Краткое описание коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

При составлении описания использовалась информация из публичных источников, в том числе библиографические источники по этнографии.

Подробности

Ненцы

 

Не́нцы

(ненэй ненэч, хасово, нещанг, устаревшие — самоеды, юраки)

 

Взгляд из прошлого

Описание всех в Российском государстве, обитающих народов 1772-1776 гг.:

- Самоедские народы, похоже, монгольского происхождения, однако у них заметно сходство с народами финскими, и они являют собой, так сказать, переход от монголов к финнам. Самоеды были прежде соседями монголов по своему первоначальному месту поселения в Алтайских горах — прародине финно-татарской семьи. Самоеды населяют почти все побережье Ледовитого океана. Не следует считать, что самоеды изначально жили на этих землях — они перекочевали туда под сильным натиском других народов. У самоедов большие головы, низкие лбы, плоское и круглое лицо темно-желтого цвета, большой рот, выступающие, как у монголов, скулы, черные колючие волосы, большие уши, короткие руки и ноги. Самоедские женщины похожи на мужчин. Одеваются в одежду из оленьих шкур.

Юраки (Ненцы)— юго-восточная группа западных самоедов. Это кочевое племя, живущее на территории, ограниченной Ледовитым океаном и реками Таз и Енисей. Несмотря на суровый климат побережья Ледовитого океана, юраки, поддерживающие контакты с русскими, подражают им в одежде и обычаях. Те же, которые не контактируют с русскими, строго придерживаются собственных обычаев и носят национальную одежду. Они наносят себе татуировки даже на лицо, используя для этого рыбьи кости и древесный уголь. Огнестрельное оружие им почти неизвестно. Юраки живут в юртах, которые называют чумами, они круглые, высотой 9-10 аршин. Чумы сделаны из шкур, натянутых на легкую конструкцию из жердей, так что ее легко можно перевозить. Для летнего чума в 6–7 аршин диаметром нужно 35–40 шкур, для зимнего вдвое больше.

 

В.И.Немирович-Данченко,"Страна Холода", 1877 г.:

- Тип юраков, несмотря на то, что они составляют только часть самоедов, не так уродлив, как у остяков и других инородцев Сибири. Довольно рослые, стройные и ловкие дикари поражают постороннего наблюдателя приятным окладом лица, круглого, обрамленного черными волосами. Черные, узкие глаза смотрят открыто и бойко. Движения не связаны, не неуклюжи. Женщин-юрачек трудно отличить от ближайших русских крестьянок Енисейской губернии. Вообще нужно заметить, что в настоящем типе этих инородцев заметно сильное влияние русских, что весьма понятно, когда вспомнишь обычай первых казаков брать себе наложниц из среды этого племени, обычай не прекращавшийся до двадцатых годов нашего века. Их одежда отличается от самоедской большею простотою и удобством.

 

Н.Ю.Зограф, "Поездка к самоедам", 1877 г.:

- Сейчас этноним "юрак" считают синонимичным названию "ненец". Однако, по мнению путешественника Василия Немировича-Данченко, юраки представляли собой отдельное самоедское племя.

Профессор Московского университета Н.Ю.Зограф, проводивший в 1877 году антропологические исследования среди самоедов, в книге "Поездка к самоедам" рассказал о довольно неприятной ситуации, в которую ему довелось попасть на дальнем самоедском кочевье...

На одном из кочевьев в северной части Канинского полуострова, на предложение мое обмериться, самоеды отвечали решительным отказом. Когда я стал уговаривать старшего из кочевников показать другим благой пример и начать мерить, то из соседнего чума выскочил молодой самоед с самыми отвратительными русскими ругательствами и приказывал мне поскорее убраться из их кочевья, но только пешком и без багажа.

На мой ответ, что я готов удалиться, но только с багажом и на оленях, самоед удвоил свои ругательства и призвал товарищей, числом человек 6 или 7, чтобы привести свое требование в исполнение. На просьбы доставить меня к старшине, отвечали решительным отказом. Когда я, выйдя из терпения, стал грозить наказанием мирового посредника, мне было заявлено, что мне не видать более «ни руси, ни посредника». Увидев подъезжавшего самоеда, я приказал ему помочь мне связать наиболее буйного, уже не раз замахнувшегося на меня, но самоед принял сторону сотоварищей, а буян отвечал тем, что, засучив рукава, с камнями направился на меня с целями, для меня далеко не приятными.

Я вынул револьвер и объявил, что буду стрелять по каждому, кто осмелится напасть на меня. Самоед не смутился и достал откуда-то кремневую пищаль, и Бог знает, чем кончилась бы эта курьезная дуэль, если бы мне не пришло в голову указать на 5 отверстий в револьвере и заявить, что «моя пищаль стреляет пять человек сразу». Это заявление было поддержано сопровождавшим меня писарем, который в продолжение всей сцены был лишен возможности помочь мне, так как около него стояли три самоеда, бившие его при первой попытке открыть рот. Самоеды разошлись и отправились куда-то на совещание.

