Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Ороки

Ороки

(ульта, уйльта, на̄́ни)

 

Взгляд из прошлого

А. Никольский, "На Сахалине", 1882 г.:

- Ороки — племя, говорящее языком, похожим на тунгусский. В окрестностях Ныйского залива стоят 4 орокских деревушки, состоящие из 3-4 юрт каждая. Милейшие дикари здешние ороки! Честность их феноменальна. Вы можете довериться ороку в чем угодно, и он скорее пропадет с голоду и холоду, а постарается исполнить свое обещание. В своей патриархальности он не понимает, что значит обмануть. Неизвестно им также и воровство. Мы провели здесь целый месяц, все наше достояние было разбросано или прямо на траве, или в шалаше, и за все это время у вас не пропало ни одного ржаного сухаря, ни одного куска сахару, до которого ороки большие охотники, и никакой другой, даже самой пустячной, мелочи. Выпросить что-нибудь орок не прочь, но если он не получил разрешения взять хотя бы брошенную пробку, она для него священна.

Вместе с тем, ороки — чрезвычайно добродушный и тихий народ. За все время нашего пребывания здесь мы не только не видали драки, но не слыхали ни ссоры, ни даже крупного разговора. Если вы дадите одному ороку хотя бы самый маленький кусок сахару или сухарь, он считает своею обязанностью разделить подарок между всеми присутствующими соплеменниками.

 

- Замечательно, что эти симпатичные черты характера нисколько не мешают здешним инородцам при случае без всякой жалости убивать беглых каторжников. Орок относится к «варнаку» просто-напросто как к предмету охоты. Пронзив копьем белого, он чувствует ровно столько же угрызений совести, сколько после удачной охоты на тюленя. Это сочетание честности с каким-то несознаваемым зверством составляет особенность душевного склада дикого человека, совершенно не тронутого даже подобием культуры.

Питаются ороки исключительно рыбой и тюленями, а в зимнее время, в случае голодовки — собаками. Хлеба они не видят; соль составляет предмет роскоши. Так как рыба ловится на Сахалине только в конце лета и не дольше одного месяца, но зато в огромном количестве, то на остальную часть года ороки заготовляют ее впрок в виде юколы. Сушеную рыбу употребляют в пищу обыкновенно без всяких дальнейших приготовлений, но свежую предварительно варят; впрочем, головы, хрящи, а также мелкую рыбешку поедают сырыми.

 

Современные источники

Оро́ки коренной малочисленный народ Сибири и Дальнего Востока.

 

Самоназвание

Ульта́, уйльта («оленные», от ула «олень»), на̄́ни

 

Этноним

Уникальной особенностью, выделяющей их среди других народов российского Дальнего Востока, является необычайное (более 20) обилие наименований, применяемых или применявшихся к данному этносу: орок, орокко, ораката, ороцко, орокхо, орохко, орокес, ороксы, орочоны, оронгодохун, орныр, додзин, тазунг,тозунг, уйльта, уилта, ульта, уйрута, ульчар, улка, улька, ольчи, ольча и др.

 

Ороками их называли айны, вслед за ними — японцы и нивхи с реки Тымь на Сахалине; ульчи с Амура именовали их в соответствии с самоназванием ольчами; соседи — русские применяли этноним орочоны.

 

С 1991 года за ороками — наряду с традиционным для российской научной литературы названием «ороки» — официально закреплено и наименование «ульта»

 

Территориально-этнические группы

Благодаря исторически сложившимся особенностям своей культуры (амурский промысловый и оленеводческий комплекс) и природным условиям, изолированности до настоящего времени сохранили свою самобытность.

Несмотря на малую численность, делятся ороки на две этнографические группы: на северных (доронени ‘люди, живущие на Севере’) в посёлке Вал и на южных (суннени ‘люди, живущие ближе к солнцу’), близ города Поронайска, в заливе Терпения; и на более 15 родов: «парные» – «большие» (дан) и «маленькие» (нути), например, Дан Баяуса – Нути Баяуса. Некоторые роды ороков находились в родстве с амурскими ульчами, удэгейцами.

