Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Гиляки-Нивхи

Ни́вхи (нивах, нивух, нивхгу, ньигвнгун, устар. гиляки)

 

Взгляд из прошлого

«Описание всех в Российском государстве, обитающих народов» 1772-1776 гг.:

- Гиляки, или гил ем, или кил ей, как они сами себя называют, — народ, который, вероятно, в наибольшей степени среди всех народов мира привержен рыбной ловле. Этот народ еще совсем недавно сохранял нетронутыми все свои первобытные черты. Однако в последние годы контакты с русскими колонистами в устье Амура привели к тому, что гиляки стали быстро забывать язык и обычаи.

Они не используют обычно имен, данных им в семье, но прозвища, как это распространено у американских индейцев. Будучи приверженцами шаманизма, даже те, кто недавно принял крещение, молятся идолам.

 

Р.Маак "Путешествие на Амур", 1859:

- Гиляки занимают пространство в 200 верст до самого устья Амура и населяют также, местами, берега моря направо и налево от устья. 
Прежде всего, при встрече с ними, меня поразил их язык, который совершенно отличен от тунгусского и не имеет с ним ничего общего, за исключением нескольких слов, которые, как ими, так и тунгусскими племенами, заимствованы от манчжуров. Кроме языка, они отличались от тунгусов телосложением и образованием лица, которое было очень широко, с маленькими глазами, с выпуклыми, густыми бровями и с коротким, несколько вздернутым носом; губы были велики, пухлы и верхняя вздернута; борода у них росла заметно гуще, нежели у тунгусов, и они не выдергивали ее, как это делают тунгусы. Нестриженые головы гиляков были покрыты длинными черными волосами, которые у некоторых вились и почти у всех были заплетены в одну косу. Их одежда, такого же покроя, как у тунгусских племен, была сшита из рыбьей кожи, и некоторые принадлежности, например, сапоги, указывали на соседство этого племени с морем, потому что были сделаны из тюленьей кожи. На голове гиляки имели берестяные шляпы конической формы, украшенные цветными нашивками.

 

"Народы России. Этнографические очерки" (издание журнала "Природа и люди"), 1879-1880:

 

- Доброта составляет отличительную черту гиляков; при этом они трудолюбивы, энергичны и питают гораздо большую любовь к независимости, чем тунгусы. Нельзя сказать, чтобы у гиляков не было примеси чужого элемента, это становится особенно заметным в местностях, соседних с мангунами и около устья Ангуна, где живут тунгусы.

У гиляков весьма редко можно встретить огнестрельное оружие. Главную и любимую пищу их составляет рыба, и нет в мире нации более искусной и страстной в рыбной ловле, как гиляки.


Что касается до ремесел, то в резьбе на дереве гиляки довольно искусны. Они не зовут друг друга по фамилии, но придерживаются американского обычая называть разными прозвищами. Кровавая месть в ходу в тех местностях, куда еще не успела проникнуть христианская религия. Многие из гиляков уже приняли христианство, но некоторые придерживаются шаманства и весьма тщательно скрывают своих идолов. Мертвых не хоронят в гробах, как у тунгусов, а сжигают.

 

Л.Шренк, "Об инородцах Амурского края", т.1, 1883; т.2, 1899:

- Гиляцкий летник одинаково устроен и на материке, и на Сахалине. Отличительная черта его в том, что он покоится на сваях на высоте 4-5 футов от земли. Возводя летники на сваях, гиляки преследуют двоякую цель. Во-первых, они стараются оградить себя от наводнений, так как Амур при продолжительных дождях нередко выступает из берегов и затопляет соседние низменности.

Во-вторых, приподнимая свои жилища над землею, они предохраняют их от непосредственного соприкосновения с сырой почвой и как бы устраивают под ними постоянную вентиляцию. Это тем необходимее, что в летниках обычно хранится и часть рыбных запасов.

 

Современные источники

Ни́вхи — малочисленный народ, проживающий на территории Российской Федерации и Японии.

Аавтохтонное, коренное население Приамурья, острова Сахалин и соседних небольших островов, заселившими данную территорию в период позднего плейстоцена.