Ночью самоеды вздумали перекочевать. Меня мой хозяин хотел оставить, но я, зная святость правил гостеприимства старых самоедов, пристыдил его за отступление от этих правил, и, таким образом, был перемещен в такое место тундры, откуда даже не было видно моря. Здесь я должен был прожить три дня в самом неприятном положении. Хозяин мой скрылся, не оставив мне ни дров, ни пищи, ни подстилки для спанья. Пришлось обратиться к водке, которой я старался умилостивить самоедов; но самоеды, бывшие в пьяном виде гораздо более мягкими и доходившими до такого благодушия, что с нежностью трепали меня за бороду, приговаривая: «сват, черная борода, сват собака» и т.д., отрезвившись, становились еще пасмурнее прежнего. Я начал было расхварываться, и только благодаря какой-то старушке самоедке, поившей и кормившей меня, был наконец увезен старым самоедом Ардеевым, которого известила о моих приключениях старуха.

 

- Местные самоеды очень добродушны и послушны. Некоторые из них уверены, что я желаю их описать и взять в солдаты. Они с радостью выражают мне эти мнения и просят, чтобы похлопотал о дозволении служить в армии. Один из них, Максим Шаньгин, с большим пафосом доказывал, что „мы не хуже русских можем драться, ходим один на один на медведя, сумеем срубить голову татарину; позволь, барин, служить Богу и Великому Государю". Старый Федотка просился, чтобы я его взял в Москву и показывал за деньги, так как он может перед публикой есть сырое мясо и только что зарезанную птицу. Из женщин только две согласились обмеряться, да и то не раздеваясь. Одна из них, старуха Анна Ардеева, пресерьезно объявила мне, что „настали последние времена, стали самоедов мерить". Когда я, смеясь, спросил ее, уж не считает ли она меня за антихриста, старуха, нисколько не стесняясь, отвечала: „шут тебя знает, может и в самом деле антихрист, вишь, черный какой!"

К себе самоеды относятся с некоторым юмором. Рассказы старого Федотки и Максима Шаньгина имели предметом более всего курьёзный вид самоедского костюма и впечатления, производимые им, на другие народы. Федотка рассказывал самоедское предание о том, что Петр I обратил в бегство войско какого-то короля, выпустив на него войско самоедов на оленях, но что потом и сами русские сильно потерпели от самоедов, так как лошади царского войска, испугавшись оленей, понесли и разбили многих солдат. С тех пор император Петр указом запретил брать самоедов в военную службу...

 

А. Миддендорф, "Коренные жители Сибири", 1878 г.:

- В котле у самоедов почти всегда варится мясо оленя, которое часто вынимается полусырым. Навар остается в котле, который вместе с тем служит чашей и тарелкой. Смотря по надобности, этот навар употребляют как питье. Столь же просто устроено дело с ложкой: для черпания употребляется большой железный ковшик, из которого непосредственно хлебают суп. Мясо хватают пальцами, запускают в него зубы и ножом отрезают кусок снизу кверху, перед самым кончиком носа. Кто хочет вытереть запачканные пальцы, тому, вместо полотенца, подают перья белых куропаток.

Если охота неудачна. то являются на сцену запасы последнего сезона: мороженые или слегка копченые рыбы, либо вяленые, рубленые, сохраненные в сале и рыбьем жире и высушенные ветром гуси, зашитые в мешки из шкур. В виде лакомств являются также колбасообразные рыбьи шкуры, начиненные надбрюшным и кишечным жиром оленей, или гусиным жиром.

Когда наступают тяжкие времена — а редко проходит весна, которая за беззаботную небережливость не наказывала бы нуждою, — то съедают волков, лисиц и песцов. Один самоед выпросил у нас выброшенные нами кишки оленей, которые уже целую неделю гнили возле нашего чума под лучами незаходившего солнца.

Вообще, котлу приходится работать меньше, чем бы можно было думать, потому что рыбы большей частью поедаются в сыром, свежем или замороженном виде. Голову убитого дикого оленя нужно съедать в сыром виде, если не хочешь совершить греха. Уши, спинной жир, вымя, печень и кишечный жир убитого оленя, составляющие чрезвычайно лакомые кусочки, охотники любят съедать сырыми. Глотают даже часть пищи, содержащейся в кишечном канале, считая ее средством против цинги. На ушах, которые были отданы мне, как счастливому стрелку, убившему оленя, я чуть было не выломал себе зубов, но все-таки не смог справиться с ними. Растительная пища, даже мука, по-видимому, не пользуется почетом. Только во время голода весною я встретил самоеда, который откапывал и съедал в сыром виде какие-то корни. Ои уверял меня, что иногда они и варят их.

 

Ж.-Ж. Элизе Реклю, "Россия европейская и азиатская", т.1, 1883:

- Как настоящие азиатские номады, самоеды ведут еще более бродячую жизнь, чем оленные лопари, и охотно перекочевывают с места на место при малейшей оказии. Их часто можно встретить даже в русских городах и селах. Но они с трудом выучиваются языку господствующей народности. Оставаясь еще азиатами по нравам, они гораздо менее, нежели лопари, приспособились к среде, создаваемой вокруг них торговыми сношениями. Русские давно уже крестят самоедов, начав с самых богатых, и строят им церкви — постоянные там, где эти инородцы сидят попрочнее (например, в устье Печоры, на о. Колгуеве), и вывозят в тундру походные церкви; на их язык даже переведен Новый Завет. Самоеды называют себя христианами и очень любят звонить на колокольне; но старый фетшизм с примесью обрядов шаманства еще далеко не исчез между ними.