 

Численность и расселение

Всего: от 400 до 1300 человек.

Из них в РФ по переписи 2010 года 295 человек (по переписи 2002 г. 346 человек.

В том числе в Сахалинской области 259 человек (298 человек по переписи 2002 г.).

(В 1897 году на северном Сахалине было учтено 445 взрослых, на южном — 304 орока, итого 749 взрослых человек.)

 

Большая часть ороков сосредоточена в трёх населённых пунктах области — город Поронайск, пгт Ноглики и село Вал (Ногликский район), из которых — 144 человека живут в последнем.

Также проживают в пгт Гастелло и Вахрушев Поронайского района, селе Виахту Александровск-Сахалинского района; пос. Смирных Смирныховского района, в Охинском районе и в Южно-Сахалинске.

 

Япония (оценка 1989 года), ороки проживают на острове Хоккайдо: община ороков, насчитывавшая более 20 человек, в 1989 году существовала возле города Абасири.

 

Кроме того, по переписи 2001 года в Украине ороками зарегистрированы 959 человек, в том числе Донецкая область 200 человек, А. Р. Крым 131 человек, Днепропетровская область 103 человека, Одесская область 89 человек, Севастополь 38 человек, Киевская область 23 человека.

При том, что по переписи населения СССР 1989 года в УССР насчитывалось всего 2 орока, достоверность указанных данных вызывает крайние сомнения.

 

Этногенез

Ороки, относящиеся к тунгусо-маньчжурской общности, согласно одним представлениям, являются локальным подразделением ульчей, происходящих от эвенков-оленеводов, утративших на Амуре оленей.

Ороки же, переселились на Сахалин и сохранили оленеводческую традицию.

Согласно другим представлениям, соответствие ороков ульчам и другим народам Амура, имеет субстратное основание.

Этногенетически же они связываются с охотскими тунгусоязычными группами перекочевавшими на Сахалин в ХVI — ХVIII вв.

 

Попав на Сахалин, ороки не оказались в изоляции от других народов Приамурья.

Наиболее тесные их контакты (экономика, брачные связи) фиксируются с нивхами, а также приезжающими на остров ульчами, удэгейцами и орочами. С айнами Южного Сахалина отношения ороков строились в основном лишь на основе товарного обмена.

 

Антропология

Ороки относятся к байкальскому типу североазиатской малой расы.

 

Язык

Относится к приамурской (нанийской) подгруппе тунгусской ветви тунгусо-маньчжурских языков.

 

Два диалекта: северный, или восточносахалинский (территориальная группа дороннēни) и южный, или поронайский (группа суннēни), имеющие некоторые различия в фонетике, лексике, а также в грамматике.

Подробно диалектные различия исследованы Дз. Икегами.

Гласные звуки различаются по долготе и краткости и иным особенностям артикуляции, что позволяет выделять 17 гласных звуков. 18 согласных звуков, различаются по месту (губно-губные, переднее-, средне- и заднеязычные) и способу (шумные, сонорные) образования.

Вокальная гармония имеет разновидности – палатальную и лабиальную.

 

Язык уйльта относится суффиксально-агглютинативным языкам; используются также элементы фузии, словосложение, редупликация, аналитические образования.

Слова распадаются на знаменательные, служебные и междометия. Знаменательные слова – существительные, прилагательные, глагол, наречие, местоимения, числительные; служебные слова – послелоги, союзы и слова-частицы.

Существительные не имеют ни категории рода, ни категории одушевленности/неодушевленности.

Различается простое и притяжательное склонение: в первом 9, во втором 10 падежей.

Грамматически оформляются формы принадлежности – отчуждаемая и неотчуждаемая.

Глаголы – переходные и непереходные; три наклонения – изъявительное, повелительное и сослагательное.

Синтаксические связи выражаются с помощью сочинения и подчинения. Сложные предложения редки, как правило с бессоюзной связью.

В настоящее время из сахалинских ороков родным языком владеют около 60 человек.

 

Традиционное жилище

В течение многих лет жили в небольших летних и зимних поселениях.

