Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Коряки

 

 

Коряки

(нымыланы, чавчувены, алюторцы)

 

Взгляд из прошлого

«Описание всех в Российском государстве, обитающих народов» 1772-1776 гг.:

- Коряки на пути к женитьбе создают себе множество трудностей. Тот, кто хочет вступить в брак, должен предварительно принести своему будущему тестю подарки. Если тот их примет, жених поступает в услужение к тестю, причем выполняет наиболее тяжелую работу: пасет оленей, ищет дрова и т. п. Если жених нравится отцу невесты, тот дает ему в возмещение за несколько лет работы, иногда даже за десять, свою дочь. Если жена мужу разонравилась, он может отправить ее обратно к родителям, но его работа на тестя оказывается в этом случае напрасной. Многоженство у коряков разрешено, однако жених должен пройти все это каждый раз, когда хочет взять себе новую жену.

 

"Народы России. Этнографические очерки" (издание журнала "Природа и люди"), 1879-1880:

- Лицо у коряков по большей части круглое, реже продолговатое; цвет кожи у них темно-желтый, но у женщин несколько нежнее и белее. Нос не особенно приплюснут, скулы не слишком выдаются, встречаются мужчины с орлиным носом. Лоб чаще высокий, глаза узкие и почти всегда темные. Рот большой, губы красные и не очень толстые. Верхняя губа несколько удлинена и придает лицу некоторое выражение. У коряков почти нет бороды, они вырывают бороду, когда она растет. Волоса у них черные, блестящие, прямые. густые и мягкие. Женщины заплетают две косы; мужчины стригутся очень коротко и оставляют расти только один кружок вокруг головы. Очень редко мужчины носят длинные волоса, в таком случае они их заплетают. Коряки обыкновенно среднего роста, хорошо сложены и сильны. Женщины у них маленького роста, толстые, но руки и ноги у них отличаются изяществом форм. 

Кроме своего родного языка, очень, впрочем, бедного, коряки изредка говорят на языке чукчей, отчасти знакомом всем соседним народам. Местные русские говорят на корякском языке: им необходимо знать его для заключения торговых сделок. Корякский язык неблагозвучный; но так как он беден словами, то ему научиться нетрудно.

- Коряки разделяются по месту жительства и образу жизни на кочевников (оленных) и оседлых. Последние подразделяются на четыре племени, говорящие разными наречиями. Кочевники говорят на своем особом наречии.

Некоторые кочевые коряки из-за постоянных конфликтов с чукчами разорились, лишились своих стад и впали в страшную нищету. Коряки-кочевники отличаются от оседлых племен тем, что все их существование зависит от оленеводства. Оленеводство было главной причиною сохранения их народности и древних обычаев. Северный кочевник имеет весьма ограниченные жизненные потребности. Есть у него кое-что, чем он может утолить свой голод — он и счастлив, и благословляет свою судьбу. 

У оседлых же коряков, добывающих себе пропитание охотою, мы видим совершенно иное: если охота не удалась,— им нечего обменять на зимние съестные припасы, и тогда они принуждены питаться рыбою вместо говядины, к которой они уже привыкли. Вследствие неудачной охоты они делают долги, или идут в батраки, утрачивая таким образом свою независимость, забывая свои первобытные нравы, обычаи и национальные привычки.

- На женщине лежит все домашнее хозяйство, кроме того, она обшивает всю семью и занимается выделкою оленьих шкур.

На обязанностях мужчины лежат все тяжелые работы по дому и вне дома. Молодые парни часто проводят лето со своими стадами далеко от юрт, расположенных по берегам рек и озер, для более удобного занятия рыбной ловлей. Пастухам приходится питаться одними только кореньями или от охоты на морских животных, преимущественно на тюленя, по причине огромного количества жира, добываемого из него. 

Добывание леса для топлива сопряжено с большими трудностями: нередко корякам приходится пройти верст десяток и достать только немного мелкого кустарника. Кроме того, мужчины занимаются изготовлением байдарок и саней, оружия для охоты, рыбной ловлей и меновой торговлей. Коряки ежегодно платят ясак пушным зверем и еще обязаны содержать почтовое сообщение с Камчаткой.