 

- На востоке от Белого моря самоеды представляют, как лопари на западе, древнее финское племя, поставленное лицом к лицу с постепенно распространяющимися славянами; но во многих отношениях они резко отличаются от своих соплеменников. По наружности самоеды ближе подходят к монгольскому типу: лицо у них более широкое и более плоское, лоб менее высокий. Антрополог Зограф помещает их между короткоголовыми монголами, тогда как Кастрен видит в них народ, происшедший от смешения финнов и монголов. Сами себя они называют „ненец" (в множественном числе „неца"), что значит „люди". Русское наименование их „самоядь", или „самоеды", подало повод к многочисленным басням; во многих старинных письменных памятниках их называют, как и лопарей, „сыроедами" или „сыроядцами",— без сомнения, потому, что они едят сырое мясо.

 

Современные источники

Ненцы— коренной малочисленный самодийский народ Европейского Севера и Сибири.

 

Самоназвание

Различают самоназвания хасава – у западных ненцев Ямала, ненэй ненэць в переводе с ненецкого означает «настоящий человек» – у восточных ненцев Ямала и Гыды, ненец – у разных групп.

 

Этноним

Обозначение Ненцы, было введено в официальное употребление в 1930 г.

Первоначально ненцев называли самоедами или самоедами–юраками.

Упоминание об этом имеется в древнейшей русской летописи «Повесть временных лет», относящейся к началу XII в.

Происхождение термина «самоед» трактуется по-разному.

Наиболее вероятным представляется его возникновение от saam–jedna – «земля саамов».

 

Численность и расселение

Всего: 45 000 человек, из них в РФ по переписи 2010 года 44 640 человек.

В том числе Тюменская область 31 621 человек, из них:

 

Ямало-Ненецкий АО 29 772 человека, там же:

- Ямальский район 1375 человек.

 

Ханты-Мансийский АО – Югра 1438 человек.

 

Архангельская область 8020 человек (по переписи 2002 года 8326 человек), из них:

- в Ненецком АО 7504 человека (по переписи 2002 года 7754 человека).

-Архангельская область без НАО 516 человек (по переписи 2002 года 572 человека).

Там же:

Мезенский район 189 человек (по переписи 2002 года).

ГО Архангельск 136 человек (по переписи 2002 года).

Лешуконский район 70 человек (по переписи 2002 года).

 

Красноярский край 3633 человек (по переписи 2002 года 3188 человек), из них:

-Таймырский Долгано-Ненецкий район 3054 человека (по переписи 2002 года).

- ГО Норильск 59 человек (по переписи 2002 года).

 

Республика Коми 503 человека (по переписи 2002 года 708 человек), из них:

-ГО Воркута 489 человек (по переписи 2002 года).

Там же:

ПГТ Северный 241 человек (по переписи 2002 года).

Г. Воркута 128 человек (по переписи 2002 года).

ПГТ Комсомольский 81 человек (по переписи 2002 года).

- ГО Печера 46 человек (по переписи 2002 года).

- ГО Инта 42 человека (по переписи 2002 года).

- ГО Усинск 40 человек (по переписи 2002 года).

 

Мурманская область 149 человек (по переписи 2002 года 163 человека).

Там же:

Ловозерский район 106 человек (по переписи 2002 года).

 

Санкт-Петербург 106 человек.

 

Населяют евразийское побережье Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до Таймыра.

В 1 тысячелетии н. э. мигрировали с территории южной Сибири к месту современного обитания.

Ненцы обитали даже на Новой Земле, откуда в 1950 году были переселены с на материк, в связи с созданием здесь ядерного полигона.

 

Территориально этнические группы

Названия двух автономных округов России (Ненецкий, Ямало-Ненецкий) упоминают ненцев, как титульную народность округа.

Ещё один такой округ (Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ) в 2007 г. был упразднён и преобразован в Таймырский Долгано-Ненецкий район Красноярского края.

 

По хозяйственно–культурному типу жизни ненцы делятся на три группы. Первую и основную (90%) составляют тундровые ненцы, главное занятие которых оленеводство продуктивного направления.

Они освоили самые северные районы.

 

Вторая группа – лесные ненцы – населяют таежные части Обско–Енисейского водораздела, в основном по рр. Пур, Таз и Аган, занимаются в основном транспортным оленеводством, охотой, рыболовством.

Они – связующее звено между самодийскими племенами Саянского нагорья и тундровыми ненцами, говорят на особом диалекте ненецкого языка.

 

Третья группа – колвинцы – образовалась на Европейском Севере в районе р. Колвы в XIX в. в результате браков мужчин-ненцев и женщин-коми.

Говорит на ижемском диалекте языка коми.

 

Этногенез

Теория Страленберга

Ввиду наличия на территории Саянского нагорья племен, язык которых ещё в недавнем прошлом относился к самодийским, Страленберг высказал предположение, что самоеды Саянского нагорья являются потомками самоедов приполярной зоны, где они являлись аборигенами, что с севера часть самоедов под влиянием каких-то причин двинулась на юг, заселив Саянское нагорье.

 

Теория Фишера — Кастрена

Противоположную точку зрения высказал историк Фишер, который предполагал, что северные самоеды (предки современных ненцев, нганасан и энцев) являются потомками самоедских племен Саянского нагорья, продвинувшихся из Южной Сибири в более северные районы.