Некогда зимой ороки жили в землянках, отрытых в склонах сопок, а при передвижениях возводили временные конические жилища из жердей и коры (аундау).

Летние жилища (каура) двускатной формы сооружали из крупных хвойных деревьев.

На расстоянии нескольких метров ставили две бревенчатые треноги, а на них укладывали сверху горизонтальную перекладину, «конек».

Наклонные жерди от конька до земли составляли каркас стен, который покрывали корой хвойных деревьев.

Вокруг сооружали хозяйственные постройки – амбары на сваях (далу), лабазы – помосты на сваях, вешала.

 

Зимними жилищами служили конические чумы (каундау), основой конструкции которых была тренога из массивных бревен со связанными верхушками.

По кругу, диаметром до шести метров, к треноге крепили тонкие жерди.

Сверху чум покрывали покрышками (гуйдэ) из нерпичьих, оленьих шкур, рыбьих кож, бересты.

В центре был очаг.

 

В самые суровые три-четыре месяца северные ороки перебирались с оленями в верховья горных незамерзающих рек, перевозили туда и вновь ставили свои чумы которые в конце зимнего сезона разбирали, жерди складировали в лесу, а покрышки сворачивали и увозили с собой.

 

В отличие от северных, южные иногда оставляли свои зимники на местах.

Зимой жили также в четырехугольных каркасных домиках с двускатной крышей, покрытых берестой

 

Семья

Патриархальная многопоколенная семья.

Преобладало родовое устройство общества и общественных отношений.

 

Традиционное хозяйство

Хозяйство народа имело комплексный характер.

Северные занимались оленеводством, кочевали по северному Сахалину.

В летнее время они выходили на восточное побережье острова и занимались рыболовством, морской охотой (прежде всего — на нерпу).

Оленеводство имело транспортное направление.

Оленей доили.

 

Каждая семья держала 20-30 оленей (вьючных, верховых или запрягаемых в нарты).

Зимой отправлялись на оленях в тайгу, охотились с луками, копьями, позже с огнестрельным оружием на медведя, северного оленя, с петлями на соболя, с давящими ловушками (капира, нангу) на мелких зверей, с самострелом (дэнггурэ) на лисиц.

 

С наступлением весны перебирались на оленях на восточное побережье Сахалина, жили здесь до осени.

Промышляли нерпу, сивуча, ларгу, др., а также рыбу, прежде всего лососевых.

Морского зверя добывали гарпунами (пара) с костяной головкой и железным вкладышем, а также острогами (дарги) с очень длинными – до 15 м древками и «рулем» – насадкой (лаху) на переднем конце.

 

С конца XIX в. в морском промысле стало широко применяться огнестрельное оружие.

 

Для лова рыбы, особенно лососевых, пользовались разнообразными сетями (адули), неводами (кэрэку) строили запоры-заездки (пинди).

Некоторые породы рыб ловили удочками (лочо, умбу), острогами (падари, дэгбо).

На зиму запасали сушеную рыбу (юколу), рыбий жир, мясо лесных и морских зверей (сало последних употреблялось зимой для освещения), а также шкуры морских зверей и диких оленей для пошива одежды, обуви, др.

Было распространено собирательство.

 

Южные ороки поначалу имели небольшое количество оленей, но из-за неподходящих природных условий стали безоленными и в качестве упряжных животных использовали собак.

Основными их занятиями были рыболовство, морской зверобойный промысел и пешая охота в тайге, с ручной нартой и одной-двумя собаками.

В начале ХХ в. некоторые южные ороки нанимались рабочими на промысловые предприятия японцев.

В обмен на пушнину получали муку, крупы, ткани, металлические инструменты (ножи, пилы, копья), огнестрельное оружие и боеприпасы.

 

Средством передвижения служили нарты, причем у северных ороков была оленья нарта с широкими полозьями трехгранного сечения, а копылья на них устанавливались так, чтобы верх нарт был значительно уже низа.

На нарту садились верхом, поставив ноги на полозья.

Нарты были грузовые (дан оксо) и ездовые (нути оксо) для одного-двух оленей.

