Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Мангуны-Ульчи

 

 

Ульчи

(нани, ульча, устаревшее: мангуны, ольчи)

 

Взгляд из прошлого

Р.Маак "Путешествие на Амур", 1859 г.:

- Нрав мангунов добродушный и смелый. Они уважают стариков и любят детей. Жены помогают мужьям, исполняющим самые трудные работы. Мангуны обычно хорошо обходятся со своими женами.

Особенной нормы управления у мангунов нет, и в прежнее время они, под властью манчжуров, были сильно притесняемы. У них высоко уважается авторитет отца. До известного возраста дети находятся в полной власти отца, который выбирает невесту для своего сына в то время, когда тот еще мальчик. Жених и невеста вырастают в одной и той же хижине, как брат и сестра. Свадьба справляется, как только девушке исполнится 14. Обычаи мангунов нисколько не препятствуют иметь по нескольку жен, на самом же деле многоженство между мангунами редко, потому что мужчин больше, чем женщин. Брат берет к себе жену умершего брата и наследует его имущество.

 

Шренк Л. И. «Об инородцах Амурского края» т. 2. 1883 г.:

- Летнее жилище Ольчей – дауро – более прочих напоминает настоящий дом. Дауро состоят из очень легкого деревянного остова, одетого березовой корой. Стены этого почти квадратного соображения состоят из толстых жердей, воткнутых в землю и соединенных между собой тонкими поперечными прутьями, так что получается род грубой сетки или вязки из клеток. Спереди и сзади, у обеих поперечных стен, жерди остова, или по крайней мере некоторые из них, гораздо толще и похожи скорей на тонкие бревна. На них покоиться несколько потолочных балок, поддерживающих кровельную скамью, которая, как и стены, состоит из продольных жердей и прутьев, соединенных между собой вязкой в виде клеток. Стены и крыша остова одеты березовой корой, куски которой на крыше еще придерживаются рядом продольных и поперечных жердей. В продольных стенах остаются не заделанными по две клетки, которые образуют окна и завешиваются кусками березовой коры. Больших размеров отверстия в передней поперечной стене образуют вход с дверью из березовой же коры или досок. Получается нечто вроде полуюрты, полупалатки.

 

Внутри справа и слева от входа, во всю длину летника, пролегают два тонких бревна, отделяющих средину от боковых пространств, которые, собственно, и служат для спанья и сидения. В среднем пространства грубый булыжник, на котором разводиться огонь, а над ним отверстие в крыше для прохода дыма. Для очистки воздуха служит еще и другое отверстие в передней поперечной стене у кровельного конька. Благодаря этим и оконным отверстиям, почти всегда открытым, в юрте устанавливается сильный сквозняк, который выгонят оттуда и комаров.

 

«Энциклопедия Брокгауза и Ефрона», 1902 г.:

- Ольчи или мангуны, мангунцы, манту, народ тунгусского племени сибирской ветви, живущий в пределах Приморской области, по берегам Амура, в соседстве с гиляками и гольдами; кроме того, О. живут и на морском берегу, близ залива де-Кастри, куда они проникают через озеро Кизи, лежащее в центре занимаемой ими местности.

Отличаются крепким телосложением, грубыми чертами лица, не особенно косым разрезом глаз, густой бородой; между ними встречается и тунгусский тип, широкие скулы, плоский нос, косой разрез глаз и редкая борода. Вообще они напоминают гиляков.

О. стоят на низкой ступени развития, хотя не лишены художественного вкуса, если судить по узорам на их одежде и оружии и по сочетанию и гармонии красок на их рисунках.

Язык О. сходен с языком негидальцев и самагирцев, отличаясь от гольдского.

Религия, шаманство, обоготворение животных, особенно медведя, хотя среди О. многие числятся христианами.

Зимние жилища, мазанки с широкими окнами, в которых вместо рам деревянные решетки с одним рядом продольных перекладин, вместо стекол, рыбья кожа.

В каждой мазанке от двух до трех семейств.

Летняя одежда О. состоит из рыбьих кож и дешевых материй.