 

- В семейной жизни, как мужья и как отцы, — коряки отличаются нежностью чувств. От природы они добры, честны и справедливы. Гостеприимны до нерасчетливости: другу своему они отдают последний грош. Темперамента они по большей части живого, любят поострить, наделены от природы здравым смыслом, горячим воображением и иногда отпускают весьма удачные остроты. Но если их обидеть — тогда они не скоро забудут нанесенной им обиды и при случае отомстят за нее. Вообще в них хорошие качества берут верх над дурными, но, тем не менее, всякий мало-мальски образованный человек невольно отталкивается от них по причине их крайней нечистоплотности, перешедшей все границы. Невозможно без полнейшего отвращения смотреть на приготовление их пищи; одежда их с головы до ног усеяна разными скверными насекомыми; с самого дня рождения они никогда не моются; только случайно как-нибудь выкупаются в воде, упав в реку.

 

"Живописная Россия", т.12, ч.2, "Приморская и Амурская области", 1895:

- Ныне оседлые коряки от русских торговцев заимствовали ложь, обман и воровство, а от американских китоловов — пьянство и распущенность нравов. При этих пороках оседлые коряки уничтожают в огромном количестве опьяняющий сибирский мухомор, продаваемый им тайно русскими купцами, так как торговля им запрещена законом, а этот яд может развратить и низвести человека до самого низкого уровня. Кочующие коряки, редко видя русских купцов и американских китоловов, не употребляют, или очень мало, русскую водку и американский ром, а потому умеренны, целомудренны, человечны и стоят выше оседлых в нравственном, физическом и умственном отношении.

 

- В православие крещена только часть оседлых коряков, остальные кочевые и оседлые коряки принадлежат к шаманству. При шаманских их обрядах важную роль играет волчья шкура, потому что они почитают волка, считая его слугою злого духа. Многоженство допускается обрядами коряков, хотя они редко имеют более одной жены. У коряков существует странный обычай закалывать умирающих, что делается или самими умирающими, или кем-нибудь из окружающих, и в таком случае с большой церемонией среди всего кочевья. Умерших не зарывают в землю, по невозможности рыть замерзшую почву, но сжигают и пепел развеивают по воздуху.

 

Современные источники

Коряки— народ, коренное население северных районов Дальнего Востока.

 

Самоназвание

Тундровые коряки: чавчыв, чавчывав (оленевод).

Береговые коряки: нымылъын, нымылъу (житель, поселянин).

 

Этноним

Тундровые: чавчувены.

Береговые: нымыланы

 

Антропологический тип

Коряки, как и другие палеоазиатские народы северо-восточной Сибири, относятся к материковой группе популяций арктической расы монголоидов.

 

Численность

Всего по переписи 2002 года: 8743 человека, в том числе в РФ 8743 человека.

Из них Камчатский край - 7328 человек и Магаданская область (Северо-Эвенский район). – 888 человек.

 

Численность коряков в населённых пунктах

Камчатский край:

- пгт Палана 1212

- село Тымлат 706

- село Манилы 565

- село Седанка 446

- село Лесная 384

- село Вывенка 362

- пгт Оссора 351

- село Тиличики 329

- село Карага 289

- село Слаутное 254

- село Таловка 254

- город Петропавловск-Камчатский 245

- село Тигиль 203

- село Хаилино 201

- село Воямполка 163

- село Ивашка 162

- село Хайрюзово 102

 

Магаданская область:

- село Верхний Парень 262

- пгт Эвенск 234

- село Тополовка 160

 

Расселение и территориально-хозяйственные группы

По роду занятий и образу жизни традиционно коряки делятся на тундровых и береговых.

Тундровые коряки, кочевые жители внутренней тундры, занимающиеся разведением оленей.

Включают: каменцы (побережье Пенжинской губы) паренцы (река Парень на северо-востоке полуострова Тайгонос) итканцы (сёла Верхняя, Средняя и Нижняя Иткана на востоке полуострова Тайгонос) апукинцы (низовья реки Апука)

Береговые коряки, оседлые жители побережий, занимающиеся морским рыбным промыслом.

Включают: паланцы (северо-западное побережье Камчатки между сёлами Усть-Воямполка и Лесная) алюторцы (северо-восточное побережье Камчатки между сёлами Тымлат и Олюторка) карагинцы (побережье Карагинского залива между сёлами Ука и Тымлат)

К береговым корякам близки кереки (берег Берингового моря между бухтой Наталья и мысом Наварин), в советское время включавшиеся в состав коряков.

