747 человек.

В Волгоградской области 43 человека.
Кроме того, Украина 44 человека (перепись 2001 года).

 

Динамика изменения численности населения нганасан в России в XX веке: 1929 — 867 человек,1959 — 748, 1970 — 953, 1979 — 867, 1989 — 1262, 2002 — 834, 2010 — 862.

Нганасаны населяют восток Таймырского муниципального района Красноярского края и территорию, подчинённую администрации города Дудинка.

 

В XVIII веке якуты на Таймыре ассимилировали тунгусов и русских, образуя этнос долган, которые вытеснили нганасан к западу и северу Таймыра.

С другой стороны, ненцы, приходя с запада и ассимилируя энцев того периода, также вытесняли их к северу, в зону тундры.

 

В советское время нганасан переселили чуть южнее, однако они все равно остаются самым северным народом Евразии.

В 1940-е—1960-е годы в связи с реализацией плана перехода от кочевого образа жизни к оседлому были построены посёлки к югу от основных мест их прежнего кочевания, на долганской этнической территории — Усть-Авам, Волочанка, Новая.

В настоящее время в этих посёлках сконцентрирована большая часть нганасан.

Лишь около 100 человек живут полуоседло на «точках» охотничье-рыболовецкого промысла в тундре, главным образом в верховьях реки Дудыпты.

 

Численность нганасан в населённых пунктах в 2010 году

 Красноярского края:

- посёлок Волочанка 266

- посёлок Усть-Авам 260

- город Дудинка 100 (2002)

- посёлок Новая 53

- посёлок Хатанга 13

- посёлок Потапово 10

- посёлок Левинские Пески 7

- посёлок Жданиха 7

- посёлок Новорыбная 5

- посёлок Сындасско 5

- посёлок Хета 4

- посёлок Кресты 2

 

Территориально этнические группы

Нганасаны состоят из двух племён:

- авамские (западные, с центрами в посёлках Усть-Авам и Волочанка) делятся на пять патрилинейных родов: Нгуомде (Момде), Нгамтусо (Костеркины), Чуванчера (Курсимины), Нинонде (Порбины), Линанчера (Турдагины); 

- вадеевские (восточные, с центром в посёлке Новая) нганасаны — на шесть: Асянду, Купчик, Кокары, Лапсаха, Нгойбу, Нёрхо,

и одного рода (род Око (Долган) или яроцкие нганасаны), не входящего в эти племена.

 

Этногенез

В XVIII веке полоса лесотундры от р. Таз на западе и до р. Лена на востоке, по-видимому, была занята племенами пеших охотников на дикого северного оленя.

Эти племена не были самодийскими по языку и культуре, а, вероятно, являлись западным продолжением того народа к востоку от Лены, из которого к приходу русских к XVIII в. образовались юкагиры.

 

К XVIII в. к западу от Лены эти палеоазиаты, уже полностью поглощены самодийцами и тунгусами.

В бассейне реки Пясины, например, таким образом образовались две небольшие самодийские группы, известные русским как самоеды-кураки и пясидские самоеды.

Однако в промежутке между Леной и Хатангой палеоазиаты мало подверглись влиянию тунгусов, будучи частично ассимилированы ими только в языковом отношении.

Их оттеснили частью к самому берегу моря Лаптевых, частью в район верховьев р. Анабар и среднего течения Хатанги.

 

Палеоазиаты сражались с тунгусами за места охоты на диких оленей, похищали друг у друга домашних оленей и женщин, и т. д.

Для охоты на диких оленей часть этих палеоазиатов проникала все дальше вглубь Таймыра, где встречались с упомянутыми самоедами-кураками и пясидскими самоедами, и в конце концов были ассимилированы этими самоедами, образовав племена тавгов и тидирисов, встреченные русскими в XVII веке.

 

В течение XVII — первой половины XVIII веков тавги, тидирисы, самоеды-кураки и пясидские самоеды сливаются в одно племя Авамских нганасан.