Одежда мужчин спускается ниже колен, у женщин, до лодыжки, отличаясь от мужской лишь украшениями из разноцветной рыбьей кожи и обшивкой по подолу мелкими монетами и раковинами.

Зимняя одежда, из собачьего меха и шкур оленей.

Летом на голове берестяная шляпа, с различными узорами, или войлочная, маньчжурского изделия; зимой - меховая шапка.

Обувь - полусапоги из лосиной и тюленьей кожи.

У мужчин пояс, к которому привешивается нож, трутница, огниво и проч.; на большом пальце правой руки - широкое кольцо.

Женщины украшают себя серьгами и браслетами на руках, в виде толстых серебряных колец.

Главные занятия О. - охота и ловля красной рыбы, главной пищи О. и их собак.

Для рыбного промысла летом они переселяются из мазанок на берега Амура и его притоков.

Ловят сетями, заготовляемыми из крапивы.

Держат собак, которые заменяют им лошадей, и медведей, которых в течение года откармливают рыбой и затем съедают в так называемый медвежий праздник; из птиц держат орлов, пользующихся большим почетом.

По мнению Шренка, О. или, как их называют русские, мангуны, в былые времена кочевали с оленями в горах Станового хребта, а затем, потеряв оленей, спустились к Амуру и навсегда здесь остались, занявшись рыболовством. О. всего около 1000 душ.

 

Современные источники

Ульчи, малочисленный, коренной народ Дальнего Востока

 

Самоназвание

Нани, ульча — «местные жители»

 

Этноним

С 1926 года принято официальное название «ульчи», производное от самоназвания «ульча».

 

Численность и расселение

Всего 3000 человек, из них по переписи 2010 года, в РФ 2765 человек (2002 год, 2 913 человек).

В том числе (по переписи 2002 года), Хабаровский край 2 718 человек, ЕАО 27 человек

Украина, 76 человек (перепись 2001 года).

Численность по переписям: 1989 года — 3233, 2002 — 2913, 2010- 2765.

Живут в основном (93 %), в девяти посёлках в нижнем течении Амура (Ульчский район Хабаровского края).

 

Численность ульчей в населённых пунктах в 2002 г.:

Хабаровский край:

- село Булава 701

- село Богородское 357

- город Хабаровск 144

- село Дуди 142

- село Калиновка 125

- село Савинское 109

 

Интересная коллизия была зафиксирована во время переписи населения на Украине.

Согласно обработанным данным, на территории страны проживало 76 ульчей, из которых только 5 назвали ульчский язык родным, 8 человек родным посчитали украинский, 43 чел. — русский.

При этом по переписи населения СССР 1989 года в УССР насчитывалось всего 13 ульчей.

 

Этногенез

Этнические корни ульчей уходят в глубокую древность.

Археологические материалы свидетельствуют, что в культуре современных ульчей просматриваются определенные параллели с культурой древних племен, обитавших на этой территории ещё в мезолите.

Позднее аборигенное мезолитическое население подверглось культурному влиянию неизвестных пришельцев с Юга (в 3 тысячелетии до н. э.), а также с Запада и с Севера.

Среди пришельцев с Запада и Севера были тунгусы, тюркоязычные и моноголоязычные элементы.

В процессе длительных контактов, в том числе этнически смешанных браков, в бассейне Нижнего Амура и сформировались современные ульчи как этнос.

В их состав вошли различные этнические элементы — нанайские, нивхские, манчжурские, негидальские, эвенкийские, айнские и многие другие.

Все они оставили весьма заметный след в родовом составе ульчей, их языке, хозяйстве, материальной и духовной культуре.

В составе современных ульчей есть роды эвенкийского, негидальского, орокского происхождения.

Многое в культуре ульчей сближает их с нанайцами и нивхами.

 

Язык

Ульчский язык входит в южную (амурскую) ветвь тунгусо-маньчжурской группы алтайской языковой семьи.

Наряду с языками нанайцев и ороков содержит реликты древнеалтайской лексики, что позволяет считать предков ульчей древнейшими жителями Приамурья.