Это предположение Фишера в XIX в. было подкреплено огромным лингвистическим материалом и обосновано Кастреном, который предполагал, что в первом тысячелетии н. э., в связи с так называемым великим передвижением народов самодийские племена были вытеснены тюрками из пределов Саянского нагорья к северу.

В 1919 г. исследователь архангельского севера А. А. Жилинский резко высказался против этой теории.

Основной аргумент — такое переселение потребовало бы резкой смены типа природопользования, невозможной в короткие сроки.

Современные ненцы — оленеводы, а народы, проживающие на саянском нагорье, — земледельцы.

 

Теория Г. Н. Прокофьева

Советский ученый Г. Н. Прокофьев, опираясь на теорию Фишера-Кастрена, внес в неё необходимые коррективы.

Согласно его предположению предками современных ненцев, нганасан, энцев и селькупов были не только самодийские племена Саянского нагорья, но также и некие аборигенные племена приполярной зоны, заселившие территорию Обь-Енисейского бассейна с древнейших времен.

 

Антропология

В антропологическом плане ненцы относятся к уральской контактной малой расе, для представителей которой свойственно сочетание антропологических признаков, присущих как европеоидам, так и монголоидам.

В связи с широким расселением, ненцы антропологически делятся на ряд групп, демонстрирующих основную тенденцию понижения доли монголоидности с востока на запад.

Небольшая степень выраженности монголоидного комплекса фиксируется у лесных ненцев.

Общая картина сопровождается дискретной, очаговой локализацией европеоидных и монголоидных черт, что объясняется, как межэтническими контактами, так и относительной изоляцией отдельных территориальных групп ненцев.

 

Язык

Ненецкий язык относится к самодийской группе уральской языковой семьи и состоит из двух диалектов — тундрового, который распадается на западные и восточные говоры, общение между носителями которых не мешает взаимопониманию, и лесного, отличающегося своеобразием фонетического состава, что затрудняет языковой контакт с носителями тундрового диалекта. Лесной диалект также делится на ряд говоров.

 

В последнее время существует тенденция признавать их двумя разными языками: ненецким и нешанским.

 

Число говорящих — около 30 тысяч человек.

Распространён на обширной территории от Кольского полуострова до Енисея.

 

С лингвистической точки зрения ненецкий — весьма типичный самодийский язык, агглютинирующего морфологического типа, с небольшой падежной системой, тремя рядами спряжения (субъектным, субъектно-объектным и «возвратным»), богатой системой наклонений, выражающей множество значений, в частности эвиденциальных, но при этом с весьма бедной системой глагольных времен.

Существует разветвлённая система нефинитных форм, именное спряжение (использование глагольных показателей при именах, например не ‘женщина’, недмˮ ‘я — женщина’).

 

Традиционное жилище

По преданиям многих северных народов, чум и человек появились почти одновременно.

И это недалеко от истины.

Археологи утверждают: лёгкие конические шалаши были знакомы еще древнейшим охотникам Сибири.

Такое жилище, рассчитанное на несколько человек, можно легко построить практически в любом месте из перекрещённых жердей, покрытых ветками, корой или специально припасёнными шкурами.

Традиционным жилищем ненцев является чум.

На языке ненцев чум называется – «мя».

Он имеет коническую форму, которая хорошо приспособлена к открытым пространствам тундры: она придает устойчивость при метелях и сильных ветрах.

Крутая поверхность чума является наиболее приемлемой, так как с поверхности чума снег скатывается легко, не задерживаясь.

Главный элемент чума – шест.

Его готовят долго и тщательно, поэтому он служит тундровикам не одно десятилетие.

Чум состоит из 40-45 (иногда из 50) шестов в зависимости от размеров чума.

Два шеста, являются основными (макода’ ну) они на некотором расстоянии от верхнего конца, имеют по одному сквозному отверстию, сквозь которое продевается веревка, и завязывается, образуя кольцо, соединяющее оба шеста вместе.

При установке основные шесты перекрещивают несколько ниже верёвочного кольца, в которое затем продевают другие шесты чума.

Для покрытия чума ненцы используют покрышки (нюки), которые сшиваются из крупных шкур взрослого оленя нитками из сухожилий оленя. В зимний период необходимо четыре покрышки: две нижние (мюйко) покрывают остов чума мехом внутрь и две верхние (ея) покрывают мехом наружу.

Для пошива используют около 60 шкур.

Служат покрышки обычно много лет, заменяют их по мере необходимости.

Место для стоянки и установки чума выбирают мужчины.

Прежде всего, выбирается место с учетом времени года.

Зимой чум ставят по возможности в укрытых от ветра местах, летом, наоборот, в открытых.

Устанавливают чум женщины по строго установленному порядку. Определялся центр жилища, где сооружали очаг.

Вокруг него укладывали доски пола.

Потом на место постелей расстилают циновки из трав и прутьев.

Затем устанавливаются шесты.

Перпендикулярно центральному внутреннему шесту (сымзы) располагались две горизонтальные жерди, на которых укладывали железный стержень с крючком для котла.

Затем натягивали покрышки – ноки.

Таким образом, чум ставится за 30 – 40 минут.