В этом племени потомками тавгов, видимо, являются роды Чунанчера и Нинонде, потомками тидирисов — род Линанчера, паясидских самоедов — род Нгомде, и самоедов-кураков — род Нгамтусо.

Своё имя — это племя получило от р. Авам и Авамского зимовья, где оно платило ясак.

 

Те же палеоазиаты, что остались в верхнем течении Анабара и среднем течении Хатанги (с оз. Ессей в центре своего поселения), стали известны русским под именем тунгусов ванядыров, или ванядов.

В течение первой половины XVIII века в результате неудачных восстаний, голодовок и т. п. это племя распалось.

Часть его ушла к тунгусам, часть к появившимся в тех местах якутам, а часть ушла на Таймыр, поселившись к востоку от авамских нганасан, и под их влиянием оформилась в качестве племени Вадеевских (восточных) нганасан.

В начале XIX в. тунгус из рода Долган по имени Око стал жить вместе с нганасанами.

Из его потомков к концу века образовался род Око, или Долган, не входящий ни в одно из собственно нганасанских племён.

 

Генетика

По Y-хромосоме ДНК (передающейся по прямой мужской линии) кочевые нганасаны (коих осталось всего около 100 человек) принадлежат на 92 % к гаплогруппе N1b («самодийской») и на 5 % к гаплогруппе C.

Это самый высокий показатель среди всех народов для гаплогруппы N1b. Таким образом, можно сказать, что нганасаны являются генетически «самым самодийским» народом из всех.

Кроме того, это один из самых однородных народов из тех, что изучены по ДНК Y-хромосоме.

 

Антропология

В антропологической классификации положение нганасан однозначно не определено. Они включаются в состав сибирских монголоидов, но оцениваются как "обособленная популяция" сохранившая, наряда с долганами, черты палеосибирского комплекса, тяготеющего к байкальской группе популяций.

 

Язык

Нганасанский язык, относится к самодийской группе уральской семьи.

По переписи населения 2010 года в России из 862 нганасан владеют нганасанским языком 125 чел. (14,5 %), русским — 851 (98,72 %).

 

История после присоединения к российской империи

Предки нганасан были подчинены примерно в период с 1618 по 1639 г. В 1618 г. были обложены ясаком пясидские самоеды, в 1625 — самоеды-кураки и ваняды, в 1627 — тидирисы и часть тавгов.

 

В период 1639—1664 гг. русскими источниками зафиксировано несколько столкновений ванядов с соленекскими тунгусами племени адян (эдян).

 

В 1666 г. произошло большое восстание авамских нганасан, при котором было убито более тридцати русских служилых и промышленных людей и четыре тунгуса.

 

В 1679 г. имели место последние столкновения авамских нганасан и энцев c ненцами.

 

В 1683 г. произошло восстание ванядов (предков вадеевских нганасан) на оз. Ессей, в результате чего погибло 11 служилых и несколько промышленных людей.

 

Ещё одно восстание ванядов было отмечено в первой половине XVIII века.

 

Затем каких-либо крупных событий в истории нганасанов не отмечается, по причине нескольких жесточайших принесенных эпидемий оспы (последняя из которых была в 1907—1908 гг.), уничтожившей значительную часть народа.

 

В 1921 г. к нганасанам прибыли первые представители Советской власти.

К тому времени у них уже сложилась прослойка крупных оленеводов.

 

В 1925 г. нганасанские родовые управления во главе с «князцами» преобразуются в родовые советы во главе с председателями, которые в 1931 г. заменяются территориальными кочевыми, а позже и сельскими Советами.

В 1928 г. Авамский родовой совет разделяется на Авамский и Таймырский. С 1931 г. нганасаны входят в Таймырский национальный округ.

С 1931 по 1938 г. — коллективизация нганасан (в 1966 г. все колхозы были преобразованы в совхозы).

В 1938 г. открыта первая нганасанская начальная школа.

