Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Манегры

Манегры

(манягры, мангиры, оруичан)

 

Взгляд из прошлого

Р.Маак "Путешествие на Амур", 1859:

- Трудно определить происхождение имени «манягры», под которым это маленькое тунгусское племя известно у живущих на Аргуни русских, так же как и слов «мангиры» и «минегры», означающих этот народ в некоторых сочинениях. Китайцы их называют «оруичан»; сами себя они зовут «маняхыр», но заимствовали они это имя у русских или и прежде так себя называли — этот вопрос я предоставляю решить другим. 

Относительно формы лица, манягры представляют замечательные противоположности: у иных лицо широкое, чисто монгольское: маленький нос и выдающиеся скулы; у других — и такие попадаются нередко — лицо овальное, черты благородные, скулы весьма пропорциональные, нос длинный, прямой или немного горбатый. Это разнообразие физиономий объясняется тем, что манягры, вообще неревнивые, часто услуживают своими женами манчжурским чиновникам, каждый год проезжающим через их становища. Малорослые, с тонкими, как у орочонов, конечностями, среди них составляют исключение; напротив, это — большей частью люди крепкие, хорошо сложенные, среднего или даже довольно высокого роста.

Манягры живут рыболовством и охотой. Это народ кочующий, но не бродячий, как орочоны. Они хотя и не имеют настоящих домов, однако зимой всегда живут на одних и тех же местах, а весной они уходят на берега Амура, где занимаются исключительно рыболовством.

 

"Народы России. Этнографические очерки" (издание журнала "Природа и люди"), 1879-1880:

- Так как орочоны и манегры стоят еще на очень низкой степени развития, то об их образовании можно сказать только очень мало. Из идолов путешественники видели только одного, называемого «тшево», в то в одной только юрте. Это был гладкий, круглый обрубок дерева, представлявший лицо с двумя большими вычерненными глазами, широким ртом и надрезанным носом и висевший на одной из жердей юрты. Сзади юрт нередко бросаются в глаза жерди, стоящие по одиночке и связанные по три, на которых на нитках висят небольшие свертки бересты, представляющие собою образы божества; но ближайшее их значение еще неизвестно. Амулетами или талисманами считаются у них, кажется, зубы и когти различных зверей. Их носят на поясах и шейных повязках. 

Все орочоны и манегры, кажется, владеют одною только женою, на которой женятся намного ранее возраста зрелости; жена у них является в качестве работницы. 

Их жилища состоят из наскоро построенных и легко разрушаемых конусообразных юрт из березовой коры. Внутри юрты находится посредине сделанный из земли очаг в виде похожего на яму углубления. По стенам юрты находятся кругом скамейки, служащие ночью постелями. На земле расстелены толстые одеяла из оленьего или лосиного войлока, покрытые иногда красиво вышитыми меховыми ковриками, на которых и сидят, поджав под себя ноги.

 

«Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона», 1896 г.:

- Манегры, манегирцы, манягры — народ сибирской ветви тунгусского племени, живущий по правому берегу Зеи, от Перы до Депа, и по Амуру, от поселка Пермыкина до Кумары; иногда кочуют и по правому берегу Амура до дер. Большой Сахалин, лежащей против Благовещенска, также по нижнему и отчасти по среднему течению Кумары.

По строению лица распадаются на два типа: у одних лица широкие (тип монгольский), с маленьким носом и выдающимися скулами, у других — лицо овальное, с умеренными скулами, длинным прямым или немного горбатым носом; те и другие крепкого сложения и довольно высокого роста.

Язык М. сходен с языком орочонов и бираров, богат словами для обозначения предметов внешней природы и физических явлений и беден словами для обозначения явлений духовной жизни.

Многие умеют читать и писать по-маньчжурски.

Костюм состоит из халата, спускающегося ниже колен и заменяющего рубаху, куртки-безрукавки, кафтана (зимой шуба из шкур косуль и меховые панталоны), пояса с пряжкой, сплетенного из ремешков или конских волос, и штанов.

В женском костюме, весьма похожем на мужской, халат спускается ниже, а на рукавах, спинке и подоле бывает украшен полосами цветной материи.

Мужчины бреют голову, оставляя длинную косу, висящую за спиной; женщины заплетают волосы в две косы.

Летом М. носят войлочную шапочку, замой — меховую шапку.

На ногах кожаные сапоги, нередко китайского фасона (с толстой подошвой).

М. — кочевники; лето проводят на берегах рек, зимой уходят в леса и горы. Живут в конических юртах, жердяной остов которых покрывается берестой и выделанными лосиными шкурами.