Для того чтобы надеть покрышки на чум используют специальный шест (есенабць).

К основанию чума подгребают снег, а летом – землю, чтобы в чум снизу не проникал ветер.

Края покрышек должны заходить один за другой.

Край одной из внешних покрышек образует вход в чум.

Женщины и дети входят в чум, взявшись одной рукой за края обоих покрытий и повернувшись через левое или правое плечо.

Мужчины открывают вход взмахом покрытия через спину.

В летний период ненцы на покрытие чума использовали старые оленьи шкуры или берестяные покрышки.

Современные ненцы летом проживают в чумах покрытых брезентом или другими прочными фабричными тканями.

В чуме большое значение имел очаг, и доброе пожелание звучало так: «Пусть не гаснет огонь в вашем чуме».

Это пожелание было символическим, оно означало «пусть не закончится ваш род».

Сейчас вместо очага используют переносные железные печки-«буржуйки», а для освещения используют керосиновые светильники.

 

Кроме очага, ещё очень значимыми элементами являются дверной вход и сымзы (центральный внутренний шест).

Вход разделял две сферы: жилое и нежилое, дикое и домашнее.

С этим был связан ряд поверий.

Так, детям нельзя сидеть или стоять при входе: говорили, духи тебя застрелят.

Умершего никогда не выносили через вход, чтобы его вынести поднимали покрытия, а в свадебном обряде вход служил преградой для жениха и его родственников: они должны были просунуть лоскут сукна через вход в чум невесты.

Все эти поверья объяснялись тем, что против входа находилось место, где обитали духи.Сымзы — часть приспособления для подвешивания котла над котлом.

Место между сымзы и очагом огораживало священное место в чуме. Пространство между сымзы и очагом не разрешалось переступать женщина. Во время камлания около сымзы сидел шаман, вокруг шеста обносился его бубен.

Место противоположное от входа в чум называется «синя».

Там находится мужская половина, где хранятся мужская обувь, инструменты, боеприпасы.

В центре чума место для очага (ту мю).

Справа и слева от него располагается постель (ваав), это одеяла (тон’) и подушки, уложенные на шкуры вдоль стены чума.

В комплект каждого чума входит полог (есер), сшитый из легкой ткани, он служит на время сна.

Женская половина (сея) расположена ближе к выходу из чума.

Там женщины хранят свои принадлежности: инструменты для выделки шкур, обувь и одежду.

Женщины могут находиться с любой стороны от огня, но по традиции не должны перешагивать через мужскую одежду, оружие, орудия промысла. По представлению ненцев это может принести зло мужчине и его вещам.

 

Семья

Для ненцев характерен отцовский (патриархальный) род (еркар).

Мужчины составляли военную единицу.

При коллективных способах охоты и скотоводства большую роль играло стойбище (нэсы) – объединение семей, в котором мужчины принадлежали к одному роду, а женщины – к разным.

В условиях родовой экзогамии молодой человек должен был искать будущую жену в другом роде. Обычно вопрос о женитьбе сына решал отец.

Наметив невесту, засылали сватов, договаривались о размерах выкупа и приданого.

Свадебный обряд включал имитацию похищения (умыкания) невесты.

 

Традиционное хозяйство

Большинство ненцев вело кочевой образ жизни.

Традиционные занятия — охота на пушного зверя, дикого оленя, боровую и водоплавающую дичь, рыболовство.

На Новой Земле и окрестных островах вплоть до середины 20-го века промышляли моржей, тюленей, белух, охотились и на "ошкуя" — белого медведя.

 

С середины XVIII века ведущей отраслью хозяйства стало домашнее крупностадное оленеводство.

Сегодня на полуострове Ямал несколько тысяч ненецких оленеводов, держащих около 500 000 оленей, ведут кочевой образ жизни.

Национальные особенности этой отрасли: круглогодовой выпас животных под надзором пастухов и оленегонных собак, санный способ езды на оленях.

Передвигались на лёгких деревянных нартах.

Для перевоза грузов использовали грузовые нарты.

 

Главный объект художественного творчества ненцев — одежда.

Отделочный материал для создания меховой мозаики — олений мех — камус, неблюй (шкурка осеннего телёнка), ровдуга, теменная часть, мех летнего забоя после линьки, пыжик (шкурка новорожденного телёнка) и др.

В качестве выразительных средств используются натуральные свойства меха: различные цветовые оттенки, фактура, плотность, длина и жёсткость ворса.

Широко используется геометрический орнамент.

Мотивы берутся из окружающей среды и геометризируются: «заячьи уши», «оленьи рога», «сломанные оленьи рога», «рога лося», «телячьи рожки», «головёшки» и т.д.

Меховые сумки с мозаикой — особая область женского рукоделия.

Различают два типа сумок для принадлежностей женского рукоделья. Мастерят также кисеты для табака. Ненцы изготавливают художественные изделия из бересты, дерева, кости и металла.

К кругу необходимых предметов в быту ненцев относятся табакерки, пороховницы, рукоятки ножей, трубки для курения, огниво, пуговицы, пряжки для ремней, колотушки для выбивания снега, очки для защиты от солнца, детали для оленьей упряжи.

Техника нанесения узора на поверхность предметов — инкрустация металлом по дереву и кости.