 

Самоназвание

Нивах, нивух, нивхгу, ньигвнгун «люди, народ» от нивх «человек».

Устаревшее название — гиляки (тунг. гилэкэ от гилэ «лодка»).

 

Численность и расселение

Всего до 4652 человека.

В РФ, по переписи 2010 г., 4466 чел. (по переписи 2002 г. 5,2 тыс. человек), в том числе Сахалинская область 2253 чел. и хабаровский край 2034 человека.

Нивхи исторически разделены на две группы по региону проживания: Амурские и Сахалинские.

Они различны по языковым диалектам и культурным особенностям.

Значительная часть нивхского населения расселена в Хабаровском крае (низовья Амура, побережье Амурского лимана, Охотского моря и Татарского пролива), образуя материковую группу.

Вторая, островная группа, представлена на севере острова Сахалин.

 

Хабаровский край

Населённый пункт

Нивхи

Всего населения

 %% нивхов

г. Николаевск-на-Амуре

407

28492

1,4 %

г. Хабаровск

131

583072

0,02 %

село Иннокентьевка

129

664

19,4 %

село Тахта

118

937

12,6 %

пгт. Лазарев

117

1954

6,0 %

посёлок Тыр

89

729

12,2 %

село Кальма

85

139

61,2 %

посёлок Нижнее Пронге

82

461

17,8 %

посёлок Пуир

77

269

28,6 %

село Богородское

77

4119

1,9 %

пгт. Многовершинный

73

2798

2,6 %

село Сусанино

62

882

7,0 %

село Красное

60

1251

4,8 %

пгт. Маго

56

2244

2,5 %

село Оремиф

54

325

16,6 %

село Алеевка

49

65

75,4 %

село Ухта

45

175

25,7 %

село Нижняя Гавань

40

377

10,6 %

село Воскресенское

36

114

31,6 %

село Константиновка

35

908

3,9 %

село Тнейвах

33

55

60,0 %

село Булава

30

2226

1,3 %

село Белоглинка

30

89

33,7 %

село Макаровка

22

26

84,6 %

посёлок Чныррах

21

455

4,6 %

село Чля

20

933

2,1 %

село Солонцы

18

570

3,2 %

село Власьево

11

39

28,2 %

посёлок Октябрьский

11

170

6,5 %

село Сахаровка

10

85

11,8 %

 

Сахалинская область

Населённый пункт

Нивхи

Всего населения

 %% нивхов

пгт. Ноглики

647

10604

6,1 %

село Некрасовка

572

1126

50,8 %

г. Оха

299

27795

1,1 %

село Чир-Унвд

200

291

68,7 %

г. Поронайск

116

17844

0,7 %

г. Южно-Сахалинск

98

170356

0,1 %

село Рыбное

56

84

66,7 %

посёлок Трамбаус

45

105

42,9 %

село Москальво

44

807

5,5 %

г. Александровск-Сахалинский

29

12693

0,2 %

село Виахту

26

286

9,1 %

посёлок Луполово

21

28

75,0 %

село Вал

19

1211

1,6 %

пгт. Катангли

17

896

1,9 %

посёлок Рыбобаза-2

11

34

32,4 %

 

До 1945 года в южной, японской части Сахалина проживало около 100 нивхов, носителей южно-сахалинского диалекта.

После войны большая их часть переселилась на остров Хоккайдо.

Данные о численности этнических нивхов Японии отсутствуют.

 

Этногенез

Нивхи являются довольно однородными в антропологическом плане.

Они относятся к палеоазиатскому типу монголоидной расы.

Являясь прямыми потомками древнейшего населения Сахалина и низовьев Амура, которое предшествует здесь тунгусо-маньчжурам.

Именно нивхская культура возможно является тем субстратом, на котором складывается во многом сходная культура амурских народов.

 

Существует точка зрения, что предки современных нивхов, северо-восточных палеоазиатов, эскимосов ииндейцев — звенья одной этнической цепи, охватывавшей в далёком прошлом северо-западные берега Тихого океана.

Нивхов отождествляют с археологической охотской культурой, занимавшей в древности более широкий ареал, чем современная территория нивхов.

Носители данной культуры, мисихасэ, были изгнаны из Японии в VII веке н. э.