В 1940-е—1960-е гг. в связи с реализацией плана перехода кочевого образа жизни к оседлому были построены посёлки к югу от основных мест их прежнего кочевания, на долганской этнической территории — Усть-Авам, Волочанка, Новая.

 

Традиционное жилище

Конический чум (ма) по конструкции близок к ненецкому.

Размер его зависел от количества живущих в нём людей (обычно от одной до пяти семей) и колебался в среднем от 3 до 9 м в поперечнике.

Остов чума состоял из 20-60 длинных жердей, которые расставляли в виде конуса и покрывали нюками.

спользовался стационарный, земляной чум, остов которого покрывался слоем мха и дерна.

Для летнего чума использовали старые, износившиеся нюки, которые укладывали в один слой, зимой употребляли двойные.

Дверь делали из двух сшитых мездра к мездре (изнанка шкуры) оленьих шкур.

Открывалась дверь в зависимости от направления ветра — справа или слева.

Зимой снаружи чума насыпали завалинку (токеда), служившую заслоном от ветра.

В центре чума, напротив входа, располагался очаг (тори), над которым подвешивали крюки для чайников и котлов.

В верхней части чума оставляли отверстие — дымоход.

За очагом — «чистое место» (сиенг), куда запрещалось ступать женщинам. Места для женщин (бату) располагались у входа, здесь же укладывали домашнюю утварь.

Правая от входа сторона была жилой, в левой — помещали гостей и хранили хозяйственные предметы.

Пол застилали циновками из тальника (тола) и досками (лата).

На спальных местах поверх досок и циновок укладывали сначала невыделанные шкуры, а затем выскобленные подстилки (хонсу).

На ночь над спальными местами опускали полог так, чтобы его можно было подоткнуть под подстилку.

После ночи полог снимали, тщательно выбивали, свертывали и укладывали под нюк.

 

С 1930-х гг. в качестве жилища входит в употребление заимствованный у долган балок — прямоугольный возок на полозьях с остовом, крытым оленьими шкурами или брезентом.

В течение года оленеводы меняют три вида жилья: зимой — балок, летом — чум, осенью — брезентовая палатка.

Вход жилища обычно ориентирован на юго-восток.

В кон. XIX — нач. XX вв. нганасаны не имели постоянных поселений.

 

Семья

Основа общества и семьи Нганасан, патриархальный род, с крупными, многопоколенными семьями.

Руководителями рода были старейшие люди, которых позже выбирали в «князцы», представляющие свой род перед русской администрацией.

В их функции входил сбор ясака, разбирательство правонарушений.

 

Среди нганасан существовала экзогамия: запрещались браки между родственниками как по отцовской, так и по материнской линиям до третьего поколения.

Практиковались выплата калыма, ле­вират.

 

В наше время случаи нарушения экзогамии часты.

При этом весьма широко распространены межнациональные браки, детей от таких браков обычно считают нганасанами.

 

Традиционное хозяйство

Охота на дикого оленя, водоплавающих птиц, домашнее оленеводство (c XIX в.), пушная охота.

Второстепенное значение имели рыболовство (по открытой воде) и пушной промысел.

 

Основная охота приходится на летне-осенний период (с июля по ноябрь).

Традиционно диких оленей добывали поколками на маршрутах кочевания и у переправ.

Охотники подстерегали стадо оленей на переправе, давали им войти в воду, заплыть достаточно далеко от берега и кололи копьями между ребер, чтобы они ещё некоторое время могли проплыть и приблизиться к берегу.

Другие охотники находились внизу по течению реки и подбирали убитых животных.

 

Зимой оленя криками загоняли в сети, а также в загороди — сходящиеся ряды кольев.

Существовала и индивидуальная охота — с оленем-манщиком, с собакой, подкрадыванием с маскировочным щитком (лофо), из укрытия, с нарт и т. д.

 

Гусей добывали во время линьки: на лодках окружали птиц и гнали их к берегу, где были установлены сети (депту бугур).

На уток и куропаток тоже расставляли сети.

 

На песцов настораживали каменные пасти (фала денгуй), зайцев ловили петлями.