 

Ненцы славятся искусством деревянной монументальной скульптуры.

Она представляет собой культовые антропоморфные фигуры высотой в 2,5 метра, устанавливаемые на открытых пространствах тундры.

Характерные стилистические черты скульптур: обобщённость, схематизм и условность художественного языка, связь с блоком дерева.

Малая пластика — особая область ненецкого искусства, развившаяся на основе сакральной пластики и имеющая исключительно светский характер.

Основной материал — дерево (осина, кедр, берёза).

Темами и мотивами скульптур являются звери, птицы, олени.

Жанровые сцены: женщина занимается хозяйством, охотник идёт с добычей, собачья нарта.

Основные стилистические черты: лаконизм, внимание к фактуре, обобщённость

 

Религия и обрядность

Религиозные верования основывались на анимистических представлениях Пантеизма, согласно которым верховное небесное божество — демиург Нум — управлял миром при помощи других божеств и духов, а его жена Я` -небя — «Мать земля» — старухаvпокровительница, рождающая и хранящая все живое, оберегала дом, семью и очаг.

Антагонистом Нума выступает Нга — воплощенное мировое зло, дух подземного мира, божество, посылающее болезни и смерть.

 

Каждое озеро, промысловое урочище имело своих духов-хозяев.

Им приносили в жертву оленей, делали подношения (кусочки сукна, монеты, табак и т.п.), чтобы духи даровали здоровье, удачу в оленеводстве и промысле.

На священных местах, которыми могли быть камни, утесы, рощи, ставили идолов в виде антропоморфных фигур.

Священным деревом считали лиственницу.

По народным представлениям жизненная сущность человека (душа) проявлялась в виде крови, дыхания, тени, образа.

Смерть — потеря одной из этих субстанций или же следствие вселения в тело человека вредоносных духов (нгылека).

Шаманство тесно связано с древними религиозными представлениями ненцев.

Обычно звание шамана передавалось мужчине или женщине по наследству.

Ненцы ежегодно отмечают праздник оленевода.

Торжество сопровождается состязаниями в ловкости, в езде на нартах, вкушением ритуальной еды.

Религиозная система ненцев состояла из пантеона различных духов.

Одним из наиболее важных был дух неба Нум.

Ежегодно весной и осенью ему приносили в жертву белого оленя.

Жертвоприношение проводилось на открытом и возвышенном месте.

Оленя душили и в последний момент перед издыханием закалывали ножом в сердце.

Мясо жертвенного оленя съедали сырым, а голову надевали на шест мордой на восток, и все несколько раз кланялись в этом же направлении.

Посвящали Нуму и живых оленей.

Это был тоже олень белой масти, никогда прежде не ходивший в упряжке. На его боку вырезали тамгу Нума — три полуокружности, с отходящими из центра вниз тремя полосками.

После этого посвященного оленя нигде не использовали и даже избегали прикасаться к нему, хотя он и оставался в стаде.

По поверьям, от Нума зависели погода и природные явления — снег, дождь, молния.Более прочно сохранились культы духов-хозяев: я ерв — хозяин земли, ид ерв — хозяин воды, яха ерв — хозяин реки, то ерв — хозяин озера, пэдара ерв — хозяин леса и др.

От них зависела удача в охоте, рыбалке, оленеводстве.

Их расположения ненцы тоже добивались жертвоприношениями.

 

Как воспоминание о далеком прошлом на Ямале сохранились предания о человеческих жертвоприношениях хозяину воды.

Перед началом рыбной ловли старший в группе обращался к духу с просьбой дать хороший промысел и обещал в уплату человеческую жизнь. Если во время лова в воду падал кто-либо, его не спасали, считая жертвой духу.

Перед пересечением Оби, во время перекочёвок, хозяину реки приносили в жертву оленя, а его рога вешали на лиственницу, считавшуюся священным деревом.

Во время промысла в море, если поднимались волны, в воду бросали ружьё, стараясь умилостивить хозяина моря.

Большим почтением пользовались духи Я ерв — хозяин земли и Я ерв не — хозяйка земли.

Это добрые духи, они давали ягель, травы, кустарники.

Под землей, считалось, жил дух Нга: дух болезней и смерти.

Чтобы избежать несчастий, для Нга приносили в жертву собаку или оленя. Жертвенное животное душили, поставив головой на запад.

Обряд совершался на закате солнца.

Во время болезни человека для Нга делали жертвоприношения, чтобы он «отпустил» больного.

Голову забитого оленя надевали на шест и поворачивали мордой на запад. Под землёй обитали мелкие злые духи нгылеко — источники болезней человека.

Их отпугивали звоном колокольчиков и металлических подвесок на одежде.

 

В качестве священного или «светлого» дерева ненцы почитали лиственницу.

Дерево увешивали подношениями — лоскутами ткани, шкурами зверей, рогами жертвенных оленей.

До недавнего времени священная лиственница была около посёлка Сюней-сале на юго-востоке Ямала.

В более северных районах округа, где она не растёт, используют сухую лиственницу, привезённую с южных кочевий.

Её устанавливают на священных местах, а рядом располагают деревянных идолов — сядэй, кладут рога жертвенных оленей.Кроме сядэев существовала категория домашних (семейных) духов-покровителей хэхэ. Это были деревянные фигурки или небольшие камни, которые хранились в специальном сундучке, перевозимом во время кочевий на отдельной священной нарте.