 

Распространён в Ульчском районе Хабаровского края.

Число говорящих в России по данным на 2010 год — 154 чел.

В 2002 году владение ульчским языком указали 732 чел.

В диалектном отношении ульчский язык однороден.

Долгое время ульчский язык считался диалектом нанайского языка.

 

Антропология

Ульчи являются представителями байкальского антропологического типа североазиатской расы, с небольшой долей примеси амуро-сахалинского типа, что объясняется их длительными контактами с нивхами.

 

История

Первые известия от русских об ульчах относятся к 17 веку.

В «отписках» русских казаков-землепроходцев они зафиксированы под именем нгатки и лонки.

Последний этноним, как выяснилось позднее, был названием одного из ульчских родов.

Тогда же были предприняты первые попытки обложить ульчей ясаком (В. Поярков и др.).

Возвращение Приамурья в состав российского государства в середине 19 века сделало ульчей подданными России.

Начинается активная колонизация бассейна Амура русскими казаками и крестьянами-переселенцами.

На территории расселения ульчей возникают русские села Богородское, Михайловское, Иркутское.

 

В 1916 г. Министерство внутренних дел разработало «Положение об управлении инородцами Приамурского края», по которому большая часть народов юга Дальнего Востока приравнивалась к крестьянскому сословию. По переписи 1897 г. в 39 селениях, расположенных по Амуру от Адди и Кульгу на севере до Ухты на юге проживало 1455 ульчей.

 

Традиционное жилище

Ульчи вели оседлый образ жизни, живя в небольших селениях, состоящих из 2-5 домов.

Зимники — зимние жилища обычно тянулись вдоль берега Амура.

Старинное зимнее жилище хагду — большие, четырёхугольные, однокамерные, наземные каркасные сооружения из столбов и бревен с двускатной крышей без потолка с земляным или глиняным полом.

 

В доме проживало от 2 до 4 семей

Дом отапливался двумя-тремя кановыми очагами, дымоходы от которых проходили под широкими низкими нарами и выводились в стоявшую поодаль от дома вертикальную трубу.

 

В сильные холода пользовались также большими металлическими жаровнями на трех ножках с горящими углями.

 

Характерная особенность зимнего ульчского жилища наличие «собачьего стола» уйчэу — низкого помоста, на котором кормили ездовых собак.

Летние жилища были двух типов — четырёхугольные из жердей с двускатными крышами, крытые корой (даура) и свайные летники (генгга).

 

Находясь на промысле, ульчи строили небольшие цилиндрические шалаши хомиран.

 

С приходом лета переезжали в летние жилища и времянки на промысловые угодья.

 

Семья и общество

До середины XIX века в общественной жизни ульчей большое значение имели традиционные родовые институты, основные функции которых состояли в регулировании брачных отношений, реализации норм родовой взаимопомощи и т. п.

 

Семьи были большими, имея явные патриархально-родовые признаки.

Существовала классификационная система родства: группа родственников различной степени родства называлась одним общим термином.

Члены разных родов, живущие в одном селении, вступали в дружеские союзы духа.

Управлялись старшинами, которых избирали в каждом селении на общих собраниях из числа представителей родов.

 

За каждым родом был закреплен конкретный участок водоема, на котором только представители этого рода могли добывать рыбу.

Иногда сородичи менялись местами лова: сидевший сегодня на плохом месте, переходил завтра на хорошее и наоборот.

Чтобы заниматься рыбной ловлей на территории чужого рода, требовалось разрешение, которое нетрудно было получить.

 

Каждая семья ловила столько рыбы, сколько требовалось для пропитания. Законы лова строго соблюдались, а особенно был недопустим вылов рыбы в нерестовых речках.

 

По неписанному закону были распределены родовые угодья, никто из другого рода на них не претендовал.

По древнему обычаю мясо добытых диких животных делили между всеми односельчанами.

 

Традиционное хозяйство

Наибольшее значение имела добыча проходных лососей.

Потребностями их добычи в значительной степени определялось расселение ульчей — по правому берегу основного русла Амура, где проходят основные пути продвижения лососей к местам нереста.