Основным оружием были копье (фонка), лук (динта) со стрелами (буди), нож (кюма), а с XIX в. широкое распространение получило огнестрельное оружие.

Рыбу ловили сетями (кол бугур), железными крючками (бату), костяными спицами (федир).

 

Нганасанские олени не очень сильны, низкорослы, но выносливы и способны быстро восстанавливаться после истощения.

Существует более 20 слов для обозначения животного в зависимости от возраста, внешнего вида (ветвистости рогов), использования.

Стада насчитывали 2-2,5 тыс. голов.

Метили их тамгой (клеймом, знаком собственности) на шерсти или фигурным вырезом на ушах.

 

Нарты, в зависимости от назначения, были разных типов.

Ирянка — лёгкие ездовые, обычно трёхкопыльные.

В них запрягали двух-трёх оленей.

Весной, когда животные сильно истощены, могли запрягать четыре-пять оленей.

На такой нарте чаще ездили мужчины, поэтому с правой стороны к ней привязывали чехол для оружия.

Инсюдаконто — женские трёх- или пятикопыльные нарты — имели спинку и передок, сверху — меховой полог, который защищал голову и спину при сильных морозах.

 

Кунсыбы`э — грузовые нарты, на которых вещи укрывали полотнищем (фантуй) из оленьих камусов.

Существовали специальные нарты для перевозки шестов (нгююся) и нюков (оленьих покрышек) для чума, постелей, дров, лодок.

Стойбища нганасан располагались на невысоких холмах, внизу между холмами находились олени.

 

Осенью жилища устраивали недалеко от рек так, чтобы охотники в темноте могли вернуться с промысла вдоль русла.

Весной зимние вещи, нюки укладывали на нарты, покрывали продымленной, не пропускающей влагу оленьей шкурой и оставляли в тундре до следующей зимы.

 

Религия и обрядность

Традиционная религия Нганасан анимистический Пантеизм с использование шаманских обрядов.

Развит промысловый культ, почитание родовых покровителей - в виде камней, скал, деревьев, антропо- или зооморфических фигур и т. п.

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 Духов Хранителей называют Койка.

Главными сверхъестественными существами нганасан являются нгуо, коча, баруси, дямады. 

 

Нижний мир, заселенный мертвецами, называется Бодырбомоу (Мертвецов земля).

Обычный человек, попав живым в Бодырбомоу, становится для мертвецов нгуо.

 

Некоторые говорящие по-русски нганасаны склонны перевести слово «нгуо» как «Бог», что не верно.

Буквально «нгуо» означает «небо» или «высшее», при этом некоторые нгуо живут под землей.

 

Нгуо — это, как правило, матери (нямы) стихий, явлений природы, веществ, животных и т. д.

Так, известны Моу-нямы (Земли мать), Быды-нямы (Воды мать), Туй-нямы (Огня мать), Коу-нямы (Солнца мать), Кичеда-нямы (Луны мать), Сырада-нямы (Подземного льда мать), Та-нямы (Оленей мать), Нилу-нямы (Жизни мать, она же Диких оленей мать) и т. д.

 

Из мужских духов главное — Дёйба-нгуо (Сирота дух), главный покровитель нганасан и их культурный герой.

Ему противостоят семь или девять сыновей Сырада-нямы, которых зовут Сырада-нянту (Подземного льда парни).

Имеются также мужские покровители стихий (Кае-нгуо — Грома бог), а также нгуо — мужья нямы.

Русские христианские святые также являются нгуо, например, Миколка-нгуо (св. Николай).

Этим словом обозначаются и многие из коча или бывших коча (см.)

 

Коча — олицетворение болезни, по-нганасански «коча» и есть «болезнь». Однако большие болезни называются нгуо.

Так, оспа — одна из самых больших нгуо.

 

Баруси можно определить как обычное сверхъестественное существо, не являющееся олицетворением никакого рода вещей или явлений.