 

Этногенез

История коряков связывается с автохтонной основой формирования их культуры.

В бассейне Охотского моря археологами выявлены памятники т.н. охотской культуры (1 тыс. н.э., культура морских зверобоев, рыболовов, охотников на дикого оленя), в которой прослеживаются черты корякской культурной традиции, в относительной хронологической непрерывности вплоть до древнекорякских поселений ХV1 — ХV11 вв.

Основу охотской куль туры составили внутриконтинентальные неолитические традиции (Прибайкалье) и юго-восточные компоненты (Приамурье).

 

Язык

Корякский язык относится к чукотско-камчатской семье палеоазиатских языков.

Варианты наименования корякского языка, принятые в 30-е—40-е годы XX века, — «коряцкий», «нымыланский».

Последнее наименование было введено из-за его благозвучности, с точки зрения русских работников Учебно-педагогического издательства, по сравнению с наименованием «корякский».

 

Каждая группа говорила на своём языке включала несколько более мелких территориальных групп:

- Исконный язык Тундровых коряков, собственно корякский.

- Исконный язык береговых коряков, алюторский, поэтому всю группу также иногда называют алюторцами.

 

В литературе упоминаются 11 корякских диалектов — чавчувенский, карагинский, апукинский, алюторский (олюторский), паланский (палланский, лесновский), кахтанинский, рекинниковский, каменский, итканский, пареньский, гижигинский.

С. Н. Стебницкий относил к диалектам корякского языка и керекский (кэрэкский) язык.

В настоящее время основными диалектами являются чавчувенский, паланский, алюторский, карагинский.

 

Несмотря на некоторые затруднения в общении, между говорящими на разных диалектах сохраняется понимание в той мере, которая диктуется общей нормой.

У коряков, говорящих на разных диалектах, существует понимание этнического единства и принадлежности к общему языковому коллективу.

 

По-чавчувенски говорят коряки-оленеводы на всей территории упраздненного КАО.

Описывая апукинский диалект корякского языка, С. Н. Стебницкий отмечает, что апукинцы составляют «не более 4% всех коряков».

 

Традиционное жилище

Зимним и летним жилищем кочевых коряков была каркасная переносная яранга (яяна) – жилище цилиндроконической формы, основу которого составляли три шеста высотой от трех с половиной до пяти метров, поставленные в виде треноги и связанные наверху ремнем.

Вокруг них, в нижней части яранги, образуя неправильную окружность диаметром от четырех до десяти метров, ставились невысокие треноги, связанные ремнем и соединенные между собой поперечными перекладинами.

Верхняя коническая часть яранги состояла из наклонных жердей, опирающихся на поперечные перекладины, верхушки треног и верхние концы трех основных шестов.

На остов яранги натягивали покрышку, сшитую из стриженых или потертых оленьих шкур мехом наружу.

 

Вдоль стен к дополнительным шестам привязывали меховые спальные пологи (ёёна) по форме напоминавшие ящик, перевернутый вверх дном, высотой 1,3-1,5 м, длиной 2-4 м, шириной 1,3-2 м.

Количество пологов определялось числом семейных пар, живущих в яранге. Пол под пологом застилали ветками ивы или кедровника и шкурами оленя.

Преобладающим типом жилища у оседлых коряков была полуземлянка (лымгыян, яяна) длиной до 15, шириной до 12 и высотой до 7 м, при сооружении которой в круглую яму глубиной от одного до полутора метров вкапывали восемь вертикальных столбов по окружности и четыре в центре.

Между наружными столбами вбивали по два ряда бревен, расколотых вдоль и образующих стены жилища.

Их скрепляли наверху поперечными балками.

От квадратной рамы, соединяющей четыре центральных столба и образующей верхний вход и дымовое отверстие, к верхним поперечным балкам стен шли плахи восьмискатной крыши.

Для защиты от снежных заносов коряки западного побережья сооружали вокруг отверстия воронкообразный раструб из жердей и плах, а коряки восточного побережья – заслон из прутьев или циновок.

К одной из стен, обращенной к морю, пристраивали углубленный в землю коридор с плоской крышей.

Законопаченные сухой травой или мхом стены, крышу и коридор жилища засыпали сверху землей.

Очаг, состоящий из двух продолговатых камней, располагался на расстоянии 50 см от центрального бревна с зарубками, по которому зимой спускались через верхнее отверстие.

В период промыслового сезона входили через боковой коридор.

Внутри жилища, на стороне, противоположной коридору, устанавливали помост для приема гостей.

Вдоль боковых стен подвешивали спальные полога, сшитые из старых шкур оленя или старой меховой одежды.

 

В начале ХIХ в. у паланцев, карагинцев, апукинцев и коряков северо-западного побережья Охотского моря появились бревенчатые избы.

К концу ХIХ в. у карагинцев, алюторцев и частично у паланцев получили распространение наземные жилища якутского типа (балаган), в которых окна затягивались кишками морских животных или медведя.

В центре устанавливалась железная или кирпичная печь с трубой, вдоль стен сооружались деревянные нары.

 

Традиционное хозяйство

В хозяйстве оседлых коряков сочетались зверобойный промысел, рыболовство, сухопутная охота и собирательство.

 

Морской зверобойный промысел – основное занятие коряков Пенжинской губы (итканцев, паренцев и каменцев) также играл важную роль у алюторцев, апукинцев и карагинцев, в меньшей степени у паланцев.

 

Охотничий сезон, который весной носил индивидуальный, а осенью коллективный характер, начинался в конце мая – начале июня и продолжался до октября.

Основными орудиями были гарпун (в`эмэк), сети.

Во время охоты использовали кожаные байдары (култаытвыыт – «лодка из шкур лахтака») и одноместные челны-каяки (мытыв).

Промышляли лахтака, нерпу, акибу, ларгу, крылатку.

 

До середины ХIХ в. оседлые коряки Пенжинской губы и алюторцы охотились на китообразных.

Добычей моржа занимались апукинцы, алюторцы и карагинцы.

К концу ХIХ в., в результате истребления китов и моржей, промысел этих животных сократился, и первостепенную роль в экономике стало играть рыболовство.

Ловили в основном рыбу лососевых пород.

Использовали запоры, сети ставного и сачкового (с мешком-сачком) типа, удочки (эег`унэн) и крючки на длинном ремне, напоминающие гарпун.

 

Рыболовство дополнялось охотой на копытных, пушных и др. зверей и птиц, собирательством дикорастущих ягод, съедобных корней, у карагинцев и паланцев – огородничеством и скотоводством.

Среди орудий охоты были распространены капканы, самострелы, сети, ловушки давящего типа (когда насторожка срывается и бревно придавливает зверька), черканы и т.п., а с конца ХVIII в. основным стало огнестрельное оружие.

 

Приобщение к оленеводству произошло у коряков в XI-XVI веках вследствие его заимствования отдельными группами оседлых зверобоев у эвенков в районе Пенжинской губы, а также на восточном побережье Камчатского полуострова, примыкающем к Чукотке.

Первоначально оленеводство лишь дополняло уже сложившийся хозяйственный комплекс прибрежных жителей — охоту на морского зверя и диких оленей, рыболовство и приморское собирательство, но позднее оно трансформировалось в специализированное пастбищное оленеводство.

 

Для кочевых коряков (чавчувенов) было характерно крупнотабунное оленеводство с численностью стада от 400 до 2000 голов.

В течение года оленеводы совершали четыре главных перекочевки: весной – перед отелом, на ягельные пастбища, летом – в места, где было меньше гнуса (кровососущих насекомых – комаров, мошек и пр.), осенью – ближе к стойбищам, где происходил массовый забой оленей, и зимой – короткие перекочевки недалеко от стойбищ.

 

Основными орудиями труда пастухов были аркан (чав`ат) – длинная веревка с петлей для ловли оленей, посох и палка в виде бумеранга (особым способом изогнутая и возвращающаяся после броска к пастуху), с помощью которой собирали отбившуюся часть стада.

Зимой кочевые охотились на пушных зверей.

Из традиционных домашних промыслов известны обработка дерева, кости, металла, камня, плетение, выделка шкур.

 

В древности корякам было известно гончарство.