 

В каждом хозяйстве был необходимый набор вьючных и верховых седел, переметных сум.

Южные ороки использовали ручную нарту амурского типа (оксо), узкую, с двусторонне загнутыми полозьями и прямыми копыльями, либо сохранившуюся старую оленью нарту, в которую припрягали одну-двух собак.

 

Лыжи были аналогичны амурским – голицы (каяма) и подволоки, подклеенные снизу камусом или нерпичьей шкурой (кумултэ, сунгилта).

Для передвижения по воде использовали лодки, которые изготовляли, а чаще приобретали у нивхов долбленки (угда), у айнов – плоскодонки.

 

Ороки изготовляли различные орудия из железа, причём не только удовлетворяли собственные потребности, но и сбывали часть изделий нивхам.

 

В начале XX века семьи северных ороков, как правило, имели в собственности не более 15—20 оленей; только у отдельных (считавшихся очень богатыми) семей численность стада доходила до сотни особей.

Больше всего оленей (около 300) имел род Нучи Баяуса; его стадо и послужило основой хозяйства организованного в 1932 году оленеводческого колхоза «Вал», который объединил почти всех ороков северного Сахалина.

Колхоз пережил расцвет в 1960—1970-е годы, когда стадо достигло наибольшей численности, но в постсоветский период распался.

 

Религия и обрядность

Религиозные верования ороков в виде анимистического Пантеизма близки верованиям народов Амура.

Главным персонажем космогонических взглядов является культурный герой Хадау.

Он творит Землю, ландшафт, спасает жизнь на Земле, создает культурные ценности и шаманский ритуал.

 

Стараниями православной миссии в конце XIX в. ороки были номинально обращены в христианство, посещали церкви, крестили детей, хранили иконки, сохраняя при этом прежние анимистические представления, промысловый культ: почитали духов-покровителей, духов-хозяев зверей, рек, тайги, сопок, обращались к ним с просьбами о благе, здоровье, об успешной охоте.

У них существовал культ морских животных, согласно обряду возвращения главному духу-хозяину, черепа добытых животных бросали в море.

Хозяину моря духу Тэуму приносили жертвы весной и осенью – бросали пищу из особой ритуальной посуды.

Перед началом охоты на пушного зверя приносили в жертву (удушением) собаку, мясо ее съедали, кости помещали в сруб около места, где собирались охотиться.

Широко известен у ороков культ медведя.

Добытому в тайге зверю устраивали торжественную встречу в поселке: уложив на земле тушу, расставляли перед мордой кушанья.

Пойманного в лесу медвежонка растили в срубе до двух лет, затем устраивали медвежий праздник, который длился несколько дней.

Он завешался убиением медвежонка стрелой из лука, торжественным ритуальным поеданием мяса и захоронением его костей.

Во время охотничьего промысла соблюдались особые нормы поведения в отношении хозяев-духов, влияющих, как считалось на результаты охоты.

В шаманстве присутствовали многие элементы, широко известные у ульчей и нанайцев, а в костюме и аксессуарах шамана особенно много аналогий с ульчами.

Шаманский бубен (дали) относится к амурскому типу.

В число погремушек шамана входил и бронзовый диск-зеркало (толи), который, согласно преданию, отражал стрелы злых духов.

 

Фольклор

Среди жанров фольклора выделяются следующие:

- Космогонические мифы (нинма(н) о происхождении Вселенной, Земли, людей, о культурном герое Хадау;

- Тотемические – о происхождении орокских родов от животных (медведя, нерпы и пр.);

- Героический эпос (нинма(н)) о богатырях с оленьим копытом, о небесных женщинах-богатыршах;

- Бытовые, волшебные, детские сказки (нинма(н)) о животных (хитрой лисе-обманщице, жадной злой вороне, о красных волках);

- Сказки с заимствованным сюжетом (сахури); устные рассказы (турпин); предания, были, мифологические рассказы (тэлунгу) – легенды о межродовой борьбе, переселении родов, родовой мести, сильных людях и выдающихся личностях рода, о тотемных животных;

- Топонимические предания;

- Календарные, лирические, свадебные, колыбельные, ритуальные песни (яя(н), хэхэ~хэ-хеккэ); частушки (яята); пословицы, поговорки, шутки, дразнилки, приметы, загадки (гайаво), запреты (эннэври~эннэури,папу(н)).