Во время стоянок сундучок хранился в чуме, на почётном месте — у стены, противоположной входу.

За помощь во всех земных делах домашним покровителям шили в подарок новую одежду, кормили оленьей кровью.

Домашние духи передавались в наследство по мужской линии, за исключением мяд пухуця «старухи чума» — покровительницы женщин, деторождения и материнства, которая ассоциировалась с матерью-землей. Изображение «старухи чума» состояло из комплекта миниатюрной одежды. Во время родов женщина держала «старуху чума» в руках, чтобы роды прошли легко.

Для ненцев характерно изготовление посмертного изображения нгытарма умершего главы семьи, в котором обитала после смерти его душа. Изображение держали в чуме, кормили, одевали, заботились, как о человеке.

Нгытарма делали через 7-10 лет после смерти главы семьи и хранили в течение нескольких поколений.

Его изготавливали из куска дерева либо без основы — только комплект меховой одежды.

Этот обычай на Ямале существует и сегодня

 

Традиционная одежда

В комплект традиционной мужской одежды входит малицас капюшоном (глухая просторная рубаха из оленьих шкур мехом внутрь), штаны, сапоги-пимы из камуса мехом наружу и чулки мехом внутрь.

Для предохранения мездры, поверх малицы надевают сорочку из ситца и подпоясываются сыромятным ремнем, украшенным медными ажурными бляхами или пуговицами.

К ремню на цепочках прикрепляют нож в ножнах, точильный камень, а сзади в качестве амулета – зуб медведя.

В холодную погоду поверх малицы надевают совик – одежду с капюшоном, по покрою сходную с малицей, но сшитую мехом наружу.

Женская одежда в отличие от мужской – распашная.

В старину ее делали из шкурок лесных зверей с опушкой по подолу из собачьего меха.

Позднее – стали шить из оленьих шкур, с воротником из меха песца или рыжей лисицы.

Полы одежды не запахивают, а завязывают ремешками из замши или тесемками, и украшают орнаментированными вставками белого и темного меха.

К сумочке для швейных принадлежностей, скроенной из шкурок со лбов оленей и богато украшенной орнаментом, прикрепляют игольник и маленький мешочек для наперстка.

Тканые из цветных шерстяных нитей пояса дополняли круглые пряжки диаметром до 20 сантиметров.

Женские шапки имеют местные различия.

Наиболее распространены капоры из оленьего меха с опушкой из песцовых хвостов, к которой сзади на цепочках подвешивают медные ажурные бляхи. Женская обувь отличается от мужской кроем.

Для маленьких детей из мягких оленьих шкурок шили одежду наподобие комбинезона.

 

Фольклор

Для ненецкого фольклора характерна персонификация (олицетворение, от лат. persona – лицо, личность, facere – делать) изложения, когда наряду с героями действующим лицом является и сам сказ (мынеко).

Этот прием широко распространен в сказках, где одушевленное существо именуется лаханако – словечко.

Среди ненецких сказок (лаханако, вадако) есть сказки о животных, волшебные, легендарные и бытовые.

Часто их персонажами выступают божества, духи – хозяева местностей. Они же являются главными действующими лицами и в других жанрах фольклора – преданиях, молитвах–заговорах, шаманских песнях.

 

Ритуальная музыка тесно связана с местом шамана в древней иерархии:

«видящий вещие сны», «сопровождающий душу умершего в подземный мир»; «обладающий даром гипноза».

Бубен имеет три разновидности: у восточных тундровых ненцев – пензер (соответствует якутскому типу), у лесных – п`ен`шал (угорский тип), у западных тундровых – пензяр (обечайка – якутского, а рукоятка – угорского типа).

 

Шумовой музыкальный инструмент вывко (дощечка на сухожильной нитке) стал детской игрушкой.

Подвески-погремушки, имеющие форму кольца с нанизанными трубочками, пришивают к детской одежде в качестве звукового оберега.

По дуге над колыбелью (каптыси) скребут палочкой либо трубочкой, успокаивая ребенка и одновременно аккомпанируя колыбельной песне. Жужжалка и вращаемая завывалка, которые сейчас известны как детские игрушки, в прошлом были ритуальными.

У малочисленных народностей Севера, в частности ненцев, не было детских садов и школ для организованного общественного воспитания подрастающего поколения, дети вместе с родителями делили все трудности, обусловленные кочевым образом жизни.

Именно через игру осуществлялось воспитание и приобщение детей к трудовым традициям семьи.

Следует заметить то, что родители весьма серьезно относились к играм своих детей – обеспечивали соответствующими предметами (арканом, нартами, мехом, кусочками сукна и т.д.) для целенаправленной подготовки их к труду в соответствующих игровых ситуациях.

Во время игр дети, вступая в различные взаимоотношения друг с другом, подражают взрослым, сознательно следуют определенным этическим правилам.

Ненецкий народ испокон веков считал своей основной задачей – воспитание подрастающего поколения физически закаленным, психически стойким, выносливым, сильным, ловким, смелым, терпеливым, умеющим переносить сложные условия Крайнего Севера.