Охотничий промысел имел подсобное значение.

В основном добывали пушного зверя, поскольку пушнина пользовалась большим спросом у китайских и русских торговцев.

Охотились на колонка, белку, выдру, лисицу, но основным объектом пушной охоты был соболь.

В конце 19 в. на Амуре соболь встречался уже редко, поэтому за ним отправлялись в дальние экспедиции на Сахалин, в бассейны Амгуни, Горина, Тумнина.

На копытных (лосей, оленей) охотились круглый год с помощью самострелов.

 

Значительное место в хозяйственной жизни занимала охота на морского зверя.

Добывали различные виды нерп и сивучей.

Охотились на побережье Татарского пролива, куда отправлялись небольшими артелями.

 

Средствами передвижения зимой служили собачьи нарты и лыжи двух видов: подклеенные камусом или нерпичей шкурой и голицы.

 

Основным средством передвижения в теплое время года были лодки: большие дощатые плоскодонки угда и маленькие берестяные и дощатые оморочки.

 

Круглогодичное рыболовство — главная отрасль традиционного хозяйственного комплекса ульчей.

Традиционный набор орудий промысла — сети, заездки, крючковые снасти, разные типы острог и т. п.

Каждое из них применялось в зависимости от времени года, состояния погоды, уровня воды в реке, объектов промысла и множества других характеристик.

 

Рыбу добывали как для ежедневного употребления, так и для заготовки впрок. Основным способом консервации улова было изготовление юколы — вяленой на ветру и солнце рыбы в виде тонких длинных пластинок.

 

Развитый рыболовный промысел позволял ульчам содержать большое число ездовых собак.

Во многих семьях имелось по 2-3 упряжки, каждая из которых состояла из 10-12 животных.

Ульчская ездовая нарта амурского типа — узкая и легкая с двухсторонне загнутыми полозьями.

Сидели на ней верхом, поставив ноги на маленькие лыжи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Женщины занимались выделкой рыбьей кожи, оленьих, лосиных и нерпичьих шкур для пошива обуви и одежды, а также плетением циновок, корзин из корней и прутьев тальника, обработкой бересты для изготовления домашней утвари.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мужчины, кроме охоты и рыбной ловли, занимались резьбой по дереву и кости, украшая предметы быта орнаментом.

 

Религия и обрядность

Традиционная религия ульчей как и других народов Приамурья выражена анимистическим Пантеизмом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наряду с ним, большую роль в общественной жизни ульчей играла система культов: промыслового, семейных, предков.

Религиозные верования ульчей имели некоторое сходство с анимистическими верованиями их соседей, особенно почитались духи неба, Тэму — дух-хозяин водной стихии, рыб, морских животных, от которого зависел улов, духи-хозяева мест охоты — гор, скал, рек, Пудя — дух-хозяин огня и домашнего очага, духи предков, покровителей дома.

 

Дуэнтэ Эдени — духа-хозяина тайги представляли в образе огромного медведя.

Охота на медведя, поедание его мяса проходили с соблюдением множества табу.

Существовал обычай выращивания медведя в течение нескольких лет в неволе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание медведя, приглашение гостей на Медвежий праздник, сопровождавшийся пиром, множеством игр, собачьими гонками и т. п. — всё это должно было умилостивить духа-хозяина тайги.

 

Во время медвежьих праздников, свадебных и поминальных обрядов шаманы выступали сказителями, проводившими свои камлания как театральные действа: шаман пел, танцевал, разговаривал с духами, вовлекая многочисленных посетителей.

 

Во всех обрядах, связанных с культами неба, тайги и воды, шаманы не участвовали.

 

Одним из древнейших культов был культ близнецов.

Их рождение считалось большим событием.

Близнецы по их представлениям были священными людьми: один — таежный, другой — водяной.

Основой верований являлась вера в существование духов.

У каждого шамана были свои духи — помощники и духи — защитники.

Шаманы делились на две категории: «врачеватели» и касата-шаман (большой шаман, который кроме «лечения» больных, «переправлял» души умерших в загробный мир, хранил и оберегал от болезней душу ребенка).