Дерево употреблялось для изготовления оленьих и собачьих нарт, лодок, копий, утвари, древков копий и гарпунов, челноков для плетения сетей.

Из кости и рога оленя и горного барана коряки делали утварь, ножи для разделки рыбы, кирки, развязыватели узлов, колки и наконечники гарпунов, тормоза для оленьих нарт, гребни для расчесывания травы.

Каменные топоры, наконечники копий использовались еще в начале ХХ в., и поныне.


Народное декоративно-прикладное искусство коряков представлено художественной обработкой мягких материалов (женское занятие) и изготовление изделий из камня, кости, дерева и металла (мужское).

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На подолы кухлянок нашивались меховые мозаичные полосы в виде широкой каймы (опуван).

 

 

Орнамент преимущественно геометрический, реже — растительный.

Часто вышиваются реалистические фигурки зверей, сценки из их жизни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из моржового клыка и рога вырезались миниатюрные фигурки людей и животных, изготавливались костяные серьги, ожерелья, табакерки, курительные трубки, украшенные гравированным орнаментом и рисунками.

 

Семья 

Основой социальной жизни была большая патриархальная семейная община, объединявшая близких, а у оленных — иногда и отдаленных родственников по отцовской линии.

Во главе ее стоял старейший мужчина.

 

Браку предшествовал испытательный для жениха срок отработки в хозяйстве будущего тестя.

По истечении его следовал так называемый обряд "хватания" (жених должен был поймать убегающую невесту и дотронуться до ее тела).

Это давало право на брак.

Переход в дом мужа сопровождался обрядами приобщения жены к очагу и семейному культу.

 

Вплоть до начала ХХ века сохранялись обычаи левирата если умирал старший брат, младший должен был жениться на его жене и заботиться о ней и ее детях, а также сорората вдовец должен жениться на сестре умершей жены.

 

Типичное селение береговых коряков объединяло несколько родственных семей.

Существовали производственные объединения, в том числе байдарные (пользующиеся одной байдарой), ядром которого была большая патриархальная семья.

Вокруг нее группировались другие родственники, занимавшиеся промыслом.

 

Стойбище оленеводов, глава которого владел большей частью оленьего стада и руководил не только хозяйственной, но и общественной жизнью, насчитывало от двух до шести яранг.

Внутри стойбища связи основывались на совместном выпасе оленей, скреплялись родственными и брачными узами и поддерживались древними традициями и обрядами.

 

Религия и обрядность

 

 

 

 

 

 

 

Традиционное мировоззрение связано с анимизмом и Пантеизмом.

Коряки одушевляли весь окружающий мир: горы, камни, растения, море, небесные светила.

Распространено поклонение священным местам — аппапелям (сопкам, мысам, утесам).

Практикуются жертвоприношения собак и оленей.

Бытуют культовые предметы — аняпели (особые камни для гаданий, священные доски в виде антропоморфных фигурок для добывания огня трением, амулеты, символизирующие тотемистических предков, и пр.).

Существовал профессиональный и семейный шаманизм.

Были развиты также обряды жизненного цикла (свадьбы, рождение детей, похороны, поминки).

Болезнь и смерть, для защиты от которой совершали различные жертвоприношения, обращались к шаманам, пользовались амулетами, приписывали вредоносной деятельности злых духов, представления о которых нашли отражение в похоронно-поминальной обрядности. Погребальную одежду готовили еще при жизни, но оставляли ее недошитой, так как верили, что имеющий уже готовую одежду умрет раньше.

Ее дошивали крупным, некрасивым швом, пока покойник находился в жилище.

В это время спать строго запрещалось.

Основной способ погребения – сожжение на костре из кедрового стланика. С покойником на костер укладывали его личные вещи, предметы первой необходимости, модель лука и стрел, продукты, подарки умершим родственникам.

Для береговых коряков южных групп, крещеных еще в ХVIII в., был характерен православный похоронно-поминальный обряд, переплетенный с традиционными обычаями: сожжением умерших, изготовлением погребальной одежды, обращением с покойником, как с живым.

 

Традиционная одежда

Одежда была глухого покроя.

Оленеводы шили ее в основном из оленьих шкур, приморские наряду с оленьими использовали шкуры морских животных.

Украшали одежду мехом собак и пушных зверей.

Зимой носили двойную (мехом внутрь и наружу), летом одинарную одежду.

Зимний и летний мужской комплект состоял из меховой рубахи-кухлянки с капюшоном и нагрудником, меховых штанов, головного убора и обуви. Верхние штаны шили из тонкой оленьей шкуры или камусов оленей, нижние и летние – из ровдуги или кожи, вырезанной из старой покрышки яранги.

До конца ХIХ в. у береговых коряков сохранялись штаны из тюленьих шкур, которые охотники надевали во время промыслового сезона.

 

Поверх кухлянки для защиты от снега надевали широкую рубаху – камлейку с капюшоном из ровдуги или ткани, которую носили также летом в сухую погоду.

Во время дождя оленеводы надевали камлейки из ровдуги, обработанной мочой и прокопченной дымом.

До начала ХХ в. у алюторцев сохранялась непромокаемая камлейка-дождевик из кишок моржа.

Охотники на морского зверя надевали ее поверх меховой одежды.

 

Зимняя и летняя мужская обувь была башмаковидного покроя с длинным, до колен или коротким, до щиколоток, голенищем.

Зимнюю обувь шили из оленьих камусов мехом наружу, летнюю — из тонких оленьих, собачьих, тюленьих или нерпичьих шкур, ровдуги или непромокаемой продымленной кожи оленя с подстриженным ворсом; подошву делали из шкуры лахтака, кожи моржа, оленьих щеток (части шкуры с длинной шерстью с ноги оленя над копытом).

Меховой мужской головной убор – малахай капорообразного покроя с наушниками носили зимой и летом.

В комплект зимней мужской одежды входили двойные или одинарные рукавицы (лилит) из оленьего камуса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Женщины шили для себя двойной меховой комбинезон до колен.

 

Оленные коряки для нижнего комбинезона подбирали однотонные тонкие шкуры молодых оленей, для верхнего предпочитали пестрые, коряки приморские – чередующиеся белые и темные полосы оленьего камуса, украшенные меховой мозаикой.

Для летних комбинезонов использовали продымленную шкуру оленя или ровдугу, украшая их полосками красной ткани, вставленными в швы.

Поверх комбинезона женщины носили зимой двойную или одинарную кухлянку, сходную с мужской, а весной, летом и осенью– меховую рубаху гагаглю (кагав`лён) мехом внутрь, значительно длиннее мужской кухлянки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Перед и спинку гагагли украшали бахромой из тонких ремешков, подвесками из крашеной шерсти нерпы, бисером.

 

Специальных головных женских уборов не было.

Во время перекочевок женщины оленных коряков надевали мужские малахаи.

Женская обувь, голенища которой украшали аппликацией из тонкой белой кожи с шеи собак, по покрою и материалам совпадала с мужской.

 

Зимой носили двойные меховые рукавицы.

 

До пяти-шестилетнего возраста детям шили комбинезон с капюшоном (калны`ыкэй,кэкэй): зимой двойной, а летом – одинарный.

Рукава и штанины комбинезонов грудных детей зашивали, а после того, как они начинали ходить, к штанинам пришивали меховую или ровдужную обувь.

В одежде детей, достигших пяти-шестилетнего возраста, уже четко прослеживалось половое различие.

 

Фольклор

Основными жанрами повествовательного фольклора являются мифы и сказки (лымныло), исторические предания и легенды (панэнатво), а также заговоры, загадки, песни.

 

Наиболее широко представлены мифы и сказки о Куйкыняку (Куткыняку) – Вороне.

Он предстает и как творец, и как трикстер-проказник.

 

Бытуют сказки о животных.

Самостоятельными персонажами в них чаще всего бывают мыши, медведь, собаки, рыбы, морские звери.

 

В исторических повествованиях отражены реальные события прошлого (войны коряков с чукчами, с эвенами, межплеменные стычки).

В фольклоре заметны следы заимствований у других народов (эвенов, русских).

 

Музыка представлена пением, речитированием, горлохрипением на вдохе и выдохе, исполнением на инструментах.

К лирическим песням относят «именную песню» и «родовую песню», имеющие местные и семейные напевы.

 

Общее корякское название музыкальных инструментов – г`эйнэчг`ын.