 

В жанрово разнообразной музыке центральное место занимают песенные импровизации (хээгэ).

Общий термин для обозначения музыкальных инструментов – тэккэрэ, бытовали койо – свисток из тальника (либо из кости), пупа – пищалка-манок из бересты, буриккэ – охотничий лук, хули – тетива, а также два типа варгана: кунга – деревянный пластинчатый и мухан`е – металлический дуговой.

 

Традиционная одежда

Одежда ороков близка одежде соседей – нивхов и других народов Нижнего Амура.

Комплект одежды практически не отличается от амурского: короткие штаны (пэру) из ткани, рыбьей кожи или шкуры, ноговицы (гару) на пояске (тэлэги), летний тканевый халат (покто).

 

Женские халаты из рыбьей кожи (вэлтэли, уттэури) сохранились лишь в памяти стариков, поскольку одежду стали приобретать на ярмарках.

 

В начале ХХ в. распространились мужские рубахи русского покроя из ткани, якутские суконные халаты на подкладке (ульбаху).

 

Промысловая одежда – куртки (пэтэгэ), юбки до колен (хоссэ) из нерпичьих шкур, нагрудники (ауту, даллу) из оленьей шкуры.

Зимняя верхняя одежда – шубы (сун) из осенних шкур диких оленей, а женские шубы – из меха оленя, лапок соболя, лисицы.

 

Мужские и женские головные уборы имели форму капора, по разному скроенного.

Непременной частью свадебной и праздничной женской одежды были нагрудники из сукна (нэллу) эвенкийского типа, орнаментированные бисером и вышивкой (иногда их использовали также как элемент погребального комплекта).

 

В начале ХХ в. у северных ороков появились фартуки, украшенные пуговицами, бисером, подпоясанные поясом.

 

Женщины носили серебряные украшения: нагрудные (сэлтэ), накосники (узи), ушные и носовые серьги, ручные и ножные браслеты.

Обувь – амурская (поршневидная) и тунгусская (башмаковидная).

Для обозначения видов обуви существовало много терминов (эмтирэ, монд, доки, муру, хосома утта).

 

Национальная кухня

Традиционная пища – сырая, вяленая, мороженая, вареная, копченая и соленая рыба и мясо сухопутных и морских животных, ягоды, орехи, съедобные растения, морская капуста и др.

Ритуальным блюдом считалось мясо собаки, которое ели отварным перед уходом на промысел.

Из рыбы приготавливали юколу.

Ее брюшки и наиболее жирные куски ели, обжарив на углях и запивая рыбьим или нерпичьим жиром.

Из юколы варили суп, заправляя крапивой, стеблями кувшинок, морской капустой, добавив рыбий жир.

Бульоны варили также из мяса нерпы, оленя, др. диких животных, раковин. В рыбный или мясной бульон клали листья молодой полыни, крапивы, борщевика.

Из морской капусты готовили студенистую массу, которую ели с вареной рыбой.

Делали рыбные или мясные шашлыки, рыбный паштет и ели его с ягодами, черемшей, диким чесноком.

Варили кишки кеты.

Толстые кишки оленей (мипу) наполняли кровью оленей и отваривали.

Из кожи кеты и горбуши готовили студень (мусин).

Во время медвежьего праздника кроме отварного медвежьего мяса ели супы, жидкие и густые каши, растительные блюда (отварные папоротник, борщевик, полынь, стебли и корни кувшинок, корни лопуха), а также черемшу, дикий чеснок и дикий лук и ягоды: морошку, голубику, чернику, шикшу, бруснику, шиповник, кедровые и стланиковые орехи.

В большом количестве использовали рыбий и нерпичий жир, медвежье сало, масло, сбитое из молока оленей.

Из ягод черемухи пекли лепешки.