Летом и осенью занимаются рыбной ловлей, зимой — звериным промыслом.

Продукты звероловства сбываются маньчжурам и русским торговцам, для чего М. ежегодно устраивают ярмарку по р. Голубой, впадающей в Зею, в 115 в. от устья, а иногда являются и в станицы.

Вся домашняя работа предоставлена женщине.

М. — шаманисты; они признают существование добрых и злых духов, последних боятся и умилостивляют жертвоприношениями.

Между духами и людьми посредничают шаманы, в обязанности которых входят все религиозные обряды и лечение от всяких болезней.

Шаманами бывают и женщины.

Звание шамана наследственно от отца к сыну.

Нравственность М. невысока; воровство часто встречается, особенно при посещении ими станиц.

По своеобразному обычаю, М. никогда не скажет, как зовут его самого или кого-либо из его взрослых соплеменников.

Многие М. постоянно живут на русской территории, но считают себя подданными Китая.

Каждый М., кроме неимущих и страдающих физическими недостатками, от возраста 20-летнего до 50 лет, платит ежегодную подать (ясак), в виде одной собольей шкурки; они обязаны явиться под знамена по требованию правительства.

Управляются выборными старшинами, под надзором китайского чиновника, к которому обращаются только в важных случаях.

Первоначально М. жили на сев. и южном склонах Станового хребта, откуда они, по удалении русских из Амурского края, в XVII в., спустились по Уркану и Ольдою в верховья Амура, а потом на Кумару и Зею, поселились в равнинах, заменили оленей лошадьми и сделались конными кочевниками.

Сколько их — неизвестно; на русской территории кочует до 1000 душ обоего пола.

 

«Сибирская Советская Энциклопедия», 1929 год:

Манегры - имя одного из маньчжуро-тунгусских племен, данное немногочисленной группе, кочующей по обоим берегам Амура на протяжении от Невори и несколько ниже р. Кумары; а также и по р. Зее.

Гл. масса кочует на китайской территории.

М.-конные звероловы и рыболовы.

От тунгусов отличаются большим ростом, овальным лицом и небольшими скулами.

В материальном быту и языке заметны монгольское и маньчжурское влияния.

По переписи 1926, М., кочующих на территории ДВК, — 59 человек.

 

Современные источники

Манегры – коренной малочисленный народ Восточной Сибири и Дальнего Востока.

 

Самоназвание

«Маняхыр».

 

Численность и расселение

С 1870 года (китайские данные) по 1859 год (на момент передачи их территорий российской империи) численность в Амурской области сократилась с 4,2 тыс. человек до 1,3 тыс. человек.

Они жили в бассейнах рек Буреи, Селемджи, Зеи.

 

По данным первой всероссийской переписи 1897 года, в Амурской области проживало уже 160 манегров: 75 мужчин и 85 женщин, представителей этого народа, а в 1923 году — всего 110.

 

Во время переписи 1926 года они были признаны малочисленной этнической общностью, являющейся частью более крупного этноса, а именно эвенков, и больше отдельной строчкой в переписных документах нашей страны не учитывались.

 

В Китае манегры ошибочно были включены в состав китайских эвенков — ороченов.

Сегодня живут в основном во Внутренней Монголии и в провинции Хэйлунцзян.

 

В РФ как народ отдельно не отмечаются.

 

Этногенез

По своей материальной и духовной культуре, а так же агрологическим характеристикам, манегры значительно отличались от собственно эвенков.

Они соединили в себе наряду с восточно-эвенкийскими традициями нанайские, маньчжурские, даурские.

Что видимо предполагает их формирование как народа, в результате смешения представителей вышеуказанных этносов.

 

Язык

Восточная группа диалектов — эвенкийского языка, принадлежит к тунгусо-маньчжурской группе алтайской языковой семьи.

 

История

Первое известие об этнической группе амурских эвенков манагир-манегир-манягир относится к 1647 году, когда промышленник Григорий Вижовцев рассказал о своей встрече с тремя тунгусами «манагири» на реке Тунгире (приток Олёкмы).

В середине XVII века манегры кочевали еще на оленях.

В те времена местами их постоянных кочевий были территории Верхнего Приамурья.

После Нерчинского договора 1689 года они отошли от России и оказались вне сферы российского влияния.

Манегры стали маньчжурскими подданными.

Айгунский договор (май 1859г.) вернул России территорию по левому берегу Амура от реки Аргунь до устья Амура.

К моменту передачи земель российской империи, большинство Манегров перекочевали в Северную Маньчжурию

 

Традиционное хозяйство

Из традиционных оленеводов к XIX веку манегры превратились в таежных охотниками, кочевавших по тайге на лошадях.

Переселенцы принимали манегров за некую таежную охотничью конницу.

 

В летние месяцы они выходили к устью Зеи, в низовья Буреи, на Амур, где занимались добычей кеты и калуги при помощи остроги.

Однако впрок рыбу не заготавливали.

При кочевом образе жизни вяленая рыба являлась обузой.

Едва ударяли первые морозы, манегры откочевывали к северу и югу от Амура.

 

В течение всего календарного года они добывали для пропитания семьи кабаргу, изюбря, лося, косулю, диких северных оленей, а в зимние месяцы промышляли пушной охотой.

Пушнину (прежде всего шкурки соболей) продавали китайским и якутским купцам, с середины XIX века — и русским торговым людям.

В охотничьей деятельности манегров активное участие принимали и женщины.

 

Манегры, как и все эвенки, пользовались в основном берестяной утварью.

В том числе мулунки (мулинки) — берестяной туес с деревянной ручкой, употребляемый для переноски воды, две аачан (ачан) — берестяные плоские тарелки разного размера, употребляемые при еде, кунгэ (кунге) — берестяной туес с крышкой, употребляется для ношения ягод.

 

В основе шитых сосудов чаще всего был прямоугольник невыделанной бересты, сложенный коробом и скрепленный на местах сгибов черемуховым корнем или ивовыми прутьями.

Укладка бересты и последующая раскройка достигла своего совершенства в изготовлении битка для ягод — гуявун (букв. «прибор для резкого удара»; от гуя — «резко ударять», «бодать»), в которую ягоды падали от удара.

 

Манегрский гуявун овальное горло, трапециевидное дно, заложенное под острым углом к поверхности земли.

Край борта изнутри укреплен узкой деревянной полосой.

Ручка образована прямоугольным горизонтальным отверстием ниже крепежной полосы на высокой стороне борта, обмотана куском светлой хлопчатобумажной ткани.

Борт битка вокруг отверстия украшен берестяной фигурной накладкой.

 

Манегры курили листовой табак, причем курили все, независимо от пола и возраста.

Табак проникал к древнему тунгусоязычному населению через монголов и тюрок.

Термин «курить» (дамгаты), буквально обозначающий «есть табак», свидетельствует о том, что вначале табак был жевательным.

Листья табака держали в специальных кисетах каптурга (капторга), подвешиваемых к поясу.

Они шились из ровдуги, изнутри обшвались хлопчатобумажной тканью. Поверхность кисета вышивалась черными, красными, голубыми, розовыми, бледно-зелеными спиралями, геометрическими и растительными фигурами. Края кисета обработаны вышивкой и плетением.

В нижней части кисет украшался четырьмя подвесками из белого бисера, голубых и черных бусин, а еще монетами.

 

Став конными охотниками, манегры перенесли на коня и ряд оленеводческих навыков.

Долгое время у них продолжали бытовать оленные подпруги, седло и вьючные сумки.

Об этом свидетельствует и маленькая манегрская коллекция Государственного музея Дальнего Востока им. Н. И. Гродекова.

В ее составе «мангер (мэнгер) — сума из оленьей кожи с пришитой с верхнего края полосой из коровьей кожи».

Она имеет совершенно традиционную форму мягкой эвенкийской вьючной сумки.

 

Манегрские лошади, были невысокие толстоногие монгольские лошадки с густой гривой, а зимой еще и обраставшие густой шерстью.

Манегры подрезали своим лошадям ноздри в верхней части, считая, что при быстром аллюре во время преследования раненого зверя конь с поротыми ноздрями может вбирать в легкие больше воздуха, глубже и свободнее дышать.

 

Манегры не строили для лошадей конюшен и стойл, не заготавливали для них корм на зиму.

Лошади были на полном самообеспечении: они «щипали» сухую траву, которой при малоснежных амурских зимах в тайге достаточно, грызли ветки древесной поросли, кору деревьев и прочее.

Самостоятельность в добывании фуража в обстановке, где может грозить внезапное нападение хищника, приучила манегрского коня быть осторожным, зорким, наблюдательным и смекалистым.

Кроме обостренного зрения, слуха, хорошей ориентации на местности у него было чрезвычайно развито обоняние — он разбирался в разнообразных таежных запахах, чуял зверя на дальнем расстоянии.

 

Религия и обрядность

Традиционная религия анимистический Пантеизм, с элементами шаманских обрядов.