Это же слово обозначает и духовой инструмент, похожий на гобон, с пищиком из пера и конусным раструбом из бересты, и флейту из растения борщевик с наружной щелью, без игровых отверстий, и пищалку из пера птицы, и трубу из бересты.

Кроме того, имеются манковая пищалка, свисток, пластинчатый варган, круглый бубен с плоской обечайкой и внутренней крестовидной рукояткой с позвонками на скобе с внутренней стороны обечайки, различные бубенчики, колокольчики, вихревой аэрофон – пропеллер-жужжалка и др.

 

Главные праздники оседлых коряков ХIХ – начала ХХ вв. посвящены промыслу морских животных.

Основные их моменты – встреча и торжественные проводы пойманных животных.

 

До начала ХХ в. распространены были промысловые обряды.

Они выполнялись по случаю добычи зверя и были связаны с верой в его «оживление» и «возвращение» к охотникам в будущем сезоне (праздник кита, касатки и др.).

После выполнения обрядов шкуры убитых животных, носы, лапки привязывали к связке семейных «охранителей» для обеспечения удачи в охоте.

 

Главный осенний праздник кочевых коряков – коянайтатык – «перегонять оленей», устраивался после возвращения стад с летних пастбищ.

После зимнего солнцестояния оленеводы устраивали праздник возвращения солнца, включающий гонки на оленьих упряжках, борьбу, бег с палками, набрасывание аркана на движущуюся по кругу цель, подъем по обледенелому столбу.

 

История

В русских документах первые упоминания о коряках встречаются середины XVII века.

Наиболее тесно коряки взаимодействовали с ительменами, что фиксируется практически во всех сферах культуры, а с ХVII века наиболее значимым фактором, определяющим облик корякской культуры, становятся корякско-русские связи.

 

Таким образом, на облик этнической культуры коряков оказали влияние как общерегиональные факторы формирования палеоазиатских народов, так и этнокультурные связи с соседями.

Следует отметить, что взаимоотношения береговых коряков, нымыланов с русскими в первые десятилетия русской колонизации складывались весьма сложно.

Казачьи отряды, продвигавшиеся к от Охотска и Анадыря, встречали ожесточённое сопротивление, причём война с охотскими береговыми коряками тянулась вплоть до середины XVIII века, и в ходе её нымыланы потеряли более половины общей численности.

Особенно сильно пострадали алюторцы, паланцы, а также пенжинские коряки, численность которых сократилась в 3-4 раза.

 

Кроме того, сильное опустошение среди нымыланов произвела также и эпидемия оспы в 1769-70 годах.

Тундровые коряки, чавчувены приняли российское подданство и согласились платить ясак, причём казаки нередко привлекали их к походам против береговых коряков.

 

В то же время происходили и частые военные столкновения чавчувенов с оленными чукчами, которые также воевали с русскими.

К началу 80-х годов XVIII века, когда чукотско-корякские войны прекратились.

Чавчувены потеряли более половины населения, лишились части оленей и вынуждены были уступить чукчам и эвенам часть своей территории, откочевав от Анадыря к Гижиге и далее на Камчатку.

Общая численность береговых и оленных коряков к концу XVIII века достигала пяти тысяч человек.

Со 2-й половины XVIII века установились мирных отношений береговых коряков с русскими первопроходцами и начинается постепенное сближение двух народов, появляются русские поселения — Гижига, Пенжино и др.

 

В XIX веке контакты коряков с соседними племенами ещё более расширяются, особенно с ительменами (карагинцы и паланцы) и северных групп чавчувенов с «оленными» чукчами.

 

Национальная кухня

Основная пища оленеводов — оленье мясо в основном в вареном виде. Вяленое мясо шло на приготовление ритуального блюда — толкуши (мясо растирали пестиком, добавляя коренья, жир и ягоды).

Замороженным мясом питались в дороге.

Все оленные группы коряков заготавливали юколу, летом разнообразили рацион свежей рыбой.

Рыба, мясо и жир морских животных составляли основную пищу оседлых коряков.

Большая часть рыбы потреблялась в виде юколы, исключительно лососевой. Мясо морских животных варили или замораживали.

Повсеместно употреблялись продукты собирательства: съедобные растения, ягоды, орехи.

В качестве возбуждающего и опьяняющего средства использовался мухомор.



Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.