 

По языку и культуре нивхи близки народам, разговаривающим на палеоазиатских языках (чукчи, коряки и др.), и чаще всего объединяются с ними в общую группу.

Предполагается, что родственными для нивхов являются народы Полинезии и Айнов.

 

Другая точка зрения полагает, что древнейшее население Амура и Сахалина (археология мезо/неолитического времени) собственно нивхским не является, а представляет собой недифференцированный в этническом отношении пласт культуры, которой субстратен по отношению ко всему современному населению Амура.

 

Следы этого субстрата фиксируются в антропологии, языке, культуре как нивхов, так тунгусо-маньчжурских народов Приамурья.

В рамках данной теории, нивхи рассматриваются как мигрировавшая на Амур, одна из групп северо-восточных палеоазиатов.

Относительная противоречивость данных этногенетических схем объясняется высокой степенью смешения и интеграции современных народов Амура, и Сахалина, а также поздним временем их этнического оформления

 

Язык

Нивхский является изолированным палеоазиатским языком.

Язык агглютинативный, синтетический.

 

Имеет сложную систему регулярных чередований согласных.

Ударение не фиксировано, подвижное и разноместное, может выполнять смыслоразличительную функцию.

Имеет восемь частей речи, прилагательные не выделяются, их семантическими эквивалентами являются качественные глаголы.

В амурском диалекте у существительных, местоимений, числительных – 8 падежей и 7 – в восточносахалинском.

У глаголов представлены категории залога, наклонения, вида, времени (будущее и небудущее), числа, лица и отрицания.

Язык номинативной синтаксической структуры.

Простое предложение превалирует над сложным.

Типичный порядок слов – SOV.

Спорным является вопрос о наличии инкорпорации.

 

Существует гипотеза Дж. Гринберга, согласно которой нивхский язык входит в евроазиатскую (ностратическую) семью языков.

 

С 1970-х годов в советской науке высказывалось мнение о принадлежности нивхского языка к алтайской семье (Т. А. Бертагаев, В. З. Панфилов, В. И. Цинциус); по мнению А. А. Бурыкина, нивхский язык представляет отдельную ветвь тунгусо-маньчжурских языков, которая отделилась раньше других языков и подверглась сильному айнскому влиянию.

 

 О. А. Мудрак относит нивхский к реконструируемой им древней «палеоазиатской» семье (наряду счукотско-камчатскими, эскимосско-алеутскими, айнским и юкагирским языками).

 

Японские лингвисты Кацунобу Изуцу и Казухико Ямагучи считают нивхский язык одним из предков современного японского.

 

С. Л. Николаев выступил с гипотезой о родстве нивхского с алгонкинскими и вакашскими языками Северной Америки.

 

Диалекты

В нивхском языке выделяют 4 диалекта:

- Амурский. Лексические и фонологические различия между амурским и сахалинскими диалектами настолько велики, что некоторые лингвисты выделяют два отдельных языка, принадлежащие к маленькой нивхской семье.

- Восточно-сахалинский

- Северно-сахалинский — занимает по всем признакам промежуточное положение между амурским и восточно-сахалинским диалектами.

- Южно-сахалинский — диалект нивхов, до недавнего времени проживавших в Японии.

 

История

Нивхи заселили Сахалин в период позднего плейстоцена, когда остров был предположительно соединен с Азиатским материком.

Но во время ледникового периода океан поднялся, и нивхи оказались разделенными Татарским проливом на 2 группы.

 

Полагают, что самое раннее упоминание о нивхах в истории — китайские хроники XII века.

В них говорится о народе гилями (кит. 吉列迷 Jílièmí), который был в контакте с правителями монгольской династии Юань в Китае.

 

Контакты русских с нивхами начались в XVII в., когда здесь побывали казаки-землепроходцы.

Первым русским, писавшим о нивхах в 1643 году, был Василий Поярков, который называл их — гиляки.

Это название надолго закрепилось за нивхами.

В 1849—1854 гг. на Нижнем Амуре работала экспедиция Г. И. Невельского, основавшего г. Николаевск.

Год спустя здесь стали селиться русские крестьяне.