В этой форме традиционного воспитания, регламентированной сезонностью, особенностями быта, промыслом и климатогеографической средой проживания, ненецкий народ сумел выработать самобытные физические упражнения, национальные игры.

 

Ненецкие игры выступают в нескольких функциях:

1. Воспитательная – проявление личности в игровых моделях жизненных ситуаций.

Не случайно эта функция стоит на первое место, так как это одна из главных и ведущих функций, из которой вытекают все последующие.

2. Обучающая – овладение национальными видами спорта; развитие умений и навыков, таких как память, внимание, восприятие информации; развитие навыков владения родным языком.

К этой функции можно отнести следующие игры: «Ловля «оленей», «Постановка чума» и др.

3. Развивающая – гармоничное развитие личностных качеств; развитие концентрации и жизненных сил, выносливости, сноровки, которые необходимы тундровику.

К этой функции можно отнести игры, перечисленные выше и такие как: «Метание колец или камней», «Тыранийко» или иначе ее называют «Нямдко» и др.

4. Коммуникативная – установление эмоционального контакта.

Здесь можно выделить игры, такие как: «Нгухукова – игра в куклы», «Парнэко» и др.

5. Развлекательная – отдых в свободное время, создание благоприятной атмосферы, азарт.

Здесь можно выделить следующие игры: «Жужжалка», «Волчок» (пэсько), «Игра в палочки», «Головоломки» (хобцо, пя хобцо) и другие.

 

Национальная кухня

Местные жители получают мясо и жиры для питания благодаря оленеводству.

Оленина — довольно вкусное, нежное мясо, с некоторым привкусом дичи.

Это мясо подвергают часто посолу — простейшему способу консервирования для его хранения на продолжительные сроки.

Солонина применяется в любом виде: сыром, копченом, вяленом.

В рационе ненцев есть и экзотические блюда, например свежая печень, почки, кровь оленя.

Изысканным блюдом являются языки, сердце, сычуги и прочие вкусности.

Необходимость выжить в суровых условиях Крайнего Севера приучила его жителей питаться сырым мясом с кровью.

Это не только лакомство, но и потребность организма в витаминах, особенно С и В2, а их в оленине достаточное количество.

Поэтому ненцы никогда не страдают от цинги.

 

Кроме оленины, здесь используются говядина и свинина, мясо морского зверя, а также пресноводная рыба: сиг, щука, нельма.

Её, в основном, подвергают варке или тушению.

Жители оленьих стойбищ очень любят мясо оленя, жаренное на закрытом огне — что-то наподобие шашлыка, но не замаринованного.

Излюбленными блюдами у ненцев являются строганина из сигов, оленины, печени, суп с мукой, блины с кровью, мясо тушеное с макаронными изделиями.

На гарнир предпочитают макаронные изделия; рис, овощи потребляются крайне редко.

Любимым напитком населения Севера является чай, а также компоты и морсы из брусники, морошки, черники, кисель из крахмала и ягодного сока.

Хлеб предпочитают больше ржаной.

 

Строганина из сига

Сиг свежемороженый 150, перец черный молотый, соль.

Мороженую рыбу очищают от чешуи, снимают кожицу, строгают соломкой. Едят с солью и черным молотым перцем.

 

Строганина из оленины

Мороженую оленину строгают соломкой и подают с солью и черным молотым перцем.

 

Суп с мукой

Мясо оленины 80, мука ржаная 20, лук репчатый 20, перец черный молотый, соль.

Мясо с косточкой (шейная часть или грудинка) рубят кусочками по 40–50 г, кладут в кастрюлю с холодной водой, доводят до кипения, снимают пену, варят до готовности и заправляют ржаной мукой, предварительно разведенной холодной водой (жидкое тесто).

Хорошо размешивают, доводят до кипения, добавляют соль, черный молотый перец.

Подают мясо обязательно с косточкой.

Отдельно подают мелко нарубленный репчатый лук.

 

Бульон из дичи

Куропатка 1/2 часть, лук репчатый 30, перец черный молотый, соль.

Обработанную дичь рубят на две части, промывают 2–3 раза, кладут в кастрюлю с холодной водой и варят до готовности мяса.

Отдельно подают мелко нарезанный репчатый лук.

 

Рыба по-северному

Рыба (язь, сиг) 120, молоко 15, яичный порошок 10, соль.

Порционные куски рыбы (непластованные, нарезанные кругляшами) или целую посыпают солью, кладут в сотейник, заливают яично-молочной смесью и тушат.

Смесь готовят из сухого молока и яичного порошка.

Оленина в собственном сок

Оленина 170, жир 10, специи, соль.

Из вырезки нарезают куски по 1 штуке на порцию, посыпают солью, перцем и обжаривают с обеих сторон.

При подаче поливают мясным соком, образовавшимся при жареньи.

 

Блины с кровью

Кровь оленья свежая 60, вода 60, мука пшеничная 75, маргарин 5, соль.

Свежую оленью кровь разводят водой (1:1), добавляют соль, муку и замешивают тесто как для блинов.

Жарят и подают со сливочным маслом.

 

Ягоды с сахаром

Морошка, клюква, брусника, черника, голубика 100, сахар 15.

Ягоды перебирают, промывают, посыпают сахаром и подают на блюдечке или в салатнике.

 

 

Читать электронный журнал Космополитен, Бурда и другие.