 

С 60-х гг. XIX века на Нижнем Амуре начинает работать христианская православная миссия, деятельность которой не дала значительных результатов.

Аналогичные последствия имела и просветительская работа.

Было основано несколько одногодичных церковно-приходских школ, в которых обучалось небольшое количество ульчских детей.

Организационные и финансовые проблемы, в начале XX века привели к практически полному их закрытию.

 

Фольклор

Жанры традиционного фольклора разнообразны: космогонические мифы, мифы и сказки о духах, о животных, волшебные сказки, исторические легенды и предания, загадки, пословицы и пр.

 

Из музыкальных инструментов наиболее характерны примитивные однострунные скрипки, малые свирели, железные и деревянные варганы.

 

Традиционная одежда

Верхней летней мужской и женской одеждой были матерчатые халаты капчума покроя кимоно с левой полой, застегивавшейся на правом боку.

Орнамент на мужской одежде встречался редко.

Зимние халаты лэбэли были утепленными (стегаными на вате).

Зимой носили также меховые шубы, скроенные как халат и покрытые сверху хлопчатобумажной или шелковой тканью.

Зимние головные уборы имели вид капора с верхом из белых собачьих камусов и лисьей опушкой вокруг лица.

В сильные морозы под такую шапку одевали меховые наушники дява. Летом пользовались берестяными шляпами.

Традиционная мужская и женская одежда: халаты покроя кимоно, чаще из ткани, зимние — на вате (хукту), праздничные — иногда сплошь вышитые и украшенные аппликацией.

Изготовлялись также арми — из рыбьей кожи, ровдуги, зимой — из различных мехов.

Под халатом штаны, ноговицы (из ткани, на вате, из рыбьей кожи, ровдуги), нагрудник (мужской — малый меховой, женский — длинный, отделанный бисером, металлическими бляшками).

 

Мужские юбки из нерпичьих шкур, фартуки охотничьи, фартуки праздничные, с орнаментом, охотничьи куртки из лосиных шкур, малые меховые шапочки, надевавшиеся с тканевыми шлемами и т. п.

Обувь изготовляли из рыбьей, оленьей и сохатиной кожи (ровдуги), нерпичьих и сивучьих кож.

Обувь в виде сапожка с отдельной пришивной подошвой — из ровдуги,

камусов; другой тип — с отдельно кроеной головкой — из рыбьей кожи, нерпичьих и сивучьих кож с множеством украшений и без них.

 

Одежда (особенно женская) украшалась меховой мозаикой из кусочков собачьего, лисьего и беличьего меха, оленьим волосом, разноцветным орнаментом и пр.

Широко применялись женские украшения из металла, бисера и обработанных камней.

 

Национальная кухня

В пище преобладала рыба, которую употребляли в сыром, варёном, жареном, печёном, сушёном, вяленом видах.

Добыв крупного осетра, съедали лишь малую часть, бо́льшая часть шла на изготовление юколы (вяленных на ветру и солнце длинных и тонких пластин рыбы).

Заготавливали «собачью» юколу — высушивали рыбьи костяки — основной корм для ездовых собак.

Основные запасы юколы делали из лосося, который, как правило, на Амуре шёл «рунным ходом» дни и ночи в течение многих недель.

 

Зимой основную роль играла юкола.

Юколу ели сухой, размачивали и жарили на углях, из неё варили суп с добавкой круп, дикорастущих растений, морской капусты.

В больших количествах запасали на зиму рыбий жир, его хранили в калужьих или сивучьих пузырях.

Широко употреблялась и употребляется сырая рыба.

 

Мясо диких животных в рационе появлялось нерегулярно.

Потребление медвежьего мяса регламентировалось религиозными воззрениями.

Ритуальный характер носило употребление в пищу и мяса собак, причем, исключительно ездовых.

 

Существенным подспорьем в питании были дикорастущие растения: черемша, сарана, крапива, полынь, дикий лук, желуди, лишайники и многие другие.

Широко употреблялись в пищу различные ягоды, орехи, древесные грибы.

 

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить