Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Эвены

Эвены

(эвэн, ламуты)

 

Взгляд из прошлого

Г. Майдель "Путешествие по северо-восточной части Якутской области в 1868-70 г.", 1894 г.:

-  Подобно тому, как соболь, лисица и белка могут всюду устроить себе гнездо, где только есть лес, так и ламут кладет на оленей свою легкую уросу из бересты и свой незатейливый домашний скарб и бродит с места на место, постоянно следуя за пушным зверем. Но он не берет на себя даже и хлопот по переселению: он кладет на плечо свое ружье, вешает пороховницу, а зимой еще свои лыжи и готов в путь. Он сообщает только своей жене, что через столько-то дней или недель она должна ожидать его на известном месте, а затем уходит в полном убеждении, что найдет там свой дом в полной готовности. Жена должна сама позаботиться о том, чтобы прийти с детьми и имуществом на назначенное место, поставить свою уросу и приготовить все к возвращению домой хозяина. 

Жилище ламута, уроса, имеет очень малые размеры, и устроена так, что ее легко загрузить и увезти на спине оленя. Жерди сделаны так легко и удобно, как только допускает требуемая от них прочность. Белая береста сшивается двойным слоем в длинные полосы шириною в локоть; она тщательно разглаживается и становится мягкой и гибкой от выделки.Такая уроса очень изящна, ее легко снять, уложить и вновь поставить.

Ловко и красиво сложенный, крепкий и мускулистый, способный без труда переносить голод и жажду, холод и зной, прекрасный стрелок как из ружья, так и из лука, — ламут представляет из себя истого охотника, которого самые трудные лишения не могут заставить даже подумать о том, чтобы остаться у человеческого жилья долее, чем необходимо для обмена его добычи.

 

-  Но из-за северных оленей сложилась дурная слава ламута. Если спросить купцов, то от каждого из них услышишь, что ламут — самый честный из инородцев Сибири, что он никогда не обманывает и выплачивает свой долг с неизменной аккуратностью. Совершенно противоположное мнение о ламуте можно слышать от чукчей: они считают его просто за вора и нарушителя спокойствия. Чукчи просто ненавидят ламутов, упрекая их в том, что они, охотясь за оленями, не всегда дают себе труд отличать диких животных от принадлежащих чукчам. Иными словами, ламуты бьют все, что ни подвернется, даже в том случае, если отлично знают, что перед ними прирученное стадо. Если же их ловят на месте преступления и пытаются отнять убитое животное, они будто бы хватаются за ружье, чтобы обороняться. Мне говорили, что чукчи в этих случаях правы.

 

 

Современные источники

Эвены, коренной малочисленный народ Сибири и Дальнего Востока.

 

Самоназвание

Эвен.

 

Этноним

Эве́ны (от самоназвания), устаревшее: ламуты ("приморские жители", от эвенкийского ламу - "море")

 

Численность и расселение

Всего: 22 000 человек.

В том числе в РФ, по переписи 2010 года, 21 830 ЧЕЛОВЕК

Из них:

- Якутия, 14 914 человек,

- Магаданская область, 2 555 человек,

- Камчатский край 1 848 человек,

- Чукотский автономный округ, 1 392 человека,

- Хабаровский край, 1 104 человека.

 

Кроме того, в Ураине, по переписи 2001 года, 104 человека.

 

Численность эвенов в населённых пунктах (2002 г.):

Республика Саха:

- город Якутск 1213

- село Батагай-Алыта 726

- село Тополиное 671

- село Себян-Кюель 648

- пгт Чокурдах 363

- село Сасыр 354

- село Кустур 296

- село Андрюшкино 271

- пгт Депутатский 270

- село Берёзовка 267

- село Сайылык 261

- село Саскылах 247

- пгт Тикси 233

- село Хонуу 212

- село Казачье 179

- село Хайыр 178

- село Джаргалах 148

- пгт Черский 146

- село Оленегорск 137

- село Ючугей 129

- село Томтор 125

- село Куберганя 115

- пгт Хандыга 115

 

Магаданская область:

- село Гижига 332

- город Магадан 310

- пгт Ола 292

- пгт Омсукчан 286

- село Тахтоямск 212

- село Гарманда 210

- пгт Эвенск 191

- пгт Сеймчан 127

- село Тауйск 102

 

Камчатский край:

- село Эссо 498

- село Анавгай 320

- село Хаилино 165

- село Аянка 157

- пгт Палана 111


Чукотский АО:

- село Омолон 417

- село Анюйск 248

- город Анадырь 142

- город Билибино 108

 

Хабаровский край:

- село Арка 271

- село Кетанда 166

- посёлок Усчан 103

- село Нядбаки 102

 

На географической карте этническая территория эвенов образует почти правильный квадрат, стороны которого, на севере ограничены побережьем Северного Ледовитого океана, на юге, Охотским побережьем, на западе, бассейном Лены севернее Якутска, на востоке, р. Анадырь и собственно Камчаткой.

 

Они не имеют своей национальной автономии и расселяются на территории Якутии, Чукотского и Корякского АО, Камчатской и Магаданской обл. и Хабаровского края. 

Хотя, в 1930—1934 годах на Дальнем Востоке СССР существовал Охотско-Эвенский национальный округ.

 

Этногенез

Расселение тунгусских племён (предков эвенов, эвенков и др.) из Прибайкалья и Забайкалья по Восточной Сибири началось в 1-м тысячелетии нашей эры.

В процессе расселения эвены включили в себя часть юкагиров, в последствии были подвергнуты частичной ассимиляции якутами.

Под влиянием якутского языка сформировалось западное наречие эвенского языка.

 

Язык

Эвенский язык относится к тунгусо-маньчжурской группе алтайской семьи.

Основное название языка — эвенский (устаревшее название — ламутский язык, которое вводилось в практику в 1930-е годы, и было одним из немногих неискусственных, чем-то мотивированных названий языков, которыми пытались заменить традиционные наименования этносов и языков в те годы официальные власти).

 

В эвенском языке выделяется до 20 диалектов и говоров, объединяемых в три наречия (восточное, среднее и западное; по другой терминологии — восточное, западное и крайне-западное наречия) или в два наречия (восточное и западное).

 

Поскольку говоры эвенов Верхоянского, Кобяйского, Эвено-Бытантайского и ряда других улусов РС(Я), выделяемые в отдельное западное или крайне-западное наречие, мало отличаются от говоров эвенов бассейна Индигирки, представляется обоснованным выделять в эвенском языке два наречия:

- восточное, объединяющее говоры эвенов Камчатки (быстринский и олюторский говоры), говоры эвенов Чукотки, говоры Охотского побережья (ольский, тенькинский, инской) и диалект эвенов Среднеколымского улуса РС(Я),

- и западное наречие, включающее все диалекты и говоры эвенов РС(Я) — оймяконский, момский, томпонский, аллаиховский, булунский, усть-янский, саккырыский говоры), в том числе и те говоры эвенов РС(Я) и Хабаровского края, которые занимают переходное положение между восточным и западным наречиями (верхнеколымский, аркинский, усть-майский диалекты).

 

Особое место в классификации эвенских диалектов занимает арманский диалект, на котором в 40-е годы 20 в. говорило около 10 жителей поселков Ола и Армань и который к настоящему времени исчез.

Детально диалектное чтенение и даже диалектный состав эвенского языка не изучены, несмотря на амбициозность тех специалистов, которые занимаются ими с 1940-х годов, особенно много проблем в настоящее время выявляется с инвентаризацией и описанием говоров и диалектов различных территориальных групп эвенов Якутии.

 

Между диалектами восточного наречия, распространенными у эвенов Камчатки, Чукотки, Магаданской области и части Хабаровского края с родной стороны, и диалектами западного наречия, включающими большинство диалектов эвенов Якутии с другой стороны, существуют значительные фонетические и лексические различия, препятствующие использованию этнического языка в роли средства общения представителей разных территориальных групп эвенов.

Эти же обстоятельства стали серьезным препятствием на пути развития единого письменного языка эвенов.

Вместе с тем межрегиональные контакты разных групп эвенов проявляются в минимальной степени, поскольку существующие транспортные схемы ориентированы на региональные центры, находящиеся на значительном удалении друг от друга, и даже контакты эвенов из граничащих друг с другом районов имеют спорадический характер.

 

Письменность для эвенов была создана в начале 40-х годов 19 века, когда тауйский священник, а позже охотский протоиерей Стефан (Попов) перевел на эвенский язык Евангелие от Матфея и составил первый букварь и словарь.

 

В 1932-36 гг. официально для эвенского языка был принят алфавит на латинской графической основе (вариант Единого Северного Алфавита), однако в местных изданиях использовался алфавит на русской графической основе.

В 1937 г. эвенский алфавит на латинской графике был заменен кириллическим алфавитом, однако латиница использовалась в местной печати до 1939 г.

 

Графика и алфавит эвенского языка после введения кириллической графики неоднократно подвергались реформированию (1937, 1938, 1941, 1954, 1958 гг.), в ходе которого менялись способы обозначения отдельных форме на письме, в 1958 г. в эвенский алфавит были введены 3 дополнительные буквы «н с хвостом», о перечеркнутое и о перечеркнутое с точками (последняя буква применяется менее чем в 20 корневых морфемах).

 

С 60-х годов 20 в. в Якутии используется собственный вариант эвенской графики (в нем вместо буквы «н с хвостом» используется знак-лигатура нг), в 70-е годы эвенский поэт и лингвист В.Д.Лебедев выступил с проектом новой графики, в котором предлагалось использовать для эвенского языка алфавит и графические правила якутского языка.

 

Это предложение не получило официальной поддержки, хотя якутский алфавит используется некоторыми эвенами.для личных записей.

Введение нового алфавита на якутской основе для эвенов нецелесообразно ввиду того, что данный алфавит будет совершенно непонятен эвенам из других регионов, которые незнакомы с якутским языком и якутской письменностью.

 

Неумеренные амбиции сторонников введения якутского алфавита и якутской графики эвенов обусловлены стремлением легитимировать последствия эвенско-якутской языковой интерференции в сфере эвенского письменного языка.

 

В настоящее время в Якутии, на Чукотке и на Камчатке в местных изданиях используются различные варианты эвенской графики, частично сохраняющие черты графических систем эвенского языка, использовавшихся в 50-е годы ХХ в., частично являющиеся результатом эвенско-якутской, эвенско-чукотской и эвенско-корякской графической интерференции; до конца 80-х годов ХХ в. пользование местными вариантами графики было обусловлено техническими причинами.

 

В основу письменного языка еще в 30-е годы ХХ в. был положен так называемый ольский говор эвенского языка (язык эвенов окрестностей г.Магадана, распространенный также по всему Охотскому побережью, в верхнем и срежднем течении р. Колымы, на Чукотке и в Среднеколымском районе (улусе) Якутии).

На основе этого говора к середине 50-х годов сформировался стандартизированный письменный эвенский язык, имеющий признаки обработанного литературного языка (в письменном языке не используются диалектные слова и грамматические формы, даже если они имеются в опорном диалекте).

Этот стандартизированный письменный язык в настоящее время является языком учебной литературы, языком местных средств массовой информации (газеты), переводной художественной литературы и обработанного для печати традиционного фольклора; образцы оригинальной художественной литературы представлены преимущественно диалектами.

 

Письменный язык эвенов Якутии, сложившийся в 60-е-70-е годы под воздействием литературного творчества эвенских писателей (П. Ламутский, В.Д. Лебедев, В.С. Кейметинов, А.В. Кривошапкин и др.) ориентируется на местные эвенские диалекты и не имеет единых форм и норм.

Письменный язык эвенов Камчатки сформировался в 80-е годы самостоятельно на основе местных говоров, для которых была адаптирована графика эвенского языка, использовавшаяся в 1940-1953 гг.

 

Оба региональных варианта письменного языка на основе эвенских диалектов используются только в художественной литературе и местной периодике, в школьном преподавании эвенского языка они не применяются – учебники для начальной и средней школы составляются с использованием принятого эвенского письменного языка.

 

Традиционное жилище

При наличии мобильных кочевых стойбищ, эвены-скотоводы устраивали летние скотоводческие стоянки сайылык.

Разнообразными были и жилища – тунгусский чум с берестяным или ровдужным покрытием и чукотско-корякская яранга.

Заимствованные типы жилища, обычно в деталях, адаптировались в связи с эвенской традицией: ориентировка входа жилища в пространстве зимой на юг, летом на северо-запад, отсутствие, в отличие от палеоазиатов, в жилище пологов, устройство очага, социализация пространства жилища и т.п.

 

Семья

Многопоколенная патриархальная семья.

 

Брачный возраст устанавливался в 16-17 лет, были возможны и ранние браки.

Браку предшествовали сватовство и сговор о калыме, размер которого в несколько раз превышал цену приданого.

Жену могли брать в любом роде, кроме собственного, но предпочтение отдавалось роду матери.

 

При рождении ребенка ему выделяли часть стада, которая вместе с приплодом считалась его собственностью, для девушки – приданым.

Воспитание детей, в случае отсутствия родителей, возлагалось на сородичей, был распространен обычай аванкулата.

В эвенском обществе отмечается особая мягкость в отношении к детям, они "глаза" матери, "душа" отца.

Их не принято было наказывать, гость вошедший в жилище, здоровался за руку даже с маленькими детьми, если они уже умели ходить.

 

До 7-8 лет дети были связаны с домом, мальчиков после этого начинали брать на ближнюю охоту или на выпас оленей, с 14-15 лет мальчики могли охотиться самостоятельно.

 

У эвенов существовали патрилинейные экзогамные роды: Кукуюн, Мямяль, Дойда, Долган, Уяган, Дутки, Деллянкин и др., распадавшиеся на территориальные подразделения во главе с выборными старостами, представлявшими род перед администрацией.

 

До сих пор сохраняется сознание принадлежности к тому или иному Роду.

Некоторые родовые названия трансформировались в современные фамилии.

Традиционные родовые связи реализуются через нормы экзогамии, институты родовой взаимопомощи, по перераспределению мясной добычи между всеми членами стойбища (обычай "нимат"), что обеспечивало патронат над всеми сородичами, систему родовых культов.

 

Во многих местах и сегодня распространен обычай, обязывающий охотника отдавать часть добычи соседу.

Общетунгусские черты в организации эвенского общества представлены его родовой организацией.

 

В ХVIII в. у эвенов формируются, так называемые, административные роды, в состав которых входят не только кровные родственники, но и соседи по территории проживания.

Эти объединения выступают в качестве субъектов экономического права в сфере организации хозяйственной жизни, уплаты ясака и т.п.

 

 

Традиционное хозяйство

Хозяйственный цикл эвенов делился на шесть периодов, четыре из которых соответствовали основным временам года и два дополнительных, предвесенний и предзимний, имевших важное значение для оленеводческого хозяйства.

Традиционное хозяйство эвенов внутренних континентальных областей Сибири (донрэткэн — буквально «глубинные, внутренние») — оленеводство, охота (дикий олень, лось, горный баран, пушной зверь) и рыболовство.

В старину на волка не охотились, т.к. он считался запретным животным.

 

У эвенов Охотского побережья фиксируется три зональные группы хозяйств: -горно-таежная, с приморской территорией практически не связанная (оленеводческая),

- промежуточная, к которой относились около 70% эвенских хозяйств (оленеводческо-промысловая),

- и приморская, состоящая из эвенских хозяйств утративших оленей (промысловая).

 

Группы эвенов-наматкан (буквально «приморские жители») кочевали весной из континентальной тайги к побережью Охотского моря и осенью — обратно.

Безоленные эвены на Охотском побережье (самоназвание — мэнэ, «оседлые») занимались прибрежным рыболовством, охотой и тюленьим промыслом, разводили ездовых собак.

В XVIII веке у якутских и камчатских эвенов распространилось коневодство.

Эвенское оленеводство преимущественно малостадное с вольным выпасом оленей.

Перекочёвки совершались на 10—15 км.

Олени использовались для верховой езды и под вьюк.

В лесотундре распространены прямокопыльные нарты, заимствованные у якутов, на Камчатке и в Магаданской области — дугокопыльные нарты, заимствованные у чукчей и коряков.

Было известно также крупнотабунное оленеводство мясо-шкурного направления.

Охотились верхом на оленях или на лыжах (голицах — кайсар и подклеенных мехом — мэрэнгтэ), гоньбой, скрадом, с помощью оленя-манщика, охотничьей собаки.

 

Прибрежные эвены ловили проходную рыбу лососёвых пород, в среднем течении и верховьях рек — кунжу, гольца, хариуса.

Основным орудием лова рыбы была крюковая снасть, сети и невода стали доступны эвенам лишь в 20-х годах XX века.

По воде передвигались на лодках-долблёнках, которые покупали у соседних народов. Занимались также собирательством ягод, орехов, коры и игл кедрового стланика и др.

 

Мужчины занимались кузнечеством, обработкой кости и дерева, плетением ремней, кожаных арканов, упряжи и т. д., женщины — обработкой шкур, выделкой ровдуги и др.

Железо и серебро получали путём обмена.

 

 

Религия и обрядность

Традиционная религия анимистический пантеизм с элементами шаманского культа.

Номинально Эвены были одним из наиболее христианизированных народов Севера, чему способствовала активная миссионерская деятельность.

Однако это довольно мало влияло на их исконно корневую космологию и духовную практику в быту, поскольку подобно всем последователям ведических религий, они были чрезвычайно терпимы ко всем религиям проповедующим Монотеизм вообще.

 

Весь Мир понимался как частные субъективные, одухотворённые проявлениями и воплощения Всевышнего, в том числе и Его Пророки и Его Сын.

За всем и за всеми, в миропонимании Северных народов, стол Бесконечный, Все Вмещающий Единый Б-г.

 

Подобная практика часто встречалась на Севере, доходя даже до того, что к примеру, у некоторых народов самыми сильными считались именно те шаманы, которые приняли Христианство.

 

В местах расселения эвенов строились Православные церкви и часовни.

В 50-е годы ХIХ в. протоиерей С. Попов издал на эвенском языке тексты молитв, Евангелие и «Тунгусский букварь» на церковной основе.

Священник А. Аргентов, указывал, что на Колыме «язычники вывелись» уже в начале ХIХ в. Христианство охватывало практически все стороны жизни эвенов.

Однако, если под «язычниками» понимать приверженцев прежних традиционных религий, то разумеется это заявление было как минимум преждевременным и мягко говоря, не совсем соответствующим реальному состоянию дел.

 

Тем не менее, официально, рождение, брак, смерть, бытовое поведение, исполнение обрядов и праздников, все как будто регулировалось Православной традицией.

Характерно, что гижигинские эвены имели право заключать браки с коряками, только в том случае, если они принимали Православие.

Обязательными в убранстве жилища, вне зависимости от его типа, были иконы, которые при перекочевке перевозились на специально предназначенном для этой цели олене.

Еще в 1925 г., на съезде эвенов Ольской волости ими была высказана просьба «дать приходского священника на Олу, а то родится ребенок, не знаешь, как его назвать и крестить некому.»

 

И все же в религиозных представлениях эвенов продолжал благополучно существовать промысловый культ, культы Предков, медведя, очага, «хозяев» природы и стихий: тайги, огня (обычай «кормления» огня существует до сих пор), воды и т.д.

 

До XVIII — XIX вв. практиковалось воздушное захоронение на деревьях или свайных помостах.

После обращение (часто насильственного) в православие, эвены начали хоронить умерших в земле, ставя над могилой кресты.

 

В XVII-XVIII вв. эвены одевали покойника в самое лучшее платье, сообразно времени года, укладывали в деревянную колоду и ставили ее на деревья или на столбы.

Заколов несколько оленей, их кровью обагряли гроб и деревья.

Чум умершего, его утварь и прочее оставляли под деревьями.

 

И.А.Худяков писал, что индигирские ламуты (эвены) хоронили покойников головой на запад, ибо верили, что он «отправится на восток».

Томпонские эвены, по материалам В.А.Туголукова, обряжали покойников в одежду, сшитую без узлов — «чтобы облегчить душе освобождение от тела, когда она начнет свое путешествие».

Обычай удушения оленей у эвенов, как предполагают ученые, является наиболее древним тунгусским способом умерщвления жертвенных животных при похоронном обряде.

 

В процессе совершения ритуала шаман или шаманка поднимаются из среднего мира (он назван по-якутски Орто-Дойду) вверх, к божеству Айыы, или вниз, в мир злых духов, с целью извлечения оттуда души заболевшего человека.

 

Уникальным свидетельством для шаманской практики является описание своеобразного обмена — возвращения злого духа, вызвавшего болезнь, в нижний мир и возвращения души заболевшего человека в мир живых людей.

Яркой особенностью ритуальных текстов являются слова-подражания крику различных птиц, а также возгласы, не имеющие непосредственного значения: хэруллу, хэруллу, хэруллу, дергэл-дергэл-дергэл (ср., впрочем, монг. dergel sara «полная луна») и т.п.

Вероятнее всего, такие возгласы либо воспроизводят текст на языке, который не был понятен при заимствовании ритуала, либо, скорее всего, служат имитацией значимых словесных элементов обрядового текста, что наряду с использованием иноязычных элементов характерно для шаманских текстов всех народов Крайнего Северо-Востока.

 

Был распространен культ солнца, которому в жертву приносили оленей, поводом для жертвоприношения обычно была болезнь кого-либо из членов общины.

Жертвоприношение совершалось всеми общинниками, мясо съедалось, шкура вешалась на шест.

Оленя для жертвоприношения указывал шаман или выбирали с помощью гадания.

 

Обрядовая традиция эвенов включает массовые обще племенные ритуальные празднества, содержащие гимнические благопожелания и мистериальные песне — пляски.

 

Имянаречение детей проводили, когда ребенок начинал "лепетать", угадыванием имени родственника, воплотившегося в нём.

Эти имена, в детском возрасте, не членами семьи не применялись.

В 3-5-и летнем возрасте детей крестили и православное имя становилось официальным, а традиционное использовалось в домашнем обиходе.

 

Свадебная обрядность у эвенов в основном схожа с эвенкийской.

После уплаты калыма родители и другие родственники невесты привозили её с приданым к родителям жениха.

Невеста три раза объезжала по солнцу вокруг чума, а затем родители вручали её жениху.

После этого обряда невеста входила в чум, где уже был подвешен новый полог для молодых.

Она вынимала свой котел и варила мясо убитого оленя.

Приданое развешивали вне чума на обозрение.

 

Обычаи и традиции эвенов

Встреча гостя     

Первая встреча сопровождалась рукопожатием.

Рукопожатие отличалось от нынешнего общепринятого приветствия, когда люди здороваются правыми руками.

У древних эвенов вплоть до советского периода, принято было приветствовать друг друга обеими руками.

Гость протягивал обе руки, сложенные друг на друга, ладонями вверх, а глава семьи пожимал их снизу и сверху, при этом его правая ладонь оказывалась сверху.     

У женщин повторялось то же самое приветствие, но они проявляли чуть больше эмоций: после приветствия руками они, излучая радость и нежность, прижимались поочередно обеими щеками друг к другу.

Женщина старшая по возрасту, целовала гостью нюханьем.     

 

Эвенское приветствие, таким образом, таило в себе глубокое содержание.

Оно служило своего рода визитной карточкой обеих сторон.

Учитывая сильно развитую природную интуицию эвенов, гость по мимике лица, движениям рук почти безошибочно угадывал внутреннее состояние встречающих и мог предположить возможные итоги своего визита, если он приехал разрешить какой-то спорный вопрос или обратиться с просьбой.

В свою очередь встречающие с такой же точностью могли определиться: с какими намерениями приехал к ним гость?

Когда гость заходил в юрту, хозяйка стелила перед ним подстилку сшитую из шкуры головы оленя, молча приглашая садиться.

 

Не принято было, чтобы гость садился прямо на хвойную подстилку.

Подстилку не случайно изготавливали из шкуры голов оленя или его лобной части, так как здесь мех прочный, влагоустойчивый.     

После обязательных вопросов: «Как живете-поживаете?», «Какие новости?», инициатива передавалась гостю.

Считалось бестактным засыпать гостя вопросами, избегали многословия, грозящего перейти в болтливость.

Молча ждали, пока договорит гость, расскажет о себе, о своих сородичах, о цели приезда.

 

Гость, как правило, приезжал с подарками.

В подарке важна была не его цена, а знак внимания.     

По окончании чаепития гость ставил чашку вверх дном или клал чайную ложку поперек чашки, показывая этим, что он больше не будет пить.

Если гость просто отодвигал чашку от себя, хозяйка могла продолжать наливать чай бесконечно.

В честь гостя специально забивали оленя.

Самые лучшие куски мяса и лакомства (язык, костный мозг, молоко) предназначались для гостя.

Желанного гостя глава семьи провожал по-особому.

Ехали с ним довольно долго, несколько километров, а перед прощанием останавливались, раскуривали трубку и договаривались о следующей встрече.     

 

Любого гостя эвены одаривали подарками.

Этот обычай соблюдался неукоснительно.

Подарком могла служить любая вещь, это зависело от степени состоятельности семьи.

При этом учитывался предполагаемый интерес гостя.

В качестве подарка чаще предлагался маут, который являлся незаменимым спутником эвена.

 

В тайге или тундре без маута, как без рук.

Дарили так же и одежду: торбаса, рукавицы, шапки, дохи.

Самым ценным подарком был олень — передовой в упряжке, или «учак».

Таким же дорогим подарком являлся и щенок — потенциальный кормилец семьи, поскольку из него могла вырасти хорошая охотничья собака.

 

Взрослую охотничью собаку дарили редко, только в исключительных случаях, так как в таежной жизни роль собаки была очень велика.

Если человек подарил другому собаку, тот в замен должен был отдать нож и ничего другого с надеждой, что зубы у собаки будут такие же острые, как нож.     

 

Если путник подошел к стойбищу, он не должен выбирать, в какую ярангу войти, а обязан зайти именно в ту, которую сразу заметил, когда увидел стойбище.

Если гость зайдет в другую дальнюю ярангу, это станет неуважением, оскорблением для других.

 

Народные приметы     

Суровые условия жизни заставляли эвенов больше прислушиваться к самому себе, присматриваться к окружающей среде, примечать в ней необычное и делать определенные выводы по каждому конкретному случаю.

 

Вот, например, приметы, связанные с охотой:    

- Охотник собрался на охоту.

Огонь громко треснул (хин кэн) — быть беде, несчастью.

Опытный, мудреный жизнью охотник, услышав это — задумывался: как быть, ехать или не ехать?

Некоторые люди гадали на углях погасшего огня.

Брали две тряпки и один уголек: в одну заворачивали уголек: а другую просто заворачивали без угля и обе тряпочки привязывали к двум концам шнура, закручивали шнур в одно целое, а потом потихоньку раскручивали.

Если уголек будет с правой стороны, то задуманное охотником желание будет положительным, а если с левой — отрицательным.

 

- Если маленький ребенок периодически икает — жди удачной охоты.

 

- Об охоте, о завтрашних планах нельзя говорить вслух, чтобы не сглазить не навлечь на себя беду.

 

 - Если берешь у куропаток, гусей и уток яйца из гнезда, то обязательно два-три яйца оставляй в гнезде.     

 

- Остатки добычи (птиц, различных животных) нельзя разбрасывать на том месте, где ты ходишь и живешь.     

 

 - Быть слишком удачным, счастливым считается плохим признаком, так как природа знает, что жизнь твоя коротка, поэтому тебя одаривает в меру.

 

Обращали внимание на поведение оленя:

- Если олень зевает в правую сторону, то ожидается удачный день, а если в левую — неудачный. Если олень резвится в лютый мороз, значит назавтра будет теплая погода.

 

- Чтобы узнать о своем будущем, гадали на оленьей лопатке.

Горячий уголь клали на середину лопатки, от нагревания появлялись трещины, которые подсказывали, что ожидает человека в будущем.     

 

Приметы про огонь:

- Нельзя ходить по огню.     

 

- Огонь костра нельзя колоть, резать острыми предметами.

Если не соблюдать и противоречить этим приметам, то огонь потеряет силу своего духа.     

 

- Детям говорили: «Не играй огнем, иначе огонь может рассердиться и сделать так, что ты постоянно будешь мочиться».     

 

- Свою старую одежду, вещи нельзя выбрасывать и оставлять на земле, а надо уничтожить вещи путем сжигания.

Если не соблюдать этих правил, то человек всегда будет слышать плач своих вещей и одежды.     

 

- В семье нельзя часто ругаться и спорить, потому что огонь вашего очага может обидеться и вы будете несчастны.     

 

Приметы и поучения:

- Ребенок, наклонившись смотрит назад через ноги — ждите гостя издалека, и если собака крутится вокруг себя в надежде поймать свой хвост, то также ждите гостя.    

 

- Без необходимости торопиться, спешить не следует — можешь быстро прожить свою жизнь.

 

- Нельзя смеяться над больным и слабым человеком, иначе все обернется к тебе.

 

- Нельзя насильно брать у человека какую-нибудь вещь, иначе сам можешь остаться без ничего.

 

- Твой плохой поступок в жизни — это самый большой грех.

Этот поступок может отразиться на судьбе твоих детей.     

 

- Вслух много не говори, не то твой язык заработает мозоль.     

 

- Не смейся без какой-либо причины, иначе вечером будешь плакать.    

 

- Сначала посмотри на себя и уже потом осуждай других.     

 

-  Где бы ты ни жил, где бы ни был, плохо отзываться о климате нельзя, так как земля, на которой ты живешь может разгневаться.     

 

- Свои волосы и ногти после стрижки не бросай где попало, иначе после смерти будешь блуждать в надежде найти их.     

 

- Без причины злиться и ненавидеть людей нельзя. Это считается грехом и поэтому в старости может обернуться твоим одиночеством.     

 

Пожилые эвенские женщины старались сохранить и передать своим детям и внукам свою веру. Из поколения в поколение целеустремленно наставляли и контролировали соблюдение правил поведения, согласно народной мудрости и приметам.

 

Фольклор

В эвенском фольклоре большое значение придавали сказкам и былям-преданиям.

Причем среди сказок особо выделяются сказки о животных и птицах, близкие по содержанию к сказкам эвенков.

Некоторые части сказаний о героях-богатырях, например, речи героев, обычно поются.

 

Среди былин особенно интересны былины о героях-женщинах, побеждающих в состязаниях мужчин.

Вообще следует отметить, что при исполнении произведений эпического характера широко использовалась песенная передача былины и для каждого героя существовала своя, особая мелодия.

 

В традиционном народном искусстве эвенов значительное место занимал хороводный танец “hээдьэ”, имеющий религиозно-обрядовый характер. Такие коллективные танцы проводились весной и летом при ежегодных традиционных встречах.

 

Календарь Эвенов

Восприятие эвенами зимы и лета календарно было такое же как и у других народов.

Весной же эвены называли период, который не сразу наступал после окончания зимы, а только через некоторое время.

Такое же несовпадение во времени относится и к осени.

Осень у эвенов называется болани, а время до осени — монтэлсэ.     

Август — сентябрь МОНТЭЛСЭ (осень)    

 Октябрь — ноябрь БОЛАНИ (поздняя осень)     

Декабрь — январь ТУГЭНИ (зима)     

Февраль — март НЭЛКЫСНЭН (ранняя весна)    

Апрель — май НЭЛКЫ (весна)     

Июнь НЭГНИ (раннее лето)     

Июль ДЮГАНИ (лето)

 

НАЧАЛО ГОДА  Сентябрь — ойчири унмы (буквально: подымающаяся тыльная сторона руки).    

Октябрь — ойчири билэн (буквально: подымающееся запястье).     

Ноябрь — ойчири ечэн (буквально: подымающийся локоть).     

Декабрь — ойчири мир (буквально: подымающееся плечо).     

Январь — тугэни хэе — макушка зимы (буквально; темя головы).

 

ДАЛЕЕ СЧЕТ МЕСЯЦЕВ ПЕРЕХОДИЛ НА ЛЕВУЮ РУКУ И ШЕЛ ПО НЕЙ В НИСХОДЯЩЕМ ПОРЯДКЕ:     

Февраль — эври мир (буквально: спускающееся плечо)    

Март — эври ечэн (буквально: спускающийся локоть)     

Апрель — эври билэн (буквально: спускающееся запястье)     

Май — эври унма (буквально: спускающаяся тыльная поверхность кисти)     

Июнь — эври чон (буквально: опускающийся кулак)     

Июль — дюгани хэен (буквально: макушка лета)     

Август — ойчири чор (буквально: поднимающийся кулак)

 

Традиционная одежда

Более традиционной является эвенская одежда, соответствующая обще тунгусскому костюму.

Заимствование отдельных элементов и деталей, фиксируется, прежде всего, в виде промысловой одежды у мужчин, это палеоазиатская одежда «глухого» кроя.

Эвенскую женскую одежду, вероятно, в связи с ее эстетической ценностью (она богато декорирована) охотно использовали палеоазиатские женщины.

В качестве материала для изготовления одежды использовались шкуры морских животных.

Головным убором был плотно облегающий голову ка-нор, расшитый бисером.

Зимой поверх него носили большую меховую шапку.

Женщины иногда надевали платок.

 

Когда смотришь на эвенские национальные костюмы — нарядные кафтаны, передники, торбаса, когда рассматриваешь разнообразные, расшитые бисером сумки (авеа), сумки для женского рукоделия (хилтэк), футляр для трубок (мисук), то может показаться, что разнообразию бисерных узоров нет предела.

Но это совсем не так.

На самом деле у эвенов не так уж много орнаментов, которые вышиваются бисером и в меховой технике — оленьим волосом.

Каждый орнамент, вышитый бисером, имел свое название: итикагча, остакагча, конкэчэ, комэликэгчэ, тяннякагчанечэ, киресэгчэ.     

Иногда рассказывают, что бисером, оленьим волосом и окрашенными разные цвета кусочками кожи могла быть вышита целая сказка.

 

Пример: «В одном стойбище жило много девушек (рисунок «итикагча» — личики).

У одной из них любимый уехал куда-то далеко-далеко на олене,(рисунок «хашча» смешанный) — черные точки на белом фоне.

Девушка ждала своего любимого, подумала что он никогда не вернется к ней и решила утопиться в реке.

А река вот-вот вскроется (рисунок: черная полоса на голубом поле, это вода поверх льда выступила).

В воде сидит паук (рисунок: «атикагча»-пауки).

Паук говорит девушке: «Ты это что надумала?

Иди скорей домой, твой любимый сейчас вернется».

Девушка вернулась к своим и вскоре приехал ее любимый, все обрадовались и начали танцевать хэде — эвенский танец (рисунок: фигурки «итикагча» — личики).     

Эта сказка хорошо известна эвенам, проживающим на Чукотке и в соседних регионах.

 

 

Национальная кухня

Модель питания эвенов определялась видами хозяйственной деятельности, но в основе имела общетунгусские истоки.

Это преобладание мясной пищи, причем, несмотря на значительный удельный вес в хозяйстве домашнего оленеводства, в пищу предпочитали использовать мясо диких животных, специфичной является и технология приготовления мяса способом жарения.

 

Спецификой системы питания эвенов является увеличение дли рыбных блюд и их разнообразие, а также региональное распространение молочной пищи.

Наряду с привозным чаем употребляли заваренные кипятком цветы, листья и плоды шиповника,

 

Рыбу заготавливали впрок вялением юколы, квашением, из сушёной рыбы делали порошок-порсу.

Ели также сырую и мороженую рыбу.