В качестве исключения они могут владеть водоёмом, в котором обитают. Баруси не обязательно водные существа, а также не обязательно добрые, не обязательно злые, не обязательно умные, не обязательно глупые.

Обычно баруси имеет одну ногу, один глаз и одну руку (подобно эвенкийскому чюлюгды), но могут быть и внешне нормальными.

Про неловкого, глупого человека нганасаны говорят, что «он как баруси».

 

Дямады — демоны, помощники шаманов, обычно зооморфны. «Дямады» означает буквально «горло имеющий», то есть «животное».

 

Согласно верованиям нганасан, жизненная сила любого живого существа заключена в его глазах, сердце, мозге, крови, дыхании.

 

К шама­нам обращались в трудных ситуациях, они же являлись организаторами праздников-обрядов, например праздника чистого чума (мадуся), проводившегося обычно при появлении солнца после полярной ночи.

Он обычно длился от трех до девяти дней.

 

Иногда вместо праздника «чистого чума» устраивался праздник прохождения через «каменные ворота» (фала-футу).

В течение трех дней шаман проводил камлания, и в завершение все присутствующие трижды проходили через специально устроенный каменный коридор.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

При всей схожести шаманских ритуалов Нганасан с ритуалами соседних народов, им присущи и несомненно своеобразные, уникальные черты.

В частности, это касается элементов культовой атрибутики.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шаманы лечили болезни, предсказывали будущее, разыскивали пропавшие предметы, оленей, толковали сны.

Их духи-помощники — животные.

 

Довольно безуспешными явились все попытки Христианизации начиная с 1639 года.

Так, к 1834 г. —было крещено лишь около 10 % нганасан, более того, к началу ХХ в. нганасаны продолжали считаться «язычниками».

 

Еще в 1950-х годах нганасаны во время летнего солнцестояния отмечали праздник Аны'о дялы (Большой день) в честь матерей природы.

Праздником руководила самая старая женщина.

Вовремя него совершались обряды инициации молодежи, которая устраивала игры и состязания (метание копья, накидывание аркана и т.п.).

 

В настоящее время все эти представления сохранились в пережиточной форме: в виде фольклора, различных запретов и правил, некоторых обрядов (особенно промысловых и поминально-похоронных), по большей части у промыслового и оленеводческого населения.

 

Согласно этнографическим исследованиям, в древности нганасаны практиковали обряд воздушного погребения, который часто встречается у народов включённых Старостиным С. А. в гипотезу о сино-кавказской макросемье языков.

 

Фольклор

Свой устный фольклор сами нганасаны делят на две большие части: ситаби — героические поэмы о богатырях и дюрумэ, включающая в себя остальные прозаические жанры.

 

Особую часть фольклора представляют песни-импровизации (балы), иносказательные частушки (кайнгэйру), загадки (тумта), поговорки (боду). Ситаби, сложные и длинные произведения, часть которых исполняется пением.

Их могут рассказывать и петь почти круглые сутки.

Кроме того, происхождение ситаби, согласно самим нганасанам, ненецкое.

Бытовая обстановка ситаби, имена героев и родовые названия преимущественно ненецкие.

В ситаби воспеваются бесчисленные стада оленей, их герои живут в железных или медных чумах, одежду также носят из меди или железа или ненецкую.

Летают по воздуху и могут сражаться в течение нескольких лет, не переставая, подобно ирландскому Кухулину.

Аналогия ситаби у ненцев — сюдобичу, у энцев — сюдбабц.

 

Дюрумэ же (дословно «вести», «известия») — более простой раздел их творчества, это просто рассказы о прошлом, хотя они и включают в себя фантастические сказки, сказки о животных и т. п.

 

Дюрумэ, согласно Б. О. Долгих, можно разделить на несколько групп:

- Сказки, адаптированные к местным условиям.

Действие сказки переносится в тундру, в качестве города фигурирует Туруханск и т. д.

- Сказки о Дяйку (долганский Оёлоко (Одёлоко)). Дяйку является трикстером нганасанского фольклора.

Нганасанскому Дяйку и долганскому (и северно-эвенкийскому) Оёлоко соответствуют трикстеры энцев — Диа (Деа), ненцев — Иомпа (Ёмбу), селькупов — Ича, юкагиров — Дебегей.

- Фантастические сказки, не имеющие религиозных компонентов. Нет ни шаманов, ни загробной жизни, ни понятия души, зато есть великаны-людоеды сигэ (у энцев — сихио).

- Сказки о животных, где в качестве главного героя обычно действует лисица.

Кроме того, из-за остатков анимизма, животные могут быть персонажами в фантастических сказках, сказках про Дяйку и т. д.

- Сказки об Ибуле — комическом персонаже нганасанского фольклора, делающем все наоборот (эвенкийский Ивуль)

- Мифологические и религиозные предания.

- Исторические, этногенетические и бытовые предания, в которых сохранилась память о переселении тавгов на Таймыр, о восстании 1666 года.

О столкновениях с ненцами, эвенками, тунгусами и даже чукчами, которым приписываются фантастические качества.

Возможно, предки нганасан контактировали с ними ещё до переселения на Таймыр.

-Бытовые рассказы из недалёкого прошлого.

 

Иногда предание об отдалённом прошлом называют хюнсэре дюрумэ («старые вести»).

Некоторые предания называются дюрумэ-ситаби, что можно перевести как («вести, содержащие сказки»).

В отличие от настоящих ситаби эти произведения рассказываются, как дюрумэ, а не поются, как ситаби.

 

Профессиональных исполнителей фольклора у нганасанов нет, все общепризнанные сказители —простые охотники, рыболовы и оленеводы.

 

Имелись кайнгэймэкуми — состязания двух молодых людей, которые, сидя по обеим сторонам своей избранницы, сочиняли иносказательные песни, соперничая в остроумии.

Тот, кто, не поняв иносказательного текста своего противника, считался побежденным и обязан был подарить победителю какое-либо металлическое украшение.

 

Музыка

Сохранилась в наиболее древних формах фольклорного музицирования и генетически родственна музыке ненцев, энцев и селькупов.

 

По жанрам делится на:

Песенную традицию, основанную на балы — песнях-импровизациях о чём угодно.

Практически у каждого нганасана имеется несколько личных балы.

Детские песни (н`уона балы) создаются родителями для детей, которые по мере взросления разучивают их и поют как собственные именные песни. Колыбельные песни (л`андырсипса балы) являются семейной традицией и передаются по женской линии, как и песни-баюкания (н`уо л`антеры).

У взрослых популярны лирические иносказательные песни (кэйнэйрся ~ кайнаруе).

 

Эпическую традицию, выраженную в поэтико-певческих состязаниях-диалогах, в которых ситаби поются на персональные мелодии главных героев и являются своего рода исторической энциклопедией нганасанских напевов.

 

Танцевальную традицию.

Круговые танцы сопровождаются горлохрипением на вдохе и на выдохе (нарка кунты).

В целом звукоподражания голосам зверей и птиц занимают важное место и включены в музыкальную ткань эпических и лирических напевов, шаманского обряда.

 

Традицию шаманских песен нада балы, мелодии которых принадлежат различным духам (д`амада) и чередуются в процессе многочасовогокамлания: шаман запевает, а один или несколько помощников ему подпевают.

У каждого шамана имеются ритуальные песни, соответствующие различным этапам обряда: набатачио балы — созывание духов; хоситапса балы — гадание; нантами балы — обращение-просьба к духам.

Шаманские обряды звучат под аккомпанемент бубна (хендир) или посоха с колокольчиком (чире).

Иногда пение шамана сопровождают удары палочкой с позвонками (хета`а), которую обычно используют для ударов по бубну, но иногда и в качестве самостоятельной погремушки.

Большинство подвесок-погремушек на костюме и других атрибутах шамана изображают духов (койка) и имеют соответствующую форму:н`уоны — гагары, кокэры — журавля, денкуйка — лебедя, чедо — луны и др.

 

Инструментальную традицию.

Подвески-погремушки в форме кольца с нанизанными трубочками (д`аптудо) пришиваются к детской одежде в качестве звукового оберега.

По дуге над колыбелью (каптыси) скребли палочкой либо трубочкой, успокаивая ребёнка и одновременно аккомпанируя колыбельной песне. 

Жужжалка (сани херы) и вращаемая завывалка (биахеры), которые сейчас известны как детские игрушки, в прошлом были ритуальными.

 

Традиционная одежда

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Традиционная одежда изготавливалась из оленьих шкур по шаблонному крою.

 

 

Мужской костюм состоял из глухой двойной малицы (лу), сшитой из белой оленьей шкуры и отороченной белым мехом собак, которых разводили специально для этого.

В мороз в дорогу поверх малицы надевали сокуй (хиэ) с капюшоном, с высоким султаном из меха надо лбом.

 

Женская одежда состояла из ровдужного комбинезона (фоние) с нашитыми на груди металлическими бляхами-лунницами (бодямо) и распашной парки (лифарие).

Вместо капюшона женщины надевали шапку-капор (сьму) из белой шкуры оленя с опушкой из чёрного собачьего меха.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одежду украшали аппликацией в виде геометрических орнаментов (мули), по которым определялось, к какой социальной или возрастной группе относится её обладатель (мужчина, женщина, ребёнок, девушка, замужняя женщина, мать, сильный шаман и т. д.).

Украшение одежды — трудоемкий процесс, поэтому аппликации спарывали со старой одежды и использовали несколько раз.

 

Обувь (файму) шили из белых камусов (шкур с ног оленя), подошвы — из оленьих лбов или подстриженных лесенкой (чтобы не скользили при ходьбе) камусов.

Она не имела выема в подъёме, представляя собой как бы цилиндрический чехол. Надевали её поверх меховых чулок (тангада).

У женской обуви более короткие голенища.

Мужчины вместо штанов носили ровдужные (из цветной замши) или меховые натазники (нингка), поверх них — пояс с кольцами на боку, к которым привязывали голенища обуви, а также подвешивали огниво (тууй), нож в ножнах, футляр для курительной трубки, кисет.

 

 

 

 

 

Весной для защиты глаз от слепящего света носили снеговые очки (сеймекунсыда) — костяную или металлическую пластину с прорезью на кожаных ремешках.

 

Волосы и женщины, и мужчины заплетали в две косы, смазывая оленьим жиром.

В косы вплетали металлические подвески (няптухяй).

 

Национальная кухня

Основу питания составляло оленье мясо.

В пищу употребляли все части туши, не исключая утробного плода и содержимого желудка (тайба).

Летом и осенью женщины заготавливали мясо впрок.

Вяленое мясо (тириби) развешивали длинными полосами (лентами) на вешалах (чиедр) — нартах, поставленных друг на друга, — затем резали на мелкие кусочки, смешивали с жиром и ещё раз вялили на разостланных шкурах.

 

Зимой замораживали оленью кровь и по мере надобности откалывали куски для приготовления похлебки (дяма).

Сосудами для хранения жира служили снятая целиком шкура теленка, пищевод и желудок оленя, плавательный пузырь и кожа кунжи.

 

Мясо, жир, рыбу нганасаны оставляли иногда осенью в тундре в ящиках изо льда.

Употреблялись также мясо гусей, куропаток, песцов, зайцев, снежного барана и птичьи яйца.

 

Рыбу (чира, муксуна, кунжу, нельму) ели в сыром, замороженном, вяленом виде.

Вяленую рыбу — юколу (фака) готовили почти таким же способом, как оленье мясо, хранили в мешках.

имой ели строганину. 

Хлеба нганасаны раньше почти не употребляли.

Пресные лепешки из покупной муки (кириба) считались лакомством.

Среди любимых блюд были также чирима кириба — лепешки из муки с икрой и чириме дир — сало, сваренное с икрой.

Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.