 

Российская империя получила полный контроль над землями нивхов после Айгунского договора 1856 г. и Пекинского договора 1860 г.

 

Традиционное жилище

Нивхи исконно оседлы, многим их селениям на материке (Коль, Тахта и др.) сотни лет.

Зимнее жилище – тыф, дыф, таф – большой бревенчатый дом, имевший столбовой каркас и стены из горизонтальных бревен, вставленных заостренными концами в пазы вертикальных столбов.

Двускатная крыша крылась травой.

Дома однокамерные, без потолков, с земляным полом.

Дымоходы от 2 очагов обогревали широкие нары вдоль стен.

В центре дома возводился высокий настил на столбах, в сильные морозы на нем держали и кормили ездовых собак.

В доме обычно жили 2–3 семьи, на своем участке нар.

С наступлением тепла каждая семья переселялась из зимнего жилища в летнее селение у озера или протоки, вблизи промысла.

Каркасные летники из коры чаще всего ставили на сваях, имели различную форму: 2-скатные, конические, 4-угольные.

Из 2 помещений одно служило амбаром, другое – жилищем с открытым очагом.

У гиляков летними жилищами служат либо юрты (по гиляцки «Туф»), всегда стоящие прямо на земле низкие бревенчатые срубы, крытые на два ската обыкновенно древесной корой (лубом).

С дымовым отверстием в крыше, без окон, с одной маленькой дверью — лазейкой, в которую большею частью с трудом пролезет взрослый человек.

Крыша служит и потолком, пол настлан только у более зажиточных.

Бревна сруба всегда тонкие и редко вплотную пригнаны, и проконопачены.

Большею частью сруб разделен на две половины поперек, тогда передняя половина не жилая, — служит обыкновенно собачникам в ненастье и битком набита собаками всех возрастов.

В жилой половине середину занимает очаг («тушь» по — гиляцки), т. е. продолговато—четырехугольный ½ аршина примерно высоты над землей (или полом) дощатый заплот.

Почти в уровень с краями засыпанный землей (или песком), в котором и разводят огонь прямо костром.

В квадратную прямо над ним дыру в крыше выходит часть дыма в тихую погоду и при закрытой входной двери, в противном случае дым застилает все помещение и выживает вон все живое.

Не смотря на всякие ухищрения заслонить досками эту крышовую дыру снаружи с подветренной стороны, всякая новая юрта быстро покрывается внутри слоем сажи, а про старые и говорить нечего.

В расстоянии шага (в среднем) от очага и на одной высоте с его краями с трех сторон настланы дощатые нары, обыкновенно шириною в средний рост человека.

Стена (или перегородка), в которой входная дверь — лазейка, обыкновенно свободна от нар.

Между верхними краями сруба вдоль и поперек помещения протянуты жерди над очагом, к ним на крюках подвешивают котлы и развешивают сушить одежду и всякую рухлядь.

В самых высоких юртах трудно пройти не задев головой покрытых сажею этих жердей — надо нагибаться.

Весь сруб обыкновенно продолговато-четырехугольный, площадь, им занимаемая различна, но простор помещения составляет редкое исключение, теснота преобладает.

Для хозяйственных нужд строили срубные амбары на высоких столбах, ставили вешала для сушки сетей, неводов и юколы.

На Сахалине до начала ХХ века сохранялись старинные землянки с открытыми очагами и дымовым отверстием.

 

Семья

До середины XIX века нивхи оставались вне влияния какой-либо государственной власти, старательно сохраняя традиции и внутреннее, родовое устройство.

Род являлся основной самоуправляющейся ячейкой.

Высшим органом самоуправления нивхов являлся Совет старейшин.

Средняя семья нивхов в 1897 состояла из 6, иногда 15–16 человек.

Преобладали малые семьи из родителей с детьми, а также нередко из младших братьев и сестер главы семьи, его старших родственников и др.

Редко женатые сыновья жили совместно с родителями.

 

Невесту предпочитали выбирать из рода матери.

Существовал обычай кросскузенного брака: мать стремилась женить сына на дочери своего брата.

Родители договаривались о браке детей в возрасте 3–4 лет, затем они вместе воспитывались в доме будущего мужа.

По достижении ими 15–17 лет брачная жизнь начиналась без каких-либо специальных обрядов.

 

В тех случаях, когда браки заключались между неродственными родами, нивхи следовали тщательно разработанному ритуалу (сватовство, договоры о калыме, вручение калыма, переезд невесты и т.п.).

При переезде невесты исполнялся ритуал «топтания котлов»: родители жениха и невесты обменивались огромными котлами для варки корма собакам и молодые должны были поочередно наступать на них у дверей дома невесты и дома жениха.

 

Традиционное хозяйство

Основное традиционное занятие нивхов – рыболовство, дававшее пищу для людей и собак, материал для изготовления одежды, обуви, парусов для лодок и др.

Занимались им круглый год.

Главный промысел – добыча проходного лосося (горбуша в июне, кета в июле и сентябре).

В это время делали запасы юколы – вяленой рыбы.

Сушеные рыбьи костяки заготавливали на корм для ездовых собак.

Орудиями лова служили остроги (чак), крючки разных размеров и форм на поводках и палках (кэлэ-китэ, чоспс, матл, чэвл и др.), разнообразные удочки, сети прямоугольные, мешкообразные, ставные (в т.ч. подледные) и плавные (чаар ке, хурки ке, нокке, лырку ке, анз ке и др.), невода (кыр ке), сачки, летние и зимние запоры (изгороди в реках с сетной ловушкой).

Большую роль в хозяйстве Сахалина и Амурского лимана играл морской зверобойный промысел.

Весной и летом животных (нерп, лахтаков, сивучей) добывали сетями, неводами, крючками, ловушками (пырь, ршейвыч, хонк и др.), гарпунами (осмур, озмар), острогой с плавающим древком (тла) и своеобразным рулем (лаху).

Зимой отыскивали с помощью собак продушины во льду и ставили в них крючковые ловушки (китын, нгырни и др.).

В низовьях Амура весной промышляли нерп и дельфинов.

Морской зверь давал мясо и жир; одежды, обуви, подклейку лыж, выделку различных домашних предметов.

Таежный охотничий промысел был наиболее развит на Амуре.

Многие нивхи охотились вблизи жилища, к вечеру всегда возвращались домой.

На Сахалине охотники уходили в тайгу максимально на неделю.

Мелких зверьков добывали различными давящими ловушками, петлями, самострелами (юру, нгарходь и др.), медведей, лосей – с помощью копья (ках), лука (пунч).

Со 2-й пол. XIX в. широко использовалось огнестрельное оружие.

Пушнину нивхи обменивали на ткани, муку и др.

 

Женщины собирали и заготавливали впрок лекарственные и съедобные растения, корни, травы, ягоды.

Различные корни, береста, прутья и др. шли на изготовление домашней утвари, из крапивы делали крапивное волокно для плетения сетей и т.п.

Мужчины запасали строительные материалы.

Рыбачили и добывали морского зверя с лодок – дощатых плоскодонок (му) с острым носом и 2–4 парами весел.

В сер. XIX в. такие лодки из кедра нередко получали от нанайцев.

На Сахалине употреблялись также долбленки из тополя со своеобразным козырьком на носу.

Зимой передвигались на нартах, в них запрягали до 10–12 собак попарно или «ёлочкой».

Нарта (ту) амурского типа – прямокопыльная, высокая и узкая, с двустороннезагнутыми полозьями.

Сидели на ней верхом, поставив ноги на лыжи.

В кон. XIX – нач. ХХ в. нивхи начали применять широкие и низкие нарты восточно-сибирского типа.

Лыжи у нивхов, как и у других народов Амура, были 2 типов – длинные голицы для весенней охоты и подклеенные мехом нерпы или камусами лося – для зимней.

 

Религия и обрядность

Религиозные верования нивхов основывались на Пантеизме и Анимизме, промысловом культе, вере в обитавших повсюду духов — на небе, на земле, в воде, тайге.

 

Религиозные представления нивхов основаны на вере в обитавших повсюду духов – на небе («небесные люди»), на земле, в воде, тайге, каждом дереве и т.п.

 

Духам-хозяевам молились, испрашивая успешную охоту, им приносили бескровные жертвы.

 

«Горный человек», хозяин тайги Пал Ыз, представлявшийся в виде огромного медведя, и хозяин моря Тол Ыз, или Тайраадз, – морская косатка.

Каждый медведь считался сыном хозяина тайги.

Охота на него сопровождалась обрядами промыслового культа, существовали ритуалы, характерные для медвежьего праздника; пойманного в тайге или купленного у негидальцев или нанайцев медвежонка растили 3–4 года в специальном срубе, после чего устраивали праздник в честь умерших родственников.

Выкормить зверя и устроить праздник было почетным делом, в этом хозяину помогали соседи и сородичи.

В течение всего времени содержания животного соблюдалось много правил и запретов. Например, к нему запрещалось подходить женщинам.

Медвежий праздник, длившийся иногда 2 недели, проводили зимой, в свободное от промыслов время.

Во время празднования медведя наряжали в специальный костюм, водили по домам, угощали из резной деревянной посуды.

После чего зверя приносили в жертву, стреляя из лука.

У головы убитого медведя ставили кушанье, «угощая» его.

Затем медведя свежевали, соблюдая множество правил.

На него обычно собиралась вся родня (даже далеко живущая).

Детали медвежьего праздника у нивхов имели локальные различия.

Особенности обряда зависели и от того, устраивал ли хозяин праздник после смерти родственника или просто по случаю поимки медвежонка.

 

Нивхи, в отличие от других народов Амура, кремировали умерших.

Обряд сожжения отличался у разных групп нивхов, но общее в его содержании преобладало.

Труп и инвентарь сжигали на огромном костре в тайге (при этом исполнялись кострища и огораживали срубом.

Изготавливали деревянную куклу (прикрепляли к ней косточку от черепа покойного), одевали, обували и помещали в специальном домике – раф, высотой около 1 м, украшенном резным орнаментом.

Возле него совершали регулярные поминальные обряды (особенно часто раз в месяц в течение года, после этого – каждый год), угощались, в костер бросали пищу – для умершего.

 

Характерен обряд символического погребения человека, тело которого не нашли (утонул, пропал, погиб на фронте и т.п.): вместо тела хоронили большую, в размер человека, куклу из ветвей, травы, ее одевали в одежду умершего и закапывали в землю или сжигали, соблюдая все положенные обряды.

 

Члены одного рода, жившие в общем селении, зимой устраивали моления духам воды, опуская жертвы (еду на ритуальной утвари) в прорубь; весной, после вскрытия реки, жертвы бросали в воду с украшенных лодок из специальных деревянных корытец в виде рыб, уток и т.п. 1–2 раза в год молились в домах духу-хозяину неба.

В тайге у священного дерева призывали духа-хозяина земли, обращались к нему с просьбами о здоровье, удаче в промыслах, в предстоящих делах.

Духов-хранителей дома в виде деревянных куколок помещали на специальных нарах, им также приносили жертвы, «кормили» их.

 

Нивхи придавали большое значение обряду наречения новорожденного именем.

Этот акт обычно выполняли односельчане и очень редко сородичи.

В большинстве случаев имя давали сразу же после отпадения пуповины.

Собственные имена нивхов образованы от слов с самым разнообразным значением.

Нивхи давали новорожденным имена, отражавшие привычки родителей, их занятия, черты характера.

Есть нивхские имена, содержащие намек на те или иные обстоятельства и события, так или иначе связанные с рождением ребенка.

Многие собственные имена давались по какому-либо признаку внешности ребенка. Есть предположение, что некоторые имена были именами-пожеланиями, т.е. обозначали качество, которое желали бы видеть у ребенка родители.

У нивхов, как и у многих других народов, в практике наречения новорожденных иногда большую роль играло представление, согласно которому между словом и обозначенным им явлением или предметом, существует неразрывная связь.

Так, в частности, боялись сообщить собственное имя члена рода постороннему человеку, опасаясь, что тот, зная имя, может причинить зло его носителю.

 

Возможно, это в какой-то мере отразилось и на характере общения нивхов. Прежде они редко кого-либо называли по имени.

Молодые к старикам обращались просто словом хемара «старик», к старушкам — ычика «бабушка» или же произносили ненастоящее имя.

Это нивхи объясняют стеснением, которое почувствуется, если произнести настоящее имя старика в его присутствии.

К родителям же своих сверстников обращались, используя описательный термин: «отец такого-то», «мать такого-то», например: Паян ытыка «отец Паяна», Ршыск ымыка «мать Ршыска» и т.д.

Дети же обращались к своим родителям, дедам и бабушкам, используя терминологию родства.

 

Взрослые, в свою очередь, редко называли своих детей и внуков по имени. При разговоре, когда хотели назвать кого-либо из детей, обычно их определяли при помощи соотношения возрастов: «старший», «средний», «младший» и т.д.

Даже гостей никогда не называли по имени, а говорили: «приехавший оттуда-то» или «житель такого-то места».

Например, гостя с Амурского лимана нивхи Амура называли Ланрп’ин «житель местности…», а гостя с Охотского побережья — керкпин «гость моря», сахалинского гостя — Лерп’ин «житель местности Лер», а сахалинские и лиманские нивхи называли гостя с Амура Лап’ин «житель Амура» и т.д.

 

Возможно, поэтому многие нивхи и имели два имени: настоящее (урла ка «хорошее имя») и ненастоящее (лерун ка «шутливое, блуждающее имя»).

У некоторых молодых нивхов Сахалина ненастоящее было образовано сокращением настоящего имени.

Иногда нивхи давали новорожденному имя какого-нибудь предка, умершего несколько поколений (как правило, не менее трех) тому назад.

Обычно если новорожденный был очень похож на кого-нибудь из умерших предков, то старики говорили: Инар ичир п’рыдь букв. «став его кровью, пришел».

На о. Сахалине сейчас встречаются у нивхов имена, которые носили их предки, жившие в середине XIX и в начале XX в.

 

Традиционная одежда

Одежду шили из рыбьей кожи, меха собак, кожи и меха таежных и морских животных.

Мужские и женские халаты ларшк – покроя кимоно, левополые (левая пола вдвое шире правой и закрывает ее).

Женские халаты длиннее мужских, украшали аппликацией или вышивкой, а по подолу – металлическими бляшками, нашитыми в один ряд.

Зимние тканевые халаты шили на вате.

Праздничные из рыбьей кожи украшали орнаментом, наносимым красками.

Зимняя одежда – шубы ок из собачьих шкур, мужские куртки пшах из нерпичьих шкур, у более состоятельных – женские шубы из меха лисиц, реже – из меха рыси.

Мужчины в дорогу для езды на нартах (иногда во время подледного лова) поверх шуб надевали юбки хоск из нерпичьих шкур.

Нижняя одежда – штаны из рыбьей кожи или ткани, ноговицы, женские – из ткани на вате, мужские – из собачьего или нерпичьего меха, короткие мужские нагрудники на меху, женские – длинные, тканевые, украшали бисером и металлическими бляшками.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Летние шапки – берестяные, конической формы; зимние – женские тканевые на меху с украшениями, мужские – из собачьего меха.

Поршневидная обувь делалась из сивучьих или нерпичьих шкур, рыбьей кожи и прочих материалов, имела не менее 10 различных вариантов. Отличалась от обуви других народов Сибири высокой «головкой»-поршнем, голенища кроились отдельно.

Внутрь вкладывали согревающую стельку из особой местной травы.

Другой тип обуви – сапожки (похожие на эвенкийские) из оленьих и лосиных камусов и нерпичьих шкур.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одежду, обувь, предметы утвари нивхи украшали тончайшим криволинейным орнаментом характерного амурского стиля, основы которого известны еще по археологическим находкам.

 

Национальная кухня

В рационе нивхов преобладала рыбная и мясная пища.

Предпочитали свежую рыбу – ели ее в сыром, вареном или жареном виде.

Юколу при изобильном улове делали из любой рыбы.

Из голов и кишок вываривали жир: по нескольку часов томили без воды на огне до получения жирной массы, которую можно было хранить неограниченно долго.

 

Из юколы, свежей рыбы и мяса варили супы, добавляя в них травы и коренья.

Покупные мука и крупы шли на приготовление лепешек, каш, которые ели, как и другие блюда, с большим количеством рыбьего или нерпичьего жира.

Еще сравнительно недавно нивхи широко употребляли в пищу мясо тюленя, сивуча, белухи и дельфина, чаще всего мясо варили.

Но сердце, почки и ласты ели сырыми, считая большим лакомством.

 

Ели мясо оленя, лося и реже медведя.

Причем когда ели мясо медведя, то соблюдали древний обычай — самые лучшие куски мяса (сердце, язык и др.) отдают старшим из рода зятьям.

Нивхи широко используют в пищу мясо уток, гусей, морских куликов, чаек, цапель, куропаток, глухарей и другую дичь, в основном, в вареном виде.

Почетное место в рационе нивхов занимают дикорастущие ягоды: голубика, шикша, морошка, черная и красная смородина, малина, брусника, а также плоды шиповника и боярышника.

 

Ягоды, смешанные с молотой сушеной рыбой и нерпичьим жиром, и до сих пор традиционно считаются лакомством, хотя в магазинах есть другие лакомства, например, шоколад, конфеты, компоты и др.

 

Нивхи употребляют в пищу морскую капусту (путь), ее сушат на солнце, а затем, по мере надобности, варят в рассоле и едят.

Собирают клубни сараны, а также другие корни растений. Их сушат и добавляют как приправу в молотую юколу.

Заготавливают впрок черемшу (сушат или солят) и широко используют в качестве приправы к рыбе и мясу.

Пьют белый чай с березовым грибом — чагой (по-нивхски чагу-канбук — белый гриб).

Из мучных блюд — наиболее распространены пресные лепешки, испеченные прямо на плите, сковороде или на костре, а также вареные лепешки с нерпичьим жиром.

 

Аркайзозл

Сушеную корюшку разрезать на мелкие кусочки, смешать с вареным горохом, ягодой шикшей и нерпичьим жиром.

 

Картофельный тола (картошк талк)

Очищенный и вымытый картофель нарезать соломкой, сварить в воде без соли (варить непродолжительное время, чтобы картофель не разварился).

Затем нарезать мелкими кусочками головные хрящи соленой кеты (можно горбуши).

Все это смешать, добавить нарезанный лук или черемшу и залить рыбьим жиром.

 

Вареный карась (е-нчиско)

Карася очистить — от чешуи, разрезать брюшко и вынуть внутренности, удалить из головы жабры, промыть холодной водой и положить в котелок с холодной водой.

Довести воду до кипения, снять пену, варить почти до готовности, затем посолить, положить лавровый лист и варить 5—7 минут до готовности рыбы.

Вынуть рыбу из бульона, положить на блюдо, добавить мелко нарезанную черемшу и ягоды (брусника, голубика и др.).

Едят горячим.

 

Картофельный «студень» (картошк мось)

Из очищенного и сваренного в подсоленной воде картофеля приготовить пюре с добавлением масла.

Из гороха, сваренного в подсоленной воде, готовят гороховое пюре с добавлением жира.

Затем в смесь двух пюре добавить толченую массу из очищенных вареных кедровых орехов и свежей черемухи.

 

Тала

Для приготовления талы можно использовать свежую (живую) или замороженную рыбу.

Свежую (живую) рыбу надо заколоть — острым концом маленького ножа сделать глубокий разрез горла между плавниками и дать стечь крови.

Можно использовать рыбу, замороженную еще живой, то есть только что пойманной, что чаще всего и бывает, когда готовят талу на зимней рыбалке.

Для приготовления талы лучше всего использовать осетровые породы или же лососевые (кета, горбуша, кижуч, голец и др.).

Если талу готовят из мороженой рыбы, то надо снять с нее кожу.

Острым ножом срезать филе, нарезать его очень мелко (соломкой), посолить, поперчить, добавить 6%-ный уксус и оставить на холоде не менее чем на 30 минут.

Подать талу в замороженном виде.

Для приготовления талы из парной рыбы ее надо очистить, вымыть и заморозить, а дальше поступают также, как и при приготовлении талы из замороженной рыбы

 